7 сентября в суде Фрунзенского района города Минска состоялось заседание по делу Татьяны Мироновой. Напомним, что из семьи Мироновых изъяли ребенка. Документы в комиссию по делам несовершеннолетних о признании девочки нуждающейся в государственной защите отправила директор столичной школы №217 Елена Подлубная. Попытка матери ознакомиться с документами на её ребенка, которыми располагала директор, закончилась обвинениями в “мелком хулиганстве” и судом…

Как отбирали ребенка у семьи Мироновых

До суда журналисты МЦГИ “Наш Дом” пообщались с мужем и сыном Татьяны. Её сын Ральф был с ней и правозащитником НД Валерием Щукиным на приёме у директора. Во время приёма Подлубная вызвала наряд милиции на Щукина, обвинив его в “оскорблениях”. О том, что происходило дальше, известно со слов Ральфа:

“Мы пришли с мамой и Валерием Щукиным к директору школы №217 Елене Подлубной, чтобы попросить документы, касающиеся сестры. Она отказала, сказала, что все документы отправлены в СПЦ (прим. НД – социально-педагогический центр). Потом она вызвала милицию на Щукина, сказала, что он ее оскорбляет. Когда прибыла милиция, Подлубная достала документы, которых у нее, якобы, не было. Мама фотографировала их из ее рук. Щукина увезли, мы остались, там были еще документы, которые она отказалась предоставлять. Подлубная ушла в другой кабинет с папкой нужных нам документов. Мама вызвала милицию, чтобы они разобрались, помогли решить этот вопрос. Милиция приехала через час, вместо того, чтобы разбираться по факту, милиционер – участковый Ванец – закрылся в кабинете директора. Мы предполагаем, что они могли что-то сделать с документами за это время. Мама зашла в кабинет, директор стала на нее кричать, что она ее оскорбляет, мешает работать. Ванец сказал: «Все, забираем». Забрали без объяснений“.

Ральф с отцом у здания суда

На суде Елена Подлубная присутствовала в качестве свидетеля. Активисты МЦГИ “Наш Дом”, которые пришли поддержать Татьяну и её семью, отметили, что показания, данные свидетелями вчера и на суде – сильно разнились.

Елена Подлубная (в центре)

Во время перерыва на суде произошел возмутительный и бесчеловечный инцидент. Татьяна не ела с момента задержания, провела ночь на каменной лавке в “обезьяннике” Городского отдела милиции №2. Ей было необходимо сходить на обед, но милиционеры, выступавшие свидетелями по её делу, не позволили женщине отойти в ближайшее к суду заведение общепита.

После перерыва судья огласил приговор: штраф 10 б.в. (230 рублей). Татьяну обвинили в том, что она показала “дулю” директору Подлубной. Каким образом конструкция из пальцев подпадает под ст. 17.1 КоАП – сказать трудно.


Ст. 17.1 КоАП: Нецензурная брань в общественном месте, оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу.


Очевидно, что суд совершенно не интересовало психологическое состояние матери, бьющеся за освобождение своего ребенка из казенных стен. Гораздо важнее защитить “тонкую психику” директора, из-за которого ребенок при живых, любящих, не желающих мириться с беззаконием родителях оказался в приюте…

Татьяна Миронова на суде

“Наш Дом” будет поддерживать семью Мироновых в их борьбе за возвращение ребенка домой.

“Наш Дом”


  • Ирина

    фига-это жест означающий отказ от чего либо, то есть – категорическое НЕТ. хотелось бы уточнить, что именно предложила директор Подлубная Елена Анатольевна с двумя “лихими” милиционерами, в кабинете директора школы, Татьяне Федоровне(?), от чего же она категорически отказывалась(?)

    учитывая, что пришла на личный прием Миронова с единственной целью, ознакомиться с документами затрагивающими ее законные права и интересы собранные в установленном порядке.

  • Я фигею