Как узнать пострадавшему пациенту к чему привело бездействие врачей?

Активисты и друзья «Нашего Дома» неоднократно сталкивались с врачебными ошибками, а вот с медиками, которые бы открыто признавали свою вину в случившемся и старались её загладить – им познакомиться пока не удалось. Аналогичная история произошла с нашей активисткой Ириной Кравец – она получила бытовую травму, которая была несвоевременно диагностирована. Теперь Ирина пытается узнать, что с ней, но, как оказалось, это не просто. В таких случаях медики как-то по-своему трактуют понятие «врачебная тайна», особенно перед судебным разбирательством о причинении вреда здоровью.

В сентябре текущего года Ирина неудачно поскользнулась в своей квартире на мокром полу. Бригада скорой помощи, которая приехала через два часа, доставила её в 6-ю клиническую больницу города Минска, где женщине сделали рентгеновские снимки и увидели только перелом плеча без смещения. При этом травм было две – плечо и бедро.

Намного более информативное исследование – магнитно резонансная томография (МРТ) – не проводилось.

Назначенное лечение перелома плеча (гипс) и ушиба бедра (обезболивающее и мази) – не помогло. Неустойчивость и боль в ноге сохранялись, как и щелчки с жуткой болью в плече после срастания перелома. Они не позволяли разработать руку.

14-я городская поликлиника предложила Ирине установить диагноз самостоятельно, сделав МРТ за свой счет. На деле это оказалось невозможным, так как для исследования МРТ необходимо направление врача, которого не было. И лишь после жалобы в Минздрав женщине предложили пройти МРТ в соответствии с законодательством, то есть бесплатно.

Ирина, в силу свей опытности общения с чиновниками, врачами и т.д. всегда фиксирует происходящее с нею аудио- или видеозаписью, во избежание недоразумений и последующих неясностей.  На МРТ исследовании в 6-й ГКБ г. Минска после беседы и подготовки, врач велела ей все вещи оставить в её кабинете. Ирина подчинилась. Запись была включена.

В ожидании заключения Ирина прослушала аудио и услышала на записи свой диагноз, который был озвучен не ей, а Валерию Врублевскому, коллеге врача МРТ Ольги Стельмах, направившему Ирину на исследование. Сказанное подавалось как тайна, «чтобы не при ней (пациентке – прим. НД), чтоб она не услышала ничего». Ирине же врач Стельмах сообщила, что ещё ничего не смотрела и не знает, что с её ногой.

В своем заключении Ольга Стельмах выполнила обещание и написала «покрасивше», то есть, не всю правду…

А пациентка могла бы остаться в неведении о серьезных и непоправимых последствиях лечения мазями нижней конечности…

Зная о «врачебной тайне», Ирина вынуждена была искать способы получить альтернативное описание диска с МРТ. Так, у неё появилось второе заключение МРТ и даже третье, где было указано не только об оторванных связках, но и об атрофии задней группы мышц ноги (в медицине: потеря отдельным органом жизнеспособности и уменьшение его в размере вследствие недостатка питания или длительного бездействия. То есть, мышцы не подлежат восстановлению.)

Это вторая часть правды, скрытая под «покрасивше».

На жалобы о боли и щелчках в плече беларуские врачи советовали Ирине усиленнее разрабатывать руку на ЛФК (лечебная физкультура). В то же время литовский врач, к которому женщина обратилась за консультацией по лечению ноги, без всяких дополнительных жалоб, осмотрев руку и снимок, заявил следующее:

«У вас с рукой беда, необходимы МРТ и КТ исследования. Это перелом со смещением как минимум…»

В середине декабря из-за неустойчивости травмированной ноги Ирина упала и повредила колено второй ноги. В 6-ГКБ после её настоятельного требования, врачи согласились сделать МРТ колена, в связи с чем она попросила заодно посмотреть и плечо.

По результату исследования врач сообщил, что проблема с плечом носит «неврологический» характер и рекомендовал пациентке обратиться к неврологу. В подтверждение он вручил Ирине заключения МРТ, в которых не было ни подписей, ни печатей. Такие документы недействительны и пациентка попросила удостоверить их. Врач забрал бумаги со словами:

«Мы не все написали, сейчас допишем…».

Через час принес он совсем другие заключения с подписями и печатями.

Медики были очевидно неприятно удивлены тем, что ранее «проморгали» оторванные связки плеча, всей задней группы мышц, «импичмент» синдром, перелом со смещением и крепко призадумались над тем, как бы, опять же, «покрасивше» написать заключение. При этом их беспокоило, чтобы пациентка не узнала о «косяке».

Но к моменту, когда открылась правда о характере травм Ирины, они уже носили застарелый характер. Женщина считает, что если бы ей вовремя сделали МРТ, увидели реальную ситуацию и вовремя назначили лечение, то к новому году она уже, скорее всего, забыла о случившемся.

Но до сих пор беларуские врачи скрывают способы и методы лечения, настаивая только на ЛФК и физиопроцедурах.  В Литве такое повреждение плеча лечится хирургически: кость заново ломается, сухожилия сшиваются… А атрофированную заднюю группу мышц бедра, скорее всего, спасти уже не удастся.

Родные Ирины, тяжело переживающие за состояние близкого человека, составили обращение в Министерство здравоохранения. В документе они описали ситуацию, выразили возмущение бездействием врачей и предложили структуре назначить лицо, ответственное за ведение диалога с семьёй и её информирование о решениях, которые принимаются для восстановления здоровья Ирины.

В случае отсутствия диалога и продолжения бездействия семья будет вынуждена подать исковое заявление в суд Московского района города Минска о компенсации вреда, нанесенного медиками.

«Наш Дом» будет следить за развитием событий.

«Наш Дом»