Администрация Фрунзенского района столицы продолжает терроризировать восьмилетнюю малолетку Эльвиру. Девчушка – для нынешней власти опаснейшая гражданка Беларуси.

Нет, она не ходит на митинги, не шествует с плакатами по улицам города, не распространяет листовки, оружие видела только по телевизору…

Но белорусская власть считает ее террористкой — ярым политическим противником. Ведь в школьной характеристике малышки написано: “НЕ БОИТСЯ ВЫСКАЗЫВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ“. А выражение несогласия “с линией партии” для властьимущих – опаснейшее преступление. Как взрослых, так и детей.

Страшнее взрывов на станциях метрополитена.

Чтобы искоренить свободомыслие малышки районные чиновники используют дичайшие для восьмилетнего возраста психологические пытки:

— Оставляют на второй год в первом классе.

— Третий месяц содержат в административной тюрьме Фрунзенского района (красочно именуемый приютом для детишек).

— Девочку водворили в тюрьму здоровенькую, а содержат в условиях, от которых у нее постоянные простудные заболевания.

— В болезненном состоянии в принудительном порядке этапируют на официальные мероприятия Фрунзенского руководства.

— Кормят едой, которая у домашней девочки вызывает расстройство желудка…

Мама и папа Эльвиры несут передачу дочери

* * *

27 октября 2017 года находящийся в вассальной зависимости от районной власти Фрунзенский суд отказал родителям Эльвиры в освобождении дочери из тюрьмы, в которую ее силой тащил взвод чиновников администрации.

Вооруженного до зубов ОМОНа в масках, правда, не было, но картина восьми здоровенных мужиков и тёток, волокущих восьмилетнюю “террористку” захлебывающуюся в рыданиях — впечатляет. Название этому может быть только одно: гестаповщина.

Посадили Эльвиру в тюрьму по доносу двух подруг при чиновничьих должностях: Захаревской и Подлубной. Они, видите ли, никак не могли попасть в квартиру девочки. Мол, посылали заказные письма, бросали простые уведомления в почтовый ящик, подсовывали под дверь записки…

Мама Эльвиры на суде. Фото: скрин видео

Бумажки в почтовом ящике оставим на из совести, но вот с заказными письмами поганый фокус не проходит. Родители предоставили суду официальный ответ Белпочты, что заказных писем не было (!).

Увы, Фрунзенскому суду это обстоятельство до лампочки.

На суде выступал участковый сотрудник милиции, где находится жилье Эльвиры, и при этом сам проживает в соседнем доме.

УИМ уверял суд, что лично стучал в квартиру и положил записку под дверь.

Квартира Мироновых. Кукла Эльвиры ждет свою хозяйку

Дальнейшие события из цикла “нарочно не придумаешь”.

Этот сотрудник, гуляя со своей дочерью во дворе, встречает на детской площадке Эльвиру с мамой. Прекрасно зная кто они (его дочка и Эльвира играли вместе) ни слова не говорит о записке под дверью…

 

А как назвать Управление образования Фрунзенского района, которое под надуманным предлогом отсутствия одного (!) учебного места в начальных классах, всех (!) окружающих СШ всячески противодействовало обучению Эльвиры? На суде представитель этой структуры, нагло улыбаясь, с пеной у рта утверждал о нежелании родителей отправить ребенка в школу.

К слову, на предварительном заседании сотрудник УО заявил, что обошел соседей и готов представить их суду, для подтверждения анитисоциального поведения родителей.

Увы, пшик (начальственное шипение). Соседей представить на суд чиновник не смог.

Суд Фрунзенского района поддержал зверствующих чиновников администрации.

Мироновы продолжают бороться за возвращение дочери

Валерий ЩУКИН, “Наш Дом”,
Фото Руслана Гусейнова


  • Владимир Юденко

    Швондеры, вы что, не понимаете, что какими бы не были родители, ребенку гораздо лучше с ними, чем в вашем лагере. И нечего прикрываться интересами ребенка, так поступать с детьми могут только наследники ГУЛАГа.