«Наш Дом» неоднократно писал о ситуациях, когда под действие печально известного «президентского Декрета №18» попадали благополучные семьи. В такую ситуацию попала и семья Мироновых из Минска. Представители государства забрали восьмилетнюю Эльвиру прямо из её квартиры, где она жила с мамой, папой и старшим братом. Ребенка поместили в приют. Теперь её общение с родными строго ограничено по времени. Неизвестно, как тонкая психика девочки оправится от причинённого ей государственного «добра», а вот перспективы для её родителей расписывают однозначные – уголовная ответственность, если не будут платить…

Напомним, что в приюте Эльвира оказалась  после того, как у её родителей возник конфликт с администрациями столичных школ №212 и 217.

На данный момент девочка находится в казённых стенах уже более двух месяцев. Родителям разрешено посещать её в будние дни на полтора часа (кроме понедельников, когда в приюте «санитарный день») и в выходные дни с 10:00 до 12:00.

Стоит отметить, что Эльвире не приходилось переживать то, что выпадает на долю детей действительно неблагополучных родителей. Она никогда не скиталась по улицам, не ночевала на вокзалах, а жила, окруженная заботой близких. Поэтому такая резкая разлука с ними, считанные минуты на общение – это огромная травма для девочки. Более, того эти минуты нещадно урезаются.

Так, на днях родители пришли, чтобы провести с ребенком положенные полтора часа. Но долгожданную встречу прервали в самом начале. Представитель Фрунзенского РУВД Александр Гарун попросил их проследовать на дактилоскопию и постановку на профучёт.

Ситуация сама по себе вне закона, так как, Декрет №18 предусматривает данные процедуры для неработающих родителей, а Мироновы зарегистрированы как ремесленники.


Декрет президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 “О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях”:

п. 6. Неработающие родители с момента отобрания ребенка берутся на учет в органах внутренних дел для профилактического наблюдения и в установленном порядке подлежат обязательной государственной дактилоскопической регистрации.


Кроме того, такой визит можно запланировать на любое время, не затрагивая вечерние полтора часа, когда родители встречаются с ребенком. К тому же, как выяснилось, для «снятия пальцев» было действительно уже поздно, у сотрудника, проводящего данную процедуру, закончился рабочий день.

Тем не менее, родителям пришлось «проследовать». Несмотря на то, что Эльвира очень расстроилась. Ведь девочка так долго ждала этой встречи…

Во Фрунзенском РУВД родители находились около часа, в течение которых до них доводили информацию о видах ответственности за «уклонение». Например, если они откажутся проходить ВКК (врачебно-консультационная комиссия), им грозит административный арест. А за отказ возмещать расходы на содержание ребенка в приюте (около 182 р. ежемесячно) – наступит уголовная ответственность.

Татьяна, мама девочки, говорит:

– Мы возместим все, только верните ребенка.

Но о скором возвращении речи не идет. Посмотрим, что указано в Декрете №18:


Комиссия по делам несовершеннолетних после вынесения решения об отобрании ребенка обязана:

в шестимесячный срок принять соответствующее решение:

о возвращении ребенка родителям, если отпали причины, послужившие основанием для отобрания ребенка, с одновременным уведомлением об этом организаций по месту работы родителей, у которых отобраны дети, и (или) управления (отдела) по труду, занятости и социальной защите или управления (отдела) социальной защиты местного исполнительного и распорядительного органа;

об обращении в суд с иском о лишении родителей (единственного родителя) родительских прав.


На деле «шестимесячный срок» означает, что ребенка могут вернуть в любой момент, когда обстоятельства складываются благополучно (родители выполняют все предписания и т.д.). Однако в случае с семьей Мироновых исполнители «президентского декрета» самовольно решили выйти за рамки этого документа. Они установили «четырехмесячный срок», ранее которого Эльвиру ни при каких обстоятельствах не вернут родителям. И лишь по истечении данного срока КДН соберет очередной «круглый стол», на котором будет решаться судьба ребенка.

Для девочки это означает, что впервые в жизни Новый Год она встретит не в семейном кругу, а в казённых стенах.

Но вернемся к навязанному родителям визиту во Фрунзенский РУВД. Выслушав информацию от представителя ИДН (инспекция по делам несовершеннолетних), они поспешили вернуться в приют к дочери. У них оставалось еще достаточно времени, которое они должны были провести вместе. Но их огорошили тем, что встреча продлится всего 15 минут. По истечении этого времени маме с папой пришлось уйти, оставив ребенка в этом подобии тюремного заведения.

Сравнение с тюрьмой не случайно. Чуть более недели назад в приют пришла новый директор, с новыми жесткими правилами.

Несчастным родителям заявили, что если они не будут слушать руководство учреждения, «качать права» – их лишат встреч с Эльвирой.

Видимо, так же, как их лишили статуса законных представителей ребенка. Сейчас в этой роли выступает директор приюта и именно она решает, что для девочки «нужно» и «правильно».

Родителей предупредили, что им не стоит звонить, интересоваться как проводит время их ребенок, как учится, чем занимается. Тем самым они будут «беспокоить директора», да и знать все это им «не положено»…

А тем временем новый директор считает «лишними» дополнительные занятия по английскому языку, которые родители хотели оплатить, чтобы Эльвира продолжала обучение и не забыла пройденное.

Родители, которых не лишали родительских прав, не могут повлиять на развитие своего ребенка. “Влиять” может только “законный представитель” в лице СПЦ

Также в приюте дети давно не детсадовского возраста обязаны отправляться на дневной 2,5-часовой сон. И не важно, что 8-10-летним ребятам в это время хочется поиграть, чем-то себя занять. Сказали – значит надо. (В приюте считают, что дневной сон «полезен для позвоночника».)

Что же касается физической активности, которая действительно важна для детей младшего школьного возраста – родителям Эльвиры сообщили, что свою физическую нагрузку она получает, когда ходит в школу…

Мироновы не опускают руки. Они намерены бороться за освобождение дочери всеми законными способами.

«Наш Дом» продолжает следить за этой историей.

Материалы по теме:

«Злоупотребили» заботой: почему маленькую Эльвиру не возвращают родителям
КДН заседает на детских кроватях и стульчиках
Ребёнок, которого отобрали у родителей по «декрету президента», остался в приюте
Административное зверство
КДН: «Пытались выбросить ребёнка из окна»

«Наш Дом»


  • Vitaly Ischenko

    Вообще не верится, что такое вообще возможно. Дети – заложники?