Нечасто в Беларуси случаются ужасные истории со счастливым концом. Полгода назад общими усилиями мы добились освобождения маленькой девочки Эльвиры Мироновой из казённых стен минского приюта, куда её поместили за активную гражданскую позицию родителей. После долгих мучительных месяцев в разлуке семья смогла воссоединиться. Жизнь после такой травмы не может быть легкой, но Мироновы сделали все возможное, чтобы Эльвира как можно скорее забыла пережитое. Однако запущенный механизм государственных репрессий так просто не остановить…

История семьи Мироновых:

Недавно Татьяна Миронова, мама Эльвиры, прислала «Нашему Дому» письмо:


«Хочу рассказать Вам новости о нас. Нам поступило письмо из агентства по госрегистрации и земельному кадастру о том, что каким-то постановлением от 03. 04. 2018 г. судебным исполнителем ОПИ Фрунзенского района наложен запрет на отчуждение нашего земельного участка и квартиры. Мы сразу стали сильно волноваться, т. к. почувствовали, что кто-то снова начинает требовать от нас таким способом чего-то. Мы написали жалобу на действия судебного исполнителя в ОПИ (Отдел принудительного исполнения – прим.НД) с требованием объяснить причины наложения запрета на имущество и потребовали снять запрет. Затем пришел ответ от начальника ОПИ Фрунзенского района о том, что запрет на отчуждение нашего имущества, квартиры и земельного участка, снят и соответствующие постановления будут направлены нам и в агентства по недвижимости.

До сих пор нам непонятны причины произошедшего, кто и зачем так решил действовать. Предполагаем, что это связано с отобранием Эльвиры и таким способом кто-то от нас продолжает требовать денег. Продолжаем узнавать причины этого безобразия.»


Позднее Мироновы уточнили хронологию. Они выяснили следующее: предписанием КДН (Комиссия по делам несовершеннолетних – прим. НД) Фрунзенского района от 27. 12. 2017 г. (после освобождения Эльвиры) запрет на отчуждение имущества был снят, о чём они узнали в январе:

Затем на основании постановления судебного исполнителя ОПИ Фрунзенского района от 16. 01. 2018 г. запрет на отчуждение снова был введен, о чём Мироновы узнали только весной:

После подачи жалобы от 02. 05. 2018 г. на действия судебного исполнителя из ОПИ сообщили о снятии запретов:

– Получается, что всё это время, с января по май, запрет на отчуждение участка и квартиры, введённый постановлением исполнителя, существовал, а нас об этом в известность даже не поставили, – отметила Татьяна Миронова.

В настоящее время семья ещё не получила ответ из ОПИ Фрунзенского района на обращение, в котором задан закономерный вопрос: в связи с чем на протяжении трёх с половиной месяцев существовал запрет на отчуждение имущества?

Правозащитник «Нашего Дома» Валерий Щукин предполагает, что данное решение может быть связано с действиями членов КДН, которые отбирали девочку у родителей, и которым в срочном порядке пришлось её возвращать после вмешательства международных структур. Он усматривает в этом возможную месть родителям за их активную позицию.

Тем не менее, о правовых аспектах ситуации сложно судить. Судебные исполнители исполняют постановления суда, либо различных ведомств (например, ГАИ, налоговой и т.д.). На основании постановления из какой структуры был наложен запрет на отчуждение квартиры и участка Мироновых и почему они не были уведомлены об этом постановлении в течение столь длительного времени – вот в чем вопрос. К слову, задолженностей по оплате нахождения Эльвиры в казённом заведении родители не имели. И тем более странной выглядит эта история.

«Наш Дом» продолжит следить за развитием событий.

«Наш Дом»