В 2006 году в Беларуси был принят знаменитый Декрет №18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». Согласно этому декрету, органы власти должны обеспечивать охрану прав ребят из семей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Однако на самом деле, это развязало властям руки – детей стали забирать за долги родителей по коммунальным платежам, за гражданскую позицию, участие в акциях, отбывание суток в ИВС. МЦГИ «Наш Дом» запустил специальную кампанию, посвященную защите маленьких беларусов.

В 2016 году Ольга Карач лично поддержала активистку из Молодечно Олесю Садовскую, у которой за ее активную позицию забрали 8-летнюю дочь. Началось все с того, что 1 января 2012 года сотрудники милиции отказали Олесе в возбуждении дела за кражу ее мобильного телефона и начали издеваться над ней. По надуманным причинам у женщины забрали ребенка, а затем приговорили к 2,5 годам ограничения свободы за сопротивление сотрудникам милиции. Активисты МЦГИ «Наш Дом» составили петицию за отставку чиновницы райисполкома, которая инициировала изъятие 8-летней Кати из семьи, а также присутствовали на судах над Олесей.[1]

В том же году «Наш Дом» выступил в защиту Натальи Костюченко из Узденского района. Женщина сдавала комнату молодому мужчине, однако тот перестал платить, а однажды вернулся домой выпившим и наутро заявил о пропаже у него 50 долларов. Милиция заставила Наталью подписать признательные показания о том, что это она украла деньги у соседа. Она отказалась, и тогда ей начали угрожать изъятием из семьи сына Артура. Наталья предоставила доказательства своей невиновности, однако милиция, хоть и отпустила ее, но пристальное внимание сохранила. Органы опеки начали набеги на дом женщины.[2]

В 2017 году благодаря стараниям активистов «Нашего Дома» удалось вернуть матери восьмилетнюю Эльвиру Миронову. Четыре месяца она находилась в детском приюте, куда ее поместили из-за активной гражданской позиции ее родителей. Когда девочка пошла в школу, её мама отметила ряд нарушений: в туалетах отсутствовали сидения, туалетная бумага, не было питьевой воды для детей. Семья потребовала устранить проблемы – в итоге ими заинтересовались и решили, что ребенок не может проживать с родителями. В дело вмешались международные структуры, и после поднявшегося шума девочка смогла вернуться домой.[3]

Также в 2017 году активисты поддержали мать пятерых детей из Копыльского района Валентину Буслаеву, семью которой поставили в СОП. Причина – отсутствие в доме ремонта и низкий средний балл (около 6) детей-школьников. Женщина работала в местном хозяйстве, дом ей предоставило оно же, на балансе хозяйства коммунальные услуги. Однако один из долгов – по воде – повесили на Валентину. Никаких копий документов матери не предоставили.[4]

В 2018 году правозащитники «Нашего Дома» побывали на приеме у министра юстиции Олега Слижевского. Темой визита стала в том числе постановка семей в социально опасное положение. На встрече обсуждался спорный пункт постановления Совета Министров, согласно которому гражданам выдаются копии документов, затрагивающих их права и интересы, кроме документов, относящихся к переписке государственных органов. Активисты рассказали, что семьям, которых ставят в СОП, документы не выдаются, и они даже не знают, что им нужно исправить. И уточнили: известны и ситуации, когда акты обследования помещений составляются без посещения семей. По итогам встречи правозащитникам был отправлен письменный ответ министра юстиции – проблемы признаны существенными, и недочеты в законодательстве нужно устранить.[5]

В 2020 году «Наш Дом» занялся вопросом несовершеннолетнего Глеба Гунько, которого забрали в приют из-за посягательств отчима на их с матерью жилье. Глеб и его брат шесть месяцев находились в приюте. К помощи государства прибег отчим мальчиков, надеясь забрать себе квартиру, в которой проживали Глеб с братом и их мама. История с квартирой продолжает раскручиваться. На первом заседании были заслушаны позиции сторон. Глеба на нём поддержали активисты и правозащитники «Нашего Дома».[6]

Издевательства над детьми и их родителями продолжились и после выборов. Декретом №18 пугали Виталию Наумик, жену Владимира Наумика, задержанного по «делу Тихановского». К ней домой пришли из детского сада, куда ходит ее 5-летняя дочь. Сказали, что поступило сообщение и комиссии необходимо проверить условия проживания ребенка. В анонимном письме было сказано, что дома у семьи окурки и бардак.[7]

17 сентября была задержана активистка «Европейской Беларуси» Елена Лазарчик. Ее сына, первоклассника Артема, в тот же день забрали в приют, основываясь на декрете №18. На следующий день возле приюта собрались люди. Органы опеки заявили, что Елена должна собрать документы для того, чтобы забрать Артема домой, но под давлением общественного мнения мальчика вернули матери.[8]

10 марта 2021 года «Наш Дом» рассказывал о семье Овчинниковых, которая с октября живет в России, но все это время у отца Василия пытаются забрать 10-летнего сына. Причина – отец препятствует получению образования. На самом же деле мальчик учится дистанционно в школе в Москве. А вероятная причина – таким образом комиссия хочет установить местонахождение Василия, ведь он засвидетельствовал фальсификации на выборах-2020, а еще сфотографировал своего сына с Сергеем Тихановским.[9]

Начиная кампанию «Недетское дело», «Наш Дом» потребовал от властей перестать принудительно детей из семей без суда, наказывать чиновников за неоправданное изъятие ребенка, прекратить преследование матерей несовершеннолетних детей за их гражданскую позицию, обеспечить родительские права людей с ограниченными возможностями и внести соответствующие изменения в Конституцию и законы. Кроме этого, «Наш Дом» предложил усовершенствовать систему финансирования социальных услуг для семей, попавших в сложные жизненные обстоятельства, закрепить заключение соглашения о содержании несовершеннолетних детей как обязательное условие развода супругов, предусмотреть совместную опеку над детьми после развода.

Ряд правил был предусмотрен для защиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Законодательство в отношении детей сирот следует усовершенствовать, а в нем должны присутствовать такие формы семейного устройства, как патронатное воспитание и гостевая семья. Также «Наш Дом» порекомендовал развивать семейные формы устройства детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, чтобы максимально закрыть сиротские учреждения.

Правила, предложенные активистами «Нашего Дома», исключают эксплуатацию детского труда, вовлечение несовершеннолетних в оперативно-розыскную деятельность, нарушения прав детей на досудебных стадиях.[10]

Вместо выполнения рекомендаций и исправления недочетов в законодательстве власть использует детей как рычаг давления на родителей с активной позицией в надежде, что таким образом удастся уменьшить количество протестующих в стране. И в результате дети из уютного родительского дома рискуют попасть в казематы приютов с соответствующим отношением. О том, как это отразится на их психике, остается лишь догадываться.

[1] https://nash-dom.info/39060

[2] https://nash-dom.info/41801

[3] https://nash-dom.info/52397

[4] https://nash-dom.info/48608

[5] https://nash-dom.info/53665

[6] https://nash-dom.info/event/browse/minsk-prodolzhenie-suda-o-priznanii-nesovershennoletnego-utrativshim-pravo-polzovaniya-i-vladeniya-zhilym-pomeshheniem

[7] https://news.tut.by/society/689229.html

[8] https://nash-dom.info/lib/browse/karateli-lomayut-sudby-detej-belarusi-monitoring-repressij-protiv-detej-avgust-noyabr-2020

[9] https://nash-dom.info/68002

[10] https://nash-dom.info/campaign/browse/nedetskoe-delo

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.