Мы продолжаем подводить итоги уходящего года. Осень для «Нашего Дома» оказалась насыщенной. Суды, иски, случаи отобрания… Репрессии продолжаются и сейчас, за ними мы внимательно наблюдаем. В этом обзоре мы вспомним о том, что уже произошло и что нельзя забывать.

Начались осенние суды с происшествия в Борисове. Первого сентября российскими военными была задержана Наталья Горячко. Активистка поехала на военный полигон без политических целей. Она везла своему сыну-солдату съестную передачу.

Понять, что у сына проблемы с желудком и ему нужна определенная еда, военные не смогли или не захотели. В итоге, Наталью доставили в Борисовское РУВД. Но причин задержания женщина так и не услышала. Более того, у неё отобрали телефон во время разговора с дочерью.

Практически сутки Юлия Горячко (дочь Натальи) выясняла, где находится её мать. Сотрудники правоохранительных органов, однако, давать такую информацию не хотели. В РУВД предлагали узнать о местонахождении Натальи в ИВС. Изолятор отвечал, что такой человек не поступал. Лишь когда Юлия сказала, что будет писать заявление о пропаже матери, Наталья нашлась. Она была в ИВС. Правда, вещи для женщины принять отказались.

Итогом судебного заседания 4 сентября стал приговор: трое суток ареста. При этом судья не удовлетворял ходатайства, выгонял приехавших поддержать Наталью. Стоит отметить, что женщину особенно беспокоило поведение российских военных. Они сфотографировали её паспорт. А ведь Горячко была наблюдателем миссии ОБСЕ на территории Украины. И данный факт она считает угрозой для своей жизни.

***

Уже через два дня в минской школе был задержан Валерий Щукин. Правозащитник «Нашего Дома» пришёл поддержать Татьяну Миронову, ребёнка которой забрали в приют.

Валерий Алексеевич намеревался задать директору школы вопросы о сложившейся ситуации. Однако в итоге вопросы задавали ему. В результате такого опроса был составлен протокол по статье 9.3 КоАП (Оскорбление).

В опорном пункте милиции правозащитник пробыл около двух часов. Валерию Щукину даже не разрешили принять пищу (у него сахарный диабет).

Задержали также и Татьяну Миронову. Она успела сфотографировать подлинники документов по делу её дочери. Елена Подлубная – директор школы – отказывалась предоставлять их матери. Татьяну доставили в ГОМ-2 (городской отдел милиции). Там она содержалась до суда. И на тот момент не было известно, в чём женщину обвиняют.

Но, как стало известно позже, Татьяну обвинили в мелком хулиганстве (статья 17.1 КоАП РБ). А суд назначили на следующий день в небезызвестном суде Фрунзенского района Минска.

Во время заседания выяснилась причина задержания. Оказалось, что Татьяну Миронову обвиняют в показывании «фиги» незаконно скрывшей важную информацию о её ребенке директору Подлубной. Суд постановил: 10 базовых величин в соответствии со статьёй 17.1 КоАП.

***

19 сентября Минский областной  суд оставил без изменений приговор, вынесенный Наталье Горячко. Напомним, суд Борисовского района приговорил женщину к трём суткам ареста за «мелкое хулиганство». Но и областной суд, видимо, натянул плотную повязку на глаза правосудия. Ни одно из нарушений военных и милиции учтено не было. А доводы Натальи, по всему видно, пролетели мимо ушей.

***

Сразу три судебных заседания проходили 11 октября (в суде Фрунзенского района, конечно же). Рассматривалась жалоба семьи Мироновых на действия Комитета по образованию Мингорисполкома о не рассмотрении обращения. Позднее в тот же день рассматривался иск Мироновых к Управлению образования о возврате ребенка и защите родительских прав. А также начался процесс по делу об “оскорблении” Валерием Щукиным директора школы №217.

По итогам последнего суда мы узнали, что слова “некомпетентный педагог” и “трусливый директор” – оскорбительными не являются.

***

12 октября Фрунзенский суд назначил Наталье Горячко 10 суток административного ареста. Отбывать наказание активистка отправилась в ЦИП на Окрестина. Очередные сутки Наталья получила за ведение видеосъёмки и размахивание руками. Это по заявлению «свидетелей».

А что произошло в реальности? Женщина решила сфотографировать табличку одного из кабинетов Фрунзенского суда. Но сотрудник охраны заявил, что она не имеет право это делать. На вопрос, почему нельзя, охранник начал кричать. Наталья вызвала милицию и стала снимать происходящее на видео.

Но правоохранители до суда не доехали. Зато прибыли сотрудники департамента охраны без знаков отличия и скрутили Наталью. После этого женщину отвезли в ГОМ-3. Там сотрудники милиции с криками и угрозами раздели активистку. И более того, Наталью заставили расставить ноги «на две ширины плеч» и приседать. И все эти издевательства происходили в грязном помещении.

Когда в то же время в данное отделение звонила дочь Натальи, сотрудник Литвин сразу начал кричать на девушку. А когда она попросила его не делать этого, ранимый милиционер заявил, что Юлия оскорбляет его. Как вы думаете, чем? Словами о том, что он на неё орёт.

В отделении Наталья пробыла без предъявления обвинений более трёх часов (по закону это запрещено). Ей не давали даже пить. Правда, после долгих и настойчивых требований воду всё же принесли – из туалета. А вечером, когда женщину отпустили, она обнаружила пропажу своего паспорта и незаконное проникновение в свой смартфон.

***

27 октября состоялся суд по иску семьи Мироновых к Управлению образования о возврате ребёнка. Заседание длилось более девяти часов. Примечательны следующие фразы заместителя председателя ИДН Фрунзенского района Захаревской:

«Социальная изоляция – это ненадлежащее воспитание».
«„Выездное заседание“ подразумевает, что мы выехали и отобрали ребенка».
«Это всё согласно Декрету Президента №18».

В итоге даже расхождение в показаниях свидетелей и многочисленные нарушения закона не возымели никакого эффекта. Суд отказал в возврате Эльвиры в семью.

***

1 ноября состоялся суд по иску Ирины Кравец. Суть такова: у сына Ирины в школе пропал пенал. Куда он делся – неизвестно. Удалось выяснить лишь, что пенал был уничтожен. Причём по приказу директора школы Людмилы Ануфриковой.

В заседании есть один примечательный момент. Защищать Ануфрикову прибыл юрисконсульт администрации Партизанского района Минска. Но она оказалась неспособной выполнять свои обязанности. Так, девушка не могла связать двух слов. Да и дать пояснения суду по вопросам, касающимся административного процесса, у неё не получилось. В итоге заседание перенесли на 15-е ноября. Тогда суд и вынес решение: «Взыскать с ГУО Средняя школа № 183 г. Минска» в пользу Кравец Ирины Анатольевны убытки в размере 10 рублей 27 копеек». Таким образом, за злодеяние, совершённое директором, пострадала вся школа.

***

А вот в суде Славгородского района 4 ноября началось заседание по статье 17.1 КоАП РБ. Привлечь пытались супруга Анжелики Калатозишвили, которая отстаивает свои права перед медиками и чиновникам. Суть такова: Кахабера Калатозишвили обвиняет в нецензурной брани сотрудница местной поликлиники Ольга Серебро. Таким образом власти, по всей видимости, оказывают давление на женщину. Ведь её муж – единственный, кто помогает Анжелике во всём. Без его поддержки женщине придётся крайне тяжело.

В ходе заседания выяснилось, что Кахабер и ещё один мужчина делали лишь замечания детям. Ведь те бегали по общежитию и громко кричали. А вот с самой истицей завязался спор. И оказалось, что выражалась нецензурно – как раз таки – сама Серебро. После таких подробностей суд перенесли на 15-е число.

И на этом заседании были заслушаны свидетели с обеих сторон. Примечательно то, что свидетель Ольги Серебро (которая, кстати, перед заседанием решила прилечь в больницу) гражданка Бурдоленко прямо на заседании оскорбляла Анжелику и Кахабера. И судья даже не прервал её. А вот самого мужа Анжелики он прерывал часто. И даже заставил слабовидящего мужчину, который к тому же плохо читает по-русски, зачитать своё ходатайство. После этого суд перенесли в очередной раз. До момента выписки с дневного стационара Серебро Ольги.

***

В Минском городском суде 13 ноября прошло судебное заседание по жалобе семьи Мироновых на определение суда Фрунзенского района. (Напомним, что 3-го ноября данное учреждение прекратило дело в связи с неподведомственностью суду). В городском суде пришли к выводу, что доводы жалобы необоснованны.

Также там заявили, что постановление КДН нельзя обжаловать в суде, ввиду отсутствия у гражданина такого права. По их мнению, постановление КДН можно обжаловать только в районной администрации. Получается так, что жалобы рассматривать будут те, кто выносил постановление. Причём, не смотря на многочисленные нарушения со стороны всех замешанных чиновников.

15 ноября прошло очередное заседание КДН по работе с семьёй Мироновых. И в этот раз представители администрации Фрунзенского района  не обратили внимания на собственные нарушения. Зато увидели, что в квартире Мироновых отсутствуют пожарные извещатели (хотя их установка носит рекомендательный характер).

Более того, родителей Эльвиры член комиссии от приюта обвинила в «чрезмерной заботе». И поэтому встал вопрос о необходимости ограничения родителям посещения Эльвиры в приюте. Зато второе попадание девочки в инфекционную больницу за три месяца в приюте чиновники не считают чем-то плохим.

***

Третий по счёту за последние полгода штраф получил 16 ноября Валерий Щукин. На этот раз – 30 базовых. И осудили Валерия Алексеевича за восклицание: «Да здравствует Беларусь!», что также не было подтверждено документально. Судья Жуковская нашла неоспоримое “доказательство” участия Щукина в запрещённом митинге. Им оказалось недоказательное фото. Ведь на снимке отсутствуют дата, время и автор. Да и где она там увидела активное участие Валерия Алексеевича? Осталось вопросом. Ясным остаётся лишь одно – штраф выписан по указке Центрального РУВД столицы.

***

Вот такой насыщенной осталась в нашей памяти осень 2017. 12 судов прошло за три месяца. Вспоминаются слова из песни ДДТ: «Осень, осень, я опять лишён покоя».

«Наш Дом»