Ранее «Наш Дом» рассказывал об истории Анжелики Калатозишвили из Славгорода. Женщина стала инвалидом из-за неправильно выставленного медиками диагноза. Эта трагедия не заставила её опустить руки. Анжелика заняла активную позицию в отстаивании своих прав. Такое положение дел не устроило тех, по чьей вине она пострадала…


Сейчас главная опора и поддержка женщины – это её муж Кахабер. Он родился в Грузии, в нашей стране находится легально, имеет работу. Без супруга одинокой женщине-инвалиду будет очень тяжело. Судя по всему, на это и рассчитывают те, кто прикладывает все усилия к тому, чтобы Кахабера депортировали из Беларуси. «Наш Дом» побывал на последних суда по делам против семьи Калатозишвили. Предлагаем вашему вниманию рассказ правозащитника Натальи Горячко об увиденном.


Анжелика и Кахабер Калатозишвили

С Анжеликой Калатозишвили я познакомилась летом 2016 года, когда записалась на приём к Министру здравоохранения Беларуси. В своём заявлении я писала и о проблемах Анжелики. В 2013 году по грубейшей медицинской ошибке ей удалили все детородные органы, которые оказались здоровыми. Впоследствии это негативно сказалось на реальном заболевании Анжелики –  паращитовидной железы. В итоге, долгое время Анжелика была прикована к постели. А сейчас является инвалидом-колясочником первой группы инвалидности.

Из-за того, что супруги Калатозишвили добиваются достойного лечения и реабилитации Анжелики, они подвергаются репрессиям со стороны государственных структур Славгорода, в котором проживают.

21 октября года на Кахабера Калатозишвили был составлен протокол по статье 17.1 КоАП РБ. Так называемая «хулиганка», которую применяют ко многим политическим деятелям и активистам Беларуси, а также тем, кто настаивает на соблюдении своих прав и свобод.

Суд Славгородского района. Фото Натальи Горячко

4 ноября в 09:30 в суде Славгородского района Могилёвской области началось судебное заседание под председательством судьи Александра  Курилина.

Первым выступил Кахабер. Свою вину он не признал. Анжелика была заявлена как свидетель, однако в тот день её не опросили.

Поскольку заявитель Ольга Серебро и свидетели, которых она указала в своём заявлении, в суд не явились, в суде был объявлен перерыв до 8 ноября.


Справка НД: Ольга Серебро работает в поликлинике, с которой началась история с диагнозом Анжелики. Также они являются соседями по общежитию. После того, как Серебро заявила, что Кахабер ругался в общем коридоре, в комнату Калатозишвили для составления протокола прибыли сотрудники милиции и ГАИ (!).

Ольга Серебро. Фото: соцсети


Но 8 ноября свидетели со стороны обвинения: Ольга Бурдоленко, Алеся Пелагейкина и Татьяна Журавкина, снова на судебное заседание не явились.

Вновь первым опросили супруга Анжелики. Он подтвердил, что свою вину не признаёт, и заявил о привлечении в качестве свидетеля Леонида Гончарова, присутствовавшего при конфликте с Ольгой Серебро.

Затем в качестве заявителя опросили саму Серебро. Она говорила много и бурно. При этом сперва доказывала, что Кахабер, якобы, обозвал в коридоре кого-то из детей. А затем утверждала, что он, в общем-то, хорошо к детям относится, и ребятишки из общежития его любят. Остальные её показания были такими же противоречивыми. Чувствовалась личная неприязнь к семье Калатозишвили.

Судья  Курилин объявил, что в отношении Серебро также имеется административное дело по статье 17.1 КоАП РБ, и что он вправе объединить рассмотрение  двух дел по одним и тем же событиям в одно судебное разбирательство. Все присутствующие фигуранты дела с этим согласились.

Следующей в качестве свидетеля опрашивали Анжелику. Она прояснила многое, что до этого было непонятно для большинства присутствующих.

Анжелика изучает материалы дела

Стоит отметить, что кроме супругов Калатозишвили, Ольги Серебро, в зале суда находились активист «Нашего дома» Руслан Гусейнов и я, Наталья Горячко-Басалыга, правозащитник, журналист и также представитель НД. Мы вели аудиозапись судебного заседания. Для судьи и остальных сотрудников славгородского суда присутствие гражданских активистов на заседании было непривычным.

Далее очередь дошла до старшего лейтенанта милиции Василькова. Свидетелем происшествия он не был и ничего пояснить не смог.

Как не смог и внятно рассказать, как он, не будучи участковым района, где находится общежитие супругов Калатозишвили, попал в их жилище. Участковый милиционер в этой части Славгорода – Антон Абибок.

Сотруднику ГАИ Ткачу судья Курилин задал прямой вопрос: «Как вы, сотрудник ГАИ, попали в квартиру граждан и на каком основании?».

На что Ткач витиевато, постоянно повторяя слово «получается», пояснил, что ему на личный мобильный телефон позвонил дежурный из РОВД и отправил «на помощь Василькову в общежитие».


Как правозащитник, я была поражена! РОВД и служба ГАИ имеют совершенно разное назначение, а сотрудники этих ведомств – совершенно различные полномочия. Появление сотрудника ГАИ в квартире граждан является не только противозаконным, но и превышающим должностные полномочия ( статья 426 УК РБ), о чём я указала в заявлении, которое составила для Анжелики Калатозишвили в Следственный комитет и ГУСБ.

К тому же, Ткач знаком с семьей Серебро, что, предположительно, может быть поводом для использования им служебного положения в личных целях ( статья 425 УК РБ).


На суде также были заслушаны свидетельские показания Леонида Гончарова, который заявил, что Кахабер не выражался нецензурной бранью, как об этом заявила Серебро. И пояснил, что в тот вечер у Кахабера вышел конфликт с Серебро, её тётей Ольгой Бурдоленко, Алесей Пелагейкиной и Татьяной Журавкиной, которые распивали спиртные напитки в общем коридоре общежития.

Фото: соцсети

При этом гражданки не смотрели за своими несовершеннолетними детьми. Их дети в возрасте 11-12 лет в это время бегали по коридору и громко кричали. Многие жильцы, в частности, Кахабер Калатозишвили и он сам, Леонид Гончаров, делали замечания родителям (супругам Николаю и Ольге Серебро, Сергею и Алесе Пелагейкиным, Журавкиной и Бурдоленко), распивающим спиртные напитки в коридоре.

Татьяна Журавкина. Фото: соцсети

Однако пьяная компания на замечания реагировала агрессивно. Ольга Серебро кричала в ответ на законные требования соседей, громко выражалась в присутствии несовершеннолетних детей.

На этом в судебном заседании был объявлен перерыв. Продолжение судья назначил на 15 ноября.

Ходатайство Кахабера Калатозишвили

Мы собрались выходить. Но события развернулись странным образом.

Когда мы спускались со второго этажа, я снимала на видео Анжелику. Неожиданно, в холле мне преградил дорогу дежурный милиционер СПМ (строевого подразделения милиции)  сержант милиции Игорь Гончаров, и сказал, что Председатель суда дал ему распоряжение запретить мне вести видоесъёмку в коридоре здания суда Славгородского района. И теперь, с его слов, я задержана. Он преградил мне путь к двери и вызвал наряд.

А машина с нарядом уже стояла около здания суда. Поэтому парни в бронежилетах, шлемах, с дубинками, наручниками и иными «прибамбасами» зашли в холл буквально через полминуты.

Старшина милиции Игорь Лозовиков объявил мне, что я задержана, будет разбирательство. Он препятствовал моему выходу из здания суда.

А затем пришёл председатель суда и категорически отверг доводы Гончарова о том, что он отдавал распоряжение на моё задержание.

Гончаров передо мной извинился, но просил разговаривать без видеозаписи.


У меня сложилось впечатление, что приказ на моё задержание отдавал старший лейтенант милиции Васильков, который заметил, что в зале суда я фиксировала всё происходящее с помощью аудиозаписи. В том числе, и противоречивые свидетельские показания сотрудника ГАИ Ткача.


Исходя из увиденного, полагаю, что Главному управлению собственной безопасности МВД РБ следует тщательно проверить все структуры МВД в Славгороде.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Наталья Горячко-Басалыга,
правозащитник.