В суде Минского района завершился почти полуторамесячный судебный процесс над тремя детьми едва-едва перешагнувших малолетний возраст (таковой считается до 14 лет от роду).

Председательствовала на процессе районная судья Анжелика Козлова.

Остальных представителей правящего режима: прокуроров, секретарей судебного заседания, социальных педагогов называть смысла нет, поскольку менялись они чуть ли не на каждом заседании.

Особенно социальные педагоги. Оных за время процесса сменилось аж пятеро.

Цель пребывания данных участников суда — тайна за семью печатями.

Ни одна (все женщины) даже рта не раскрыла (заседаний суда было одиннадцать). К обвиняемым школярам ближе двух метров педагоги не приближались.

Не понятно, есть ли в Минском районе социальные педагоги мужского рода. Судили-то мальчиков, а не девочек.

Судебное заседание (12 августа 2019 года), на котором с последним словом выступали обвиняемые, длилось три минуты (каждый говорил по минуте).

Написанного вступления ни у одного не было. Да и не умеют нынешние белорусские школьники творить тексты на заданную тему. Педагоги толком этому не учат.

В мои школьные годы, к написанию сочинений относились очень серьезно.

13 августа 2019 года председательствующая именем правящего режима огласила приговор. Сказать, что решение объявляется именем Республики Беларусь, Анжелика Козлова не рискнула. Потому как при республиканском строе присудить 15-летних детей к десяти годам лишения свободы за то, что те не совершали, немыслимо.

В придачу приговорила к четырехзначной цифре оплаты (в долларовом эквиваленте) на премии экспертам.

Вряд ли стоит задавать вопрос, а судья хоть на мгновение задумалась: где школяры найдут такую сумму. В рабовладельческих колониях МВД (ИК) даже за 10 назначенных судьей тюремных лет столько не заработают.

Соответственно, ребятишки не подпадают в будущем ни под возможные амнистии, ни на УДО (условно досрочное освобождение), ни на облегченный режим…

Но А. Козлова, вероятно, так стремилась прогнуться пред власть имущими, что подобные «мелочи» остались за пределами ее судейского сознания.

В процессе судебного следствия не доказано ни одно принципиальное обвинение по части третьей статьи 328 УК. А именно в том, что:

—три школьника создали организованную преступную группу (кто из них главарь группы, и следствие, и прокуратура, и суд даже не попытались установить);

—совершили преступление повторно (а приговора-то суда до этого не было);

—марихуану назвали особо опасным наркотическим веществом;

—в приговоре не представлено ни одного факта изготовления, химической переработки, пересылки марихуаны;

— не названы лица, которым дети якобы сбывали марихуану…

А приобретение, хранение, перевозка незаконным деянием считаться не может, поскольку само употребление марихуаны преступлением не является.

Предлагаю:

Следователям, прокурорам, судьям провести следственный эксперимент: совершить не запрещенное законом действие (употребить марихуану) без ее покупки и доставки к месту употребления.

Очень хочется посмотреть, как это будет на практике.

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом».

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.