Главный внештатный травматолог Комитета по здравоохранению и заместитель главного врача 6-ГКБ г. Минска по травматологии, кандидат медицинских наук, врач травматолог-ортопед высшей категории Валерий Врублевский, вероятно, в попытках уйти от ответственности за неоказание медицинской помощи больной, открыл небывалое доселе. Оказывается, таки есть в организме человека «лишние детали». Главное, правильно  «обработать напильником», и человек без ущерба для жизни и здоровья вполне сможет жить.

Валерий Врублевский

В конце 2018 г. пострадавшая от безучастия белоруской медицины Ирина Кравец обратилась с иском к 6-ГКБ и Минздраву в суд Партизанского района. 13 сентября 2018 г. она получила двойную травму. Полный отрыв задней группы мышц и перелом (со смещением, как оказалось позже) плеча. В 6-ГКБ  из медицинской помощи она получила лишь рентген двух конечностей и рекомендацию приобрести за собственные средства повязку «Дезо» («Айболит» выдал бумагу с адресом), что последняя и сделала. Так, в виде рентгеновского снимка были выполнены минимальные стандарты оказания медпомощи в РБ при двойной травме.

Узнав о том, что медицинские документы фальсифицируются, Ирина обратилась за консультацией не только к белорусским врачам, с которыми Врублевский не на связи, но и к литовским. Три врача рекомендовали Ирине операцию по восстановлению группы мышц и операцию на плече, так как впоследствии выяснилось, что перелом был со смещением, кость деформировалась, и рука не двигается как положено. Но «заинтересованные» врачи игнорировали рекомендации «незаинтересованных» и никакого лечения Ирине не назначали кроме физкультуры, а тем временем «кроили документацию» во всех медучреждениях, куда Ирину направляли Минздрав и Комитет по здравоохранению, якобы для лечения.

«Наш Дом» ранее описывал некоторые события этого дела:

https://nash-dom.info/55699
https://nash-dom.info/56152
https://nash-dom.info/56230
https://nash-dom.info/57467

В продолжение темы об упомянутом выше диалоге Валерия Врублевского и его коллеги, врача МРТ Ольги Стельмах о написании диагноза «покрасившее», мы публикуем аудио диалога Ирины с последней:

Конечно Стельмах, по просьбе Врублевского написала «покрасившее», то есть «субтотальный отрыв». Это значит – частичный, но рассказывала пострадавшей про полный отрыв (!). Полный отзрыв подтвердили и литовские специалисты.


Атрофи́я (лат. atrophia от др.-греч. ἀτροφία — отсутствие пищи, голодание) — расстройство питания, прижизненное уменьшение размеров клеток, тканей, органов животных и человека. Патология характеризуется нарушением или прекращением функции органов (тканей).


Наш герой Врублевский взял под личный контроль ситуацию, и после неоднократных фальсификаций, выполненных, видимо, в рамках «корпоративной этики» Минздрава,  решил вопрос одним махом.

Через восемь месяцев фактического отсутствия лечения травм, в 6-ГКБ Ирину посетила комиссия МРЭК, которая приняла решение разрешить продление листа нетрудоспособности свыше 120 дней. И не удивительно, ведь, действительно, травмы нужно лечить. Но буквально через неделю в числе другой комиссии в палату к Ирине явился бравый Врублевский в сопровождении трех дам в белых халатах, которые назвали себя ВКК, а цель визита обозначили так: «Будем решать вопрос о Вашей трудоспособности» (?). Странно, не так ли?

В 6-ГКБ Ирину направил Комитет по здравоохранению для введения препарата «Белкласта» (лечение остеопороза). Никакого лечения по травмам Ирина так и не получила. О какой трудоспособности может идти речь, если у человека отсутствует одна четвертая правой ноги, а правая рука поднимается только вверх по прямой, и работает от локтя. Тем не менее, кандидат наук Врублевский, который, как мы помним, первым узнал о трагической участи пациентки от сотрудницы Стельмах, залихватски смело признал Ирину трудоспособной и отправил «пол человека» работать в полном объеме, вероятно полагая, что такая деталь как «хармстринг» (задняя группа мышц – 3 шт.) в теле человека не обязательна. Не обязательны и функции плечевого сустава. Господь «переборщил»?

“Лишние детали” зачеркнуты

Информация о происходящем направлена новому министру здравоохранения Владимиру Каранику и в администрацию Президента. Посмотрим, как они оценят «смелость» внештатного сотрудника.

Рита Тэйлор,
«Наш Дом»