У белорусских властей, судя по всему, серьезные финансовые проблемы. Возможности восполнять денежный дефицит за счет увеличения товарооборота на горизонте не просматриваются. Остаются штрафы с граждан. Причем штрафы эти прогрессируют.

Точных данных, в какой именно: арифметической или геометрической не имею, но исчисляются оные уже не одиночными базовыми величинами, а десятками.

В белорусских купюрах штрафы измеряются тысячами рублей.

Особенно чиновники государства зверствуют в отношении правозащитников, столь ненавистных власть имущим.

«Ноу-хау» силовиков и судейских правовых «телефонистов» — заочное осуждение.

Пятьюдесятью базовыми величинами «знаменитый» столичный Фрунзенский суд (в лице судьи Лищук) «наградил» и автора данного материала.

Валерий Щукин. Фото Натальи Горячко

29 мая с.г. Минский городской суд рассмотрел жалобу на антизаконные деяния суда первой инстанции. Судья Хаткевич после 15-минутного совещания без объяснения причин объявил: постановление Фрунзенского суда о громадном штрафе остается в силе.

На изложенную автором в городском суде юридическую информацию о нарушении судьей Лищук Административного и Уголовного кодексов – ноль внимания.


Выступление автора на заседании Минского городского суда.

Высокий суд!

Судья Фрунзенского района Н.М. Лищук при вынесении Постановления от 13 апреля с.г. совершила деяния, подпадающие, на мой взгляд, под санкцию Уголовного кодекса. А именно: «Вынесение заведомо неправосудного решения».

В своем Постановлении судья Н. Лищук указывает: «Щукин В.А. в судебное заседание не явился, уведомлен о времени и месте судебного разбирательства надлежащим образом».

В мотивировочной части Постановления судья написала: «Суд пришел к выводу о том, что Щукин В.А. уведомлен надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства в 14:00 часов 13.04.2018 года».

13 мая 2018 года судебное заседание началось в 11:30 и, согласно протоколу судьи Н. Лищук, закрыто в 11:55.

В данном Постановлении о дате и времени следующего заседания не упоминается.

Не уведомляли меня о времени и месте следующего заседания ни сама судья, ни ее секретарь А. Садкова: ни устно (чему имеются три свидетеля), ни повесткой, ни СМС оповещением, ни каким-либо иным судебным способом.

Тогда на каком основании судья Н. Лищук делает вывод, об уведомлении Щукина надлежащим образом?

* * *

В деле имеется некая «повестка» подписанная старшим участковым инспектором ГОМ-3 майором Вороновичем, в которой тот собственноручно написал, «Щукин В.А. от получения повестки отказался».

Но, во-первых, ПИКоАП не наделяет сотрудников милиции правом назначать в ходе начавшегося судебного процесса дату и время судебного заседания.

Во-вторых, эту заведомо недействительную «повестку» я увидел лишь в материалах дела. Так же как и запись сотрудника ГОМ-3, учиненную после моей подписи 13.05.2018 г.

Я собственноручно (в 12:00 часов) написал, что ознакомлен с изменениями в протоколе.

Майор Воронович свои «филькины грамоты» мне не предъявлял.

На мой взгляд, старший участковый инспектор ГОМ-3 совершил преступное деяние: «Служебный подлог».

* * *

Накануне данного заседания, 28 мая с.г., готовясь к нему, я ознакомился с материалами дела.

К своему удивлению, в деле не обнаружил протокола судебного заседания, которое, якобы, проводила судья Н. Лищук в 14:00 часов 13 мая 2018 года. Не могла найти данный протокол и сотрудница секретариата городского суда, к которой я обратился за помощью в поисках.

По-моему, это явное свидетельство того, что заседание не проводилось. С трудом верится, что судья «забыла» написать данный обязательный судебный процессуальный документ.

Но, в любом случае, это явное грубейшее нарушение части 1 статьи 11.8 ПИКоАП.

Удивляет и запись судьи в мотивировочной части, в которой утверждается о моем неком электронном обращении в Минский городской суд 13.12 2017 года.

Электронное обращение в городской суд не направлял.

Мое обращение изложено на бумажном носителе.

* * *

В мотивировочной части судья Н. Лищук утверждает о неприличной форме, циничном виде оценки личности якобы данной мною должностному лицу судье М. Лапко.

Там же, в абзаце 8, Н. Лищук пишет, что данное оскорбление было допущено при исполнении судьей Н. Лапко служебных полномочий.

Статья 23.5 КоАП действительно гласит, что оскорбление должностного лица при исполнении им служебных полномочий является административным правонарушением.

Но, во-первых, мне инкриминируется правонарушение, якобы совершенное 13 декабря 2017 года. В этот день судья Н. Лапко не исполнял по отношению ко мне каких-либо служебных или иных полномочий.

Наши пути-дороги в этот день никоим образом не пересекались.

Во-вторых, в обращении к Минскому городскому суду говорится лишь о моем впечатлении на очень странное постановление судьи Н. Лапко 5 декабря 2017 года, превратившего Валерия Щукина из мужчины в женщину, а из обвиняемого (привлеченного к ответственности) в потерпевшую.

Я воспринял данное заявление за подписью судьи Н. Лапко как издевательство над моей личностью. О чем и проинформировал городской суд.

Вообще-то, это судья Н. Лапко в циничной форме оскорбил Валерия Щукина, а не наоборот.

В подобных случаях суду, полагаю, необходимо заслушать специалиста-лингвиста. 13 апреля с.г. я написал ходатайство об этом, но судья Н. Лищук даже выслушать не захотела.

Не говоря уже о назначении лингвистической экспертизы.

В-третьих, из чего первый заместитель председателя Минского городского суда В. Григорович, по требованию которого возбуждено административное производство, сделал вывод, что судья Н. Лапко оскорбился?

Согласно пункту 3 статьи 4.5 КоАП административное производство за оскорбление возбуждается лишь по требованию потерпевшего.

Однако в материалах дела нет заявления судьи Н. Лапко о претензиях к В. Щукину (пункт 1, части 1 статьи 9.1 ПИКоАП).

В связи с изложенным,

П Р Е Д Л А Г А Ю

Решение судьи Н. Лищук от 13.04 2018 года ОТМЕНИТЬ, а дело на основании пункта 3 части 1 статьи 9.6 ПИКоАП ПРЕКРАТИТЬ в связи с истечением сроков наложения административного взыскания.

КоАП предусматривает двухмесячный срок наложения взыскания со дня совершения (пункт 1 части 1 статьи 7,6).

К настоящему времени со дня инкриминируемого мне административного правонарушения пошло уже более пяти месяцев.


Валерий ЩУКИН
«Наш Дом»