О том, что белорусские суды идут «на поводу» милиции — общественности известно. Менее известно, что белорусская милиция прибрала к рукам и общеобразовательные школы. Яркий пример — малолетний школьник Николай Сабирянов, маму которого преследует Фрунзенский РУВД, вынуждая продать за копейки жилую площадь своего сына.

История Инны Сабиряновой в публикациях НД:

Страх и отвращение в коммунальной квартире
Должностные лица не понесли ответственность за незаконную аудизапись, но факт её ведения отрицают
Сотрудники КДН забывают собственные фамилии
Поставили в СОП – и забыли…
Школьная перемена: для отдыха или для учёбы?
Возражаешь властям — ребенка в СОП
Оплата квадратными метрами
Квартира или жизнь?
Как легко стать врагом государства, не вставая с дивана

РУВД возбуждает уголовные и административные дела не только в отношении самой Инны Анатольевны, но бабушки и дедушки школьника. Последних старательный суд Центрального района Минска даже упек за решетку. Городской суд, правда, колонию отменил.

Мама школьника не сдается. И, как можно предположить по многочисленным ответам, получаемым Инной Сабиряновой из государственных учреждений, под «дудку» Фрунзенской милиции «пляшет» и администрация района (!), и школа.

Да, собственно, и остальные государственные учреждения района.

Несмотря на усиленные старания, столичной школе №7, возглавляемой Н.А.Боровик, не удалось водворить мальчонку за «колючую проволоку» (т.н. приют).

И теперь педагоги этого государственного учебного заведения «расправляются» с учеником Колей Сабиряновым оценками (единицами, двойками и даже нулями).

Во времена моего далекого детства, при пятибалльной системе, такой оценки, как «нуль», не существовало. А при нынешней, десятибалльной, — есть.

Фактически белорусская система оценок — одиннадцатибальная.

Но что должен знать и уметь школьник на оценку «нуль»?

Вот только некоторые копии страничек дневника школьника Сабирянова: спокойного, развитого, уравновешенного мальчишки.

Преследуя ребенка, школьные педагоги, видимо, стремятся исполнить милицейское указание: согнуть родительницу в рабском поклоне перед властью.

Но Инна Анатольевна не сдается.

У такой мамы сломать ребенка не получится!

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом»