Задержанные в Бобруйске 9 мая и осужденные на 10 суток пятеро мужчин, которые вышли на свободу вчера, 19 мая, смогли ознакомиться с материалами своих дел. За время нахождения в ИВС один из арестантов лишился работы. «Наш Дом» разбирается, какую цель преследовал массовый «хапун» в День Победы.

В дополнение к материалу об освобождении бобруйских узников, опубликованном вчера, необходимо отметить, что прибыв к бобруйскому суду после освобождения из могилёвского ИВС, мужчины сделали важное уточнение. Действительно, образцы жалоб на постановления суда от правозащитницы Галины Смирновой, которые были отправлены ещё 15 мая и должны были быть доставлены в ИВС в тот же день, им передали лишь вечером 18 мая, когда истекал пятидневный срок обжалования по постановлениям о наложении административного взыскания в виде ареста. Мужчины отказались подписывать его следующим днём, когда жалоба уже не имела смысла. О том, будут ли приняты их документы к рассмотрению – мы сообщим, как только появится соответствующая информация.

Когда освобождённые вернулись в Бобруйск для ознакомления с материалами дел, они заявили о своей готовности бороться за справедливость до конца. Мужчины не понимают, за что и почему им пришлось потерять 10 дней жизни. Кроме того, одному из них, жителю Жлобина Александру Ермоленко, стало известно, что во время отбытия наказания был подготовлен приказ о его увольнении с предприятия БМЗ.

Несмотря на то, что мужчины были задержаны в разных частях города и судили их разные судьи, все постановления о наложении административного взыскания выглядят написанными под копирку.

«…принял активное участие в проведении массового мероприятия, выразившееся в движении в составе колонны автомобилей с применением звукового сигнала и осуществлении выкриков о проведении антипарада, всячески пытался привлечь к себе внимание граждан, выражая своё общественно-политическое настроение, высказывал протест против проведения парада в рамках Дня Победы».

С такого предисловия начинается постановление по делу оршанца Юрия Соловьёва. Мужчина не отрицает, что приехал в Бобруйск на автомобиле, однако утверждает, что в момент задержания стоял на остановке на улице Интернациональной, откуда хотел на общественном транспорте доехать до центра города (9 мая передвигаться, действительно, было проще таким образом, поскольку центр был перекрыт).

В постановлении Соловьёва указано, что задерживавший его сотрудник милиции А.Комар, он же свидетель по делу, подтверждает, что задерживал мужчину на остановке вместе с группой лиц. При этом Комар, давая показания, сослался на то, что перед задержанием Соловьёв-таки «сигналил и осуществлял выкрики».

Там же, на остановке на ул.Интернациональной был задержан житель д.Бабирова Глусского района Сергей Адномах. Постановление по его делу – фактическая копия постановления Соловьёва. Лишь с небольшой разницей – Адномах изначально не передвигался на личном транспорте. Из текста постановления выходит, что он ходил туда-сюда по остановке и «выкрикивал лозунги против Парада». Сам же Адномах утверждает, что не ходил и не выкрикивал, приехал искать в Бобруйске работу, стоял и ждал свой автобус.

Остановка на Интернациональной стала местом, вероятно, самого массового «хапуна» в День Победы. По свидетельствам освобождённых мужчин, более двух десятков человек, включая детей, оказались с ними в актовом зале отдела милиции. Большую часть из них отпустили.

Интересный факт: Соловьёв и Адномах утверждают, что их задерживали около 13 часов дня, в то время как в протоколах задержания указано время 12:05.

Очевидно, что всё это неспроста. В материалах дел осужденных имеется скриншот объявления в интернете, где сообщается о проведении в Бобруйске 9 мая антипарада автомобилистов с пробегом по ул.Минской в 12:00. Можно предположить, что время задержания в протоколах «подбивалось» под указанное в объявлении, и, таким образом, скриншот стал «железным» доказательством по каждому из дел.

Задержанные в другом месте – на пересечении улиц Минской и Урицкого — минчанин Андрей Шуляк и жлобинец Александр Ермоленко оказались там случайно, направлялись по своим делам в другие места. По совпадению, оба вышли из своих транспортных средств покурить. Остановка не в том месте, не в то время также была запротоколирована как несанкционированное массовое мероприятие, в ходе которого фигуранты «кричали лозунги и сигналили». Мужчины утверждают, что не делали ни того, ни другого.

В приватной беседе с одним из правоохранителей, уже в отделе, они узнали, что «сверху» был отдан приказ их задержать. Зачем и почему, видимо, понимали далеко не все сотрудники.

Пятого задержанного, бобруйчанина Дмитрия Вольфсона, в отличие от остальных, судили не за участие в незаконном массовом мероприятии (ч.1 ст.23.34 КоАП), а за «неповиновение законным требованиям сотрудника милиции» (ст. 23.4 КоАП). Мужчина выезжал с придомовой территории на ул.Минской на главную дорогу, чтобы отправиться на работу. Однако остановившие его сотрудники милиции потребовали двигаться в противоположном направлении, объясняя это «ремонтными работами».

В беседе с НД Дмитрий вспомнил историю, которую услышал на курсах по вождению много лет назад. Это была реальная ситуация, в которой водителю пришлось подчиниться требованию сотрудников ГАИ и остановиться прямо на трассе, что впоследствии спровоцировало серьёзную аварию с человеческими жертвами.

Действительно, суровый выбор в беларуских реалиях: повиноваться и лишиться жизни, или неповиноваться – и уехать вместо работы на сутки…

***

Все пятеро мужчин, многие из которых не интересовались политикой до того момента, пока она всерьёз не взялась за них, твёрдо намерены бороться до конца и пройти все инстанции опротестования незаконных постановлений.

Вероятно, к ним захочет присоединиться и шестой задержанный в Бобруйске – блогер Дмитрий Тимофеев, который выходит на свободу из могилёвского ИВС завтра, 21 мая, после 12 суток административного ареста.

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.