Подходит к концу первый месяц лета – июнь. Приход тепла в нашу любимую страну был ознаменован многими горячими новостями и яркими событиями. «Наш Дом» круглый год и 24/7 работает для того, чтобы помогать людям, пострадавшим тем или иным образом от действий оккупационной власти.

Сегодня мы хотели бы напомнить о жизненных и поучительных историях, которые были рассказаны героями «Нашего Дома» в июне.

  • Дмитрий Рассеко, простой трудящийся из Могилева, рассказал нам о том, какую цену пришлось ему заплатить за волонтерство при сборе подписей в пользу независимых кандидатов в Президенты, а также о его преследовании органами МВД в родном городе.

«В октябре и ноябре я дважды получил «наказание» в виде административного ареста, проведя в заключении, в общей сложности, 25 суток. Меня привлекали по ст. 23.34 КоАП РБ (Нарушение порядка проведения массовых мероприятий в старой редакции КоАП, сейчас это ст. 24.23 – Прим. Ред.) за то, что я выходил на улицу на протестные акции. После Нового Года мое преследование вроде как прекратилось. В конце марта 2021 года я шел по центральной пешеходной улице Могилева, Ленинской, просто гулял. Ко мне подошли двое сотрудников милиции и спросили «чего ты здесь ходишь?», на что я ответил, что просто гуляю. Сотрудники заявили мне, что «здесь гулять не надо, иначе мы тебя заберем». Я сказал им, что могут забирать сразу, поскольку я ничего противозаконного не совершал. Милиционеры сказали, что «мы уже 20 человек тут «твоих» завернули». Я так понимаю, у милиции есть какая-то база людей, ранее привлеченных по ст. 23.34, и они специально высматривают их на улицах».

  • Активная мама по имени Ольга, не пожелавшая назвать своего имени из соображений безопасности, поведала о том, как ее избивали озверевшие ОМОНовцы, штрафовали на дикие суммы бессовестные судьи, а также шантажируют детьми так называемые «социальные службы». Все это – за то, что человек имеет твердую гражданскую и политическую позицию.

«Но вот по прошествии всех событий в Беларуси, отношение школы изменилось. Про социальных педагогов ничего плохого сказать не могу, но очевидно, что каждый в своей должности находится под кем-то вышестоящим и, следовательно, подчиняется ему. Конечно, они стали говорить: «Вы понимаете, что еще одно Ваше задержание – и детей больше не будет? Однажды суд принял решение дать мне максимальный штраф – тридцать базовых – и ГАИ три базовых. Это внушительная сумма. Я спросила: «Вас не смущает тот факт, что я мама в декрете?». «Нарожала за пособие – вот и плати», — сказал судья».

  • Актрисы Гродненского драматического театра Вероника Минич и Анастасия Мучко поведали «Нашему Дому» о давлении на лучших актеров труппы и массовые увольнения тех, кто проявил солидарность с народным протестом и объявил забастовку.

«Наш директор сделал хитрый ход. Он не уволил сразу всех, кто бастовал, а уволил пару человек, чтобы посмотреть на реакцию остальных. Он, наверное, думал, что мы глупые или наивные и что мы с ним играем. Надеялся испугать нас тем, что будут увольнять. Но заявление на забастовку никто не забрал. Поэтому в течение следующей недели всех, кто написал такие заявления, уволили по статье», — В. Минич.

«Это страшно – быть в положении загнанного животного, за которым идет охота. Смотреть на мир, как прежде, ты уже не можешь. После вынужденной релокации я месяца два приходила в себя».

  • Врач-педиатр с многолетним стажем Юлия Рафалович из города Кобрина Брестской области была подвергнута недельному заключению и уволена с работы за празднование Дня Воли.

«Любить Беларусь, гордиться своим этносом. Быть сильными и поддерживать тех, кто сейчас находится вдали от нас и пострадал от режима. Быть честными, справедливыми. Быть чистыми сердцем и гордиться тем, что мы – Беларусы!».

  • Мы поговорили с несчастной пожилой женщиной, матерью гомельского web-дизайнера Станислава Мочалова Людмилой НиколаевнойБесчеловечные каратели забрали у двух стариков сына, который о них заботился. Станислав был репрессирован по ч.1 ст. 342 УК РБ (Организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти или повлекших нарушение работы транспорта, предприятий, учреждений или организаций, либо активное участие в таких действиях при отсутствии признаков более тяжкого преступления – Прим. Ред.)

«Когда мой сын подошел к подъезду, они вышли из машины. Это были люди в черном, безо всяких опознавательных знаков. Они подошли к Станиславу и стали с ним о чем-то разговаривать. Он шел домой с покупками, с большими пакетами. Там были продукты, которые он купил мне и мужу. Картошка, фарш. Много чего было. Как я позже узнала, он просил хотя бы занести домой продукты, чтобы они не испортились. Он говорил, что купил эти продукты по нашей просьбе и нам нечего есть, но ему отказали».

  • «Нашему Дому» удалось пообщаться с мамой одного из репрессированных по «Пинскому делу». Евгения Станиславовна Матюш, мать Дэвида Мостицкого, политзаключенного, беззаконно и огульно обвиненного по ч. 2 ст. 293 УК РБ дело (Участие в массовых беспорядках, выразившееся в насилии, погромах, поджогах, уничтожении имущества или насилия в отношении представителей власти – Прим. Ред.) и приговоренного к 5,5 годам в колонии усиленного режима, рассказала о событиях, ставших роковыми для ее семьи.

«Они [сотрудники СК – Ред.] стали угрожать Дэвиду через меня: дескать, если он нам не позвонит и не придет к нам, мы объявим его в розыск и перекроем границы, плюс к этому он заплатит 30 базовых (непонятно, за что). Они оставили свой номер телефона и уехали. Когда сын пришел домой, я все ему рассказала и попросила его сходить на допрос, чтобы от него отстали. Тогда у меня не было причин не верить сотрудникам органов, я думала, что Дэвида действительно допросят как свидетеля. «Моя милиция меня бережет», как говорится».

  • Предприниматель из Бреста Андрей Шарендо, не пожелавший сидеть в заключении без вины (в отношении него было сфабриковано уголовное дело по ст. 361 УК РБ (Призывы к действиям, наносящим ущерб национальной безопасности Беларуси – Прим. Ред.) и ст. 368 УК РБ (Оскорбление президента – Прим. Ред.)), успел дать интервью журналисту «Нашего Дома» прежде, чем безмолвно попрощался с репрессировавшей его системой. Столь пристальное внимание прикорытных наемников он заслужил к себе лишь за интервью, данное им «Хартии-97».

Сейчас новостные заголовки пестрят его именем с указанием, что Андрей на «суд» над собой не явился. Мы надеемся, что Андрей Шарендо сейчас находится в безопасности и набирается сил для дальнейшей борьбы.

«Сотрудники милиции выбили у меня дома двери и провели обыск. Мою жену сразу схватили под предлогом того, что она препятствовала проведению обыска. Впоследствии ей были выдвинуты обвинения сразу по нескольким статьям: ст. 364, 368 и 369 УК РБ (Сопротивление сотруднику органов внутренних дел, Оскорбление президента Республики Беларусь, Публичное оскорбление представителя власти в связи с выполнением им служебных обязанностей – Прим. Ред)».

Разумеется, МЦГИ «Наш Дом» не просто пообщался с этими людьми. Мы помогли или продолжаем помогать каждому из них. В этом – не только наша работа и борьба, в этом – смысл жизни каждого из нас.

В «Нашем Доме» также появился новый формат рассказов о наших героях — маленькие истории о том, что происходит внутри и о выборе каждого честного человека. Две из них «Артхаус наяву» и «Жить — это очень важно» вы можете прочитать прямо сейчас.

Очень скоро настанет тот день, когда ворота карательных учреждений откроются для каждого осужденного безвинно, а все, кто покинул Родину, смогут вернуться домой. Сегодня мы и все те, кто поддерживает народное сопротивление Беларуси, рискуя свободой, ежечасно этот день приближаем.

Так пусть зазвучат на наших улицах родные песни и счастливый смех, а в каждый дом навсегда поселятся счастье и радость!

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.