Недавно «Наш Дом» рассказал об истории минской семьи Мироновых, из которой изъяли восьмилетнего ребенка. Данной ситуацией заинтересовались СМИ. Судя по всему, именно широкий резонанс вокруг жесткой расправы над активными родителями, стремящимися давать своей дочери самое лучшее, заставил «вершителей судеб» высказаться.

Как отбирали Эльвиру Миронову у родителей
Суд над Татьяной Мироновой за «фигу» обидчикам ребенка

После того, как на «Белорусских Новостях» вышел материал «Злоупотребляют правами родителей». Почему забрали из семьи восьмилетнюю Эльвиру», его автор получила на свой электронный адрес сообщение без подписи. Осведомленность составителя послания в обстоятельствах дела даёт основания предположить, что он/она является представителем комиссии по делам несовершеннолетних либо органов опеки.

В письме описана жизнь ребенка-«маугли» – плохо питается, не посещает школу, не общается со сверстниками… Откуда автор «анонимки» получил такую информацию? Он заглядывал в холодильник Мироновых? Общался с соседскими детьми? Интересовался истинной причиной, по которой Эльвира не посещала школу?

Напомним, что в 2016-м году девочка пошла в первый класс столичной школы №212. В учебном заведении её мама отметила ряд нарушений: в туалетах отсутствовали сидения, туалетная бумага, не было питьевой воды для детей, кроме того, там процветали незаконные денежные поборы. Семья решила, что ребенок не будет ходить в эту школу, пока проблемы не устранят. Разгорелся конфликт с администрацией заведения, вследствие чего Эльвиру пришлось переводить в другую школу. Директор школы №217 Елена Подлубная вначале отказывалась общаться с Мироновыми. Позже девочку все же зачислили в эту школу, но Подлубная написала ходатайство в органы опеки о признании ребенка нуждающимся в государственной защите.

Так желание родителей жить по закону, их стремление создать в школе безопасную для здоровья дочери среду, в итоге привлекли к семье много внимания тех, кто с законами обращается вольно. Девочка оказалась в приюте. Более того, заботу матери и отца расценили как «злоупотребление родительскими обязанностями». «Компетентные» лица решили за Эльвиру, что она живет в изоляции, не посещает врачей, не имеет друзей…

Эльвира Миронова. Так, по мнению Подлубной, выглядит ребенок, нуждающийся в государственной опеке

Но в то же время у Мироновых есть все доказательства, что ситуация с ребенком совершенно иная. Татьяна, мать девочки, указывает на явную нестыковку в «анонимке». Там отмечено, что Эльвира «хорошо учится, имеет друзей, рада играть со сверстниками…», дескать, такая волшебная трансформация произошла с «ребенком-затворником» менее чем за месяц нахождения в казенных стенах. Чудеса, да и только, стоило отобрать ребенка у родителей, как он за пару недель стал общительным, освоил школьную программу…

…а еще впервые оказался в инфекционной больнице. Татьяна говорит, что девочка никогда не болела. При этом они проходила все профилактические осмотры, чему есть документальные подтверждения. Мать не видела смысла в дополнительных походах к врачам со здоровым ребенком, ведь в долгих очередях в поликлиниках проще простого подхватить какой-нибудь вирус. Как следствие, сейчас, после пережитого стресса здоровье Эльвиры пошатнулось и ей действительно понадобилась медицинская помощь.

Но об этом в «анонимке» – ни слова.

Отдельно упомянем «соглашение о сотрудничестве между специалистами СППС СПЦ и родителями», о котором говорится в сообщении.

Что представляет собой документ, который вынуждают подписать Мироновых? Прежде всего, их принуждают расписаться в том, что они таки «злоупотребили родительскими обязанностями». Совершенно аморальная казенная формулировка, звучит как «злоупотребили служебными полномочиями по воспитанию ребенка».

Далее, родители должны согласиться с тем, что к ним в квартиру в любое время без предупреждения может прийти проверка.  «Я календарь переверну и снова 1937-й год…».

Кроме того, родителям придется «привести в соответствие с санитарно-гигиеническими нормами жилищно-бытовые условия». На фото, сделанных журналистами Naviny.by мы видим аккуратную квартиру. Так что же хотят увидеть «проверяющие»? Дизайнерский ремонт? Откуда бы ему взяться в простой рабочей семье, когда за каждый день пребывания ребенка в казенных стенах нужно платить. Штраф в 10 б.в. за «фигу» Елене Подлубной, лечение девочки в больнице – снова траты. И разве Мироновы – единственная беларуская семья, которая растит детей в обычных интерьерах, где уютно и без дорогой мебели?

Квартира Мироновых. Фото: Naviny.by

Стоит отметить, что в документе есть опечатка, не в слове, а в дате. Так, подписывая соглашение, Мироновым придется признать, что они не посетили групповое занятие на базе СПЦ с приютом в феврале (!) этого года (пр. НД: ребенка забрали в приют 31 августа).

А добивать несчастных родителей собираются обязательным «психодиагностическим обследованием». Учитывая официальный перечень заболеваний, при которых родители в Беларуси не могут выполнять родительские обязанности, предвидеть результат такой «диагностики» немудрено. Подобные ситуации уже происходили.

Что же мы видим в итоге? Изощренную пытку над активными родителями – за их активность, стремление пресечь беззаконие, заботу о дочери. Над ребенком – за желание родителей дать ему все самое лучшее. И это происходит в «социальном государстве».

«Наш Дом» продолжает следить за ситуацией в семье Мироновых.

«Наш Дом»