15 ноября прошла КДН по выполнению межведомственного плана по работе с семьёй Мироновых. Решение комиссии было единогласным – отобранный у родителей ребенок должен остаться в приюте.

Основная причина отобрания восьмилетней Эльвиры у родителей, по мнению представителей администрации Фрунзенского района, заключается в «нарушении конституционного права ребенка на образование». Напомним, что когда девочка пошла в первый класс столичной школы №212, родители нашли в учебном заведении ряд недостатков (не было туалетной бумаги, полотенец в санузлах и т.д.).

Администрации школы были поданы соответствующие жалобы, на этом фоне возник конфликт. Мироновы приняли решение перевести ребенка в другую школу (№217) и вскоре оказались в СОП. Все это время ребенок обучался на дому. (Проведенная уже в приюте аттестация не выявила проблем с развитием девочки, программу за первый класс она успешно освоила.)

В приют Эльвира попала в последний день лета. Заявление о признании ребенка нуждающимся в государственной защите написала директор СШ №217 Елена Подлубная.

На данный момент девочка уже два с половиной месяца находится в казенном учреждении. На прошедшем заседании КДН решался вопрос о её возвращении в семью.

Стоит отметить, что родители не против того, чтобы Эльвира продолжила обучение в школе №16, где учится в данный момент. Они стараются выполнять пункты плана по работе с семьей. Обязательная ВКК, которую они прошли, показала, что у них нет противопоказаний для воспитания ребенка.

Казалось бы, проблемы решены. Но КДН продолжает упорствовать. На заседании не раз всплывали «неудобные» для должностных лиц детали дела, которые рассматривались на суде 27 октября. Так, на судебном заседании было доказано, что в школе №212 имелась справка из поликлиники о прохождении Эльвирой медосмотра. (Напомним, что родителей также обвиняли в том, что они не следят за здоровьем девочки и не водят её к врачам.) Справка эта таинственным образом «потерялась».

Однако на свои ошибки комиссия предпочла закрыть глаза. А вот родителей, как бы они не старались исправить ситуацию, продолжают обвинять.

Сейчас Мироновы физически не могут «препятствовать» обучению Эльвиры в школе и заверяют, что она продолжит посещать занятия, когда вернется  семью. Но тут внезапно всплывает их «плохое влияние» на собственного ребенка. Например, представитель приюта заявила, что когда мама звонит дочери, та перестает принимать пищу. (Вероятно, чиновница не понимает, какой стресс испытал ребенок из хорошей семьи, когда какие-то чужие люди решили разлучить его с любимыми родителями.

Родители проводят время с Эльвирой во дворе приюта

Кроме того, член комиссии от приюта пожаловалась на «чрезмерную заботу» родителей Эльвиры. Якобы, когда они посещают своего ребенка, приходится закрывать все санузлы в здании. (Мама всего лишь ходила туда с дочкой проверить, хорошо ли та чистит зубы, разве этим будет заниматься директор приюта или воспитатели?)

Но, увы, нормальная родительская забота о здоровье ребенка, желание побыть с ним как можно дольше, общаться, заниматься вместе – должностными лицами расценивается как зло.

Поэтому на комиссии встал вопрос о том, что необходимо ограничить родителям посещения Эльвиры в приюте…

К слову, эти посещения и без того нещадно урезаются. Недавно мы писали о случае, когда во время одного из них Мироновых срочно попросили «проследовать» для дактилоскопии. И это при том, что по Декрету №18, отпечатки пальцев в обязательном порядке снимают только у неработающих родителей (Мироновы зарегистрированы как ремесленники), к тому же вызвали их вечером, когда рабочее время специалиста по «пальцам» уже закончилось…

И это лишь одна ситуация. Помимо нее общение с ребенком ограничивается обязательными встречами с психологом (они назначаются именно на время посещений в приюте), а также «мероприятиями», на которых должен быть ребенок – конечно же, они проходят в разрешенное для посещений время.

Далее, комиссия обвинила Мироновых в том, что они не идут на контакт, не открывают двери, когда к ним приходят с проверками. Но предупреждают ли их об этих «внезапных» визитах? И разве должны родители, у которых отобрали ребенка, 24 часа в сутки безвылазно находится в своей квартире, ожидая «ревизоров»? Им не нужно работать, ходить на мероприятия, прописанные в Плане, посещать ребенка в приюте?

Увы, такие очевидные вещи члены КДН во внимание принять не захотели. Их совещание было коротким, единогласным решением Эльвира осталась в приюте. Следующее заседание состоится только 27 декабря. До этого времени родители должны продолжать «устранять». Только вот, непонятно, что именно «устранять»?

По договоренности с комиссией, утром 16 ноября Мироновы приняли в своей квартире «делегацию», состоящую из некоторых её членов. Очень желавшая нанести «визит» Подлубная почему-то не явилась. Пришли представители поликлиники и МЧС.

С горем пополам в чистой, уютной квартире удалось найти «недостаток» – отсутствие пожарных извещателей. Правда, соответствующая структура так и не смогла определиться, обязательно ли их наличие в жилых комнатах, или «рекомендовано».

Квартира Мироновых. Игрушки Эльвиры заждались свою маленькую хозяйку

А уже после ухода «делегации» Мироновы узнали, что Эльвира вновь попала с температурой в инфекционную больницу. Это третий раз за последние два с половиной месяца в приюте. Больше, чем за всю её жизнь с родителями.

Безусловно, осенью многие болеют. Но нельзя не отметить тот факт, что ужасный стресс, который испытывает ребенок, разлученный с родителями, сказался на его иммунитете. Кроме того, Мироновым стало известно, что Эльвира каким-то образом узнала, что 15 ноября её могли забрать домой. (Возможно, случайно услышала разговор воспитателей, сами родители ей об этом не говорили, чтобы не расстраивать.) Итог – новый стресс и больница.

P.S. Мироновы не лишены родительских прав, но у них забрали их право быть законными представителями своей дочери. Сейчас её «законным представителем» является директор приюта. Для того, чтобы посещать Эльвиру в больнице родители должны получить разрешение директора приюта. Семья поделилась с НД документом из поликлиники, в котором указано, что даже справиться о состоянии здоровья девочки они не в праве. Такое право есть только у представителей приюта. Как они его реализуют – мы видим.

Материалы по теме:

«Злоупотребили» заботой: почему маленькую Эльвиру не возвращают родителям
КДН заседает на детских кроватях и стульчиках
Ребёнок, которого отобрали у родителей по «декрету президента», остался в приюте
Административное зверство
КДН: «Пытались выбросить ребёнка из окна»
Государство незаконно отобрало ребёнка у родителей и вынуждает их платить
Администрации Фрунзенского района Закон не писан (она сама его пишет)

«Наш Дом»,
фото Руслана Гусейнова


  • Как хочется, что бы (простите)их детей поместили в детдом, хоть на время, что бы почуствовали на своей шкуре как забирают у них самое радное.

  • Просто, суки нет слов, в жизни все вернётся

  • впечатление, что эти люди сбежали из психушки

  • Душегубы!

  • Да это дичь какая-то. Может пришло время залезть на строительный кран, чтобы президент услышал? Какое-то наше правовое государство, правовое только в одну сторону.

  • Lora Avrora

    скоты, а не люди так поступать по отношению к ребенку который любит родителей и хочет домой. НКВД . Хотя нет не скоты! скоты лучше