Во время визита на оршанское предприятие Александр Лукашенко выставил его руководству оценку «два с минусом». А что бы сказал глава государства, узнав о столичной школе, которой руководит поистине «всемогущий» директор, крепко сидящий в своём кресле, несмотря на многочисленные выявленные нарушения? Насколько нужно подорвать здоровье детей, чтобы этот чудовищный эксперимент закончился? Свое недоумение в письме президенту выразила мать одного из учеников.

Речь идёт, безусловно, о минской школе №183 под руководством Людмилы Ануфриковой. О ней «Наш Дом» писал неоднократно – там «учится» сын нашей активистки Ирины Кравец. Вопиющие нарушения руководителя школы устанавливаются с завидным постоянством. Многие из них становились административными делами в отношении директора.

За последние пару лет у Людмилы Ануфриковой накопилось более десятка различных взысканий. По закону достаточно всего трёх, чтобы профнепригодность считалась доказанной и занимаемая должность была освобождена. Но это явно не тот случай.

За четыре года руководства школой Ануфрикова так и не смогла составить расписание занятий в соответствии с требованиями постановления, разработанного Минздравом (СанПиН). Ранее мы подробно писали об этом: сложные занятия не чередуются с более легкими, нагрузка на учеников не распределяется с учетом дней недели, и т.д. Такое неадекватное, не соответствующее существующим санитарным нормам распределение учебной нагрузки на детей, безусловно, не может не сказываться на их здоровье.

Поскольку Центр гигиены и эпидемиологии (ЦГиЭ) Партизанского района отказался защитить учащихся, разобраться в происходящем Ирина попробовала в суде. Заседаний было много, и это отдельная история, которую мы излагали на страницах нашего сайта:

https://nash-dom.info/51601
https://nash-dom.info/51652
https://nash-dom.info/51768
https://nash-dom.info/52257
https://nash-dom.info/52735
https://nash-dom.info/53280
https://nash-dom.info/53569

Суд Партизанского района и судебная коллегия Минского городского суда определили следующее (акцентируем ваше внимание на выделенные фрагменты):

 

Подчеркнем, что постановление Минздрава – это единственный документ, который регламентирует санитарно-эпидемиологические требования для учреждений общего среднего образования. То есть, все, что прописано в СанПиН, непосредственно касается норм безопасности для детей – учеников школ. В этом документе – никакой абстракции, никаких общих положений, он сфокусирован на требованиях к строго определенной категории капитальных строений (школы) и граждан (школьников).

Что же было предложено взамен? Внимательный читатель вспомнит, что суд счел легитимным заменить действующий СанПиН Декретом президента №7 «О развитии предпринимательства» и санитарными требованиями к нему.

Отныне безопасность школьников во время образовательного процесса регулирует документ, содержащий общие требования к содержанию и эксплуатации капитальных строений, принадлежащих субъектам хозяйствования. Стоит ли говорить, что о том, как должно составляться школьное расписание, чтобы дети не переутомлялись – в нем ничего нет?

Обо всем этом Ирина Кравец написала в письме Александру Лукашенко. Мать школьника отметила, что столь неожиданная и откровенно странная «рокировка» двух документов – постановления Минздрава и Декрета №7 – применимо к директору Ануфриковой выглядит как «крышевание» чиновниками от образования «своего» человека.

Стало быть, наш президент, который пытается «защитить» всех беларуских детей от их родителей своим Декретом №18, одновременно нарушает их конституционные права и оставляет в опасном для жизни положении Декретом №7, давая «зелёный свет» для самоуправства чиновникам? Такая здесь логика?

Ведь судебная коллегия определила, что руководителям школ, в том числе и школы №183, в буквальном смысле, можно все: ставить уроки хоть на ночное время, хоть на выходные дни, запустить в школу тараканов, покормить ими учеников… одним словом, причинять вред здоровью детей. А почему бы и нет, если ничего из этого не запрещено новыми правилами?

Активистка также обратила внимание на то, что Отделения гигиены детей подростков в ЦГиЭ до сих пор не ликвидированы. Вот только за что их сотрудники поучают свои зарплаты? Все их профессиональные обязанности, фактически, отменены всё теми же «новыми правилами» из Декрета №7.


В случае если указанные проблемы не будут доведены до главы государства, Ирина Кравец настаивает, чтобы её обращение было направлено для рассмотрения по существу в Совет Республики, а Декрет №7 – в Конституционный суд для проверки на соответствие нормам Конституции нашей страны.


«Наш Дом» информирует читателей о том, каким будет ответ президента или компетентных сотрудников его аппарата.

«Наш Дом»