«Наш Дом» неоднократно писал о семьях, которые попадали в поле зрения белорусских госслужб. В каждой из таких историй обязательно присутствовали родители, знающие свои права и готовые их отстаивать. А также дети, которыми в буквальном смысле шантажировали таких «дерзких» родителей. Эти истории продолжают повторяться с незавидной регулярностью…

Нашим внимательным читателям уже хорошо знакома семья Кравец из Минска. Мы писали об «особом» отношении милиции и работников школы №183 к юному Марку Кравец. В числе прочих своих «заслуг» инспекция по делам несовершеннолетних (ИДН) вместо того, чтобы защитить ребенка, пристроила его на профучет в милицию.

Итак, разберемся в произошедшем с самого начала.

На стол к, не побоимся этого слова, «легендарному» инспектору Любецкому как-то раз легло заявление от учителя физкультуры Екатерины Конюх. «Наставница» желала привлечь к ответственности своего ученика (Марка) за «систематические оскорбления» её сына.

konyuh

Чему же “учит в школе” “боевая физкультурница” Конюх?

Любецкий, как и положено настоящему профи, «проверку» провел и… решил привлечь Ирину Кравец за «недостаточное воспитание» сына. При этом сама Ирина ничего не знала ни о заявлении от Конюх, ни о «следственных мероприятиях» Любецкого, ни об оскорбленных чувствах одноклассника Марка… А все потому, что учитель Конюх, классный руководитель и администрация школы, с которыми женщина постоянно держала связь – ничего подобного ей не говорили.

«Физкультурница», помимо заявления, успела написать задним числом еще четыре докладных (об этом мы расскажем отдельно).

А Любецкий… да-да, он продолжил «протоколировать».

ch-300x213

Протоколировал, протоколировал, да не допротоколировал…

КДН Партизанского района г. Минска очередной протокол участкового рассмотрела, закрыв глаза на несовпадающие показания «свидетелей», различное время в протоколе и его копии,  и прочее, и прочее. Маму Марка наказали штрафом, а самого ребенка предупреждением ( и не важно, что он не является субъектом административного права).

Примечательно, что директор школы №183 Ануфрикова, под чутким присмотром которой весь этот «административный бардак» происходил, выступила в качестве свидетеля…

anu-235x300

Директор Ануфрикова свидетельствовала, свидетельствовала…

Однако суд вопиющее решение отменил и направил дело на новое рассмотрение. Во второй раз его рассматривали вяло. Инициативу проявлял только Любецкий, в связи с чем дело вышло за сроки. Но участкового решение КДН не остановило, он-таки поставил мальчишку на учет 6 мая 2015 года. Чтобы не нарушать своих традиций – снова за спиной у родителей.

Семье Кравец сия новость стала известна только 17 мая, когда Любецкий позвонил Ирине и велел привести к нему сына для профилактической беседы. На просьбу женщины  ознакомить её с решением о постановке ребенка на учет, участковый сослался на какой-то свой, внутренний закон (наверное что-то вроде «внутренней Монголии» Пелевина). Также он сообщил, что с ней, как с законным представителем малолетнего ребенка, общаться не планирует.

Ирина, руководствуясь законом, потребовала не приближаться к сыну без ее присутствия. Кодекс о Браке и Семье четко определяет границы дозволенного как участковому Любецкому, так и директору Ануфриковой статьей 73 (родители являются законными представителями своих несовершеннолетних детей и выступают в защиту их прав и законных интересов в отношениях с любыми лицами и организациями, в том числе в судах, без специального полномочия).

Но, видимо, когда есть погоны – плевать на законы и кодексы. И уже спустя несколько дней Любецкий пришел в школу и сорвал Марка с урока, чтобы сообщить ему лично о том, что поставил его на учет. Решение о постановке на учет ребенку предоставлено не было, как не были и разъяснены несовершеннолетнему его права.

Впоследствии, на требование родителя предъявить документ, на основании которого Марка сорвали с урока и повели к инспектору – ни администрация школы, ни социальный педагог ничего вразумительного пояснить не смогли.

30 мая 2016 года после вручения Ирине Кравец результатов обучения достаточного уровня и отсутствия претензий по поведению её сына, она получила от имени директора Ануфриковой  приглашение на совет профилактики по вопросам обучения и воспитания ребенка.

Цирк зажигал огни…

Ирина письменно отказалась участвовать в этом «театре абсурда» и обжаловала нелогичность действий Ануфриковой в управление образования Партизанского района города Минска.

Из ответа на жалобу выяснилось, что на совет профилактики директор приглашала вовсе не по вопросу обучения и воспитания, а по поводу постановки на учет в милицию ученика ее школы Марка Кравец. Дескать, последний систематически кого-то оскорблял, о чем администрация школы родителям не сообщала, но при этом оценивала его поведение как удовлетворительное… Ох, и запутанная история!

На личном приеме у Ануфриковой, родители мальчика неоднократно просили ознакомить их с документом из ИДН. Но от директрисы лишь удалось добиться признания существования такого документа. При этом она заявила, что не обязана с ним знакомить законных представителей и вообще о нем информировать.

Кстати, Кодекс об образовании и должностная инструкция обязывают директора школы знать Конституцию и законодательство Республики Беларусь.

Но «воз и ныне там». И по сей день родители мальчика не видели ни одного документа…

На их многочисленные заявления в РУВД с просьбой ознакомить их с решением о постановке на учет в милицию сына – было отказано. Также отказано в ознакомлении с решением о снятии с незаконного учета. И, с позволения сказать, дерзко отказано!

У «Нашего Дома» возникает ряд вопросов, среди которых главнейший: чем занимаются должностные лица призванные охранять детство?

***

Правовые аспекты поведения должностных лиц – главных «героев» данной публикации – мы рассмотрим в следующем материале.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

«Наш Дом»