Ранее «Наш Дом» рассказывал о ситуации с расписанием в столичной школе №183. Мать одного из учеников побывала в учебном заведении, чтобы разобраться, какая «конфиденциальная информация» содержится в «учительском» расписании и почему она недоступна для родителей. Это расписание могло бы внести ясность в то, почему версии расписания для учеников и родителей (электронная и размещенная на стенде) – различались. В итоге в отношении женщины был проведен странный «административный процесс»…

В день, когда произошел инцидент, директор школы №183 Людмила Ануфрикова написала на Ирину Кравец, мать ребенка, заявление в милицию. Это заявление у нее не приняли, поскольку оснований для привлечения женщины к ответственности не было. Ирина, в свою очередь, также написала заявление, она планировала приложить к нему видео, на котором было запечатлено, как себя вели участники событий. В частности, администрация учебного заведения, не пускавшая её за порог учительской.

С участковым, который занимался этим делом, Ирине удалось встретиться спустя несколько недель. Он провел повторный опрос и, наконец, изучил видео инцидента в школе.

В беседе с участковым Ирина узнала, что в её отношении проводился административный процесс по ст. 17.1 КоАП («Мелкое хулиганство»). Процесс был начат и закрыт еще до нового года.

Когда Ирина восстановила хронологию событий, открылись любопытные факты. Второе заявление, по которому велся «тайный» административный процесс, директор Ануфрикова написала через три дня после инцидента в школе. Ирина предположила, что поводом к его написанию была вовсе не ситуация с непредоставлением ей «учительского» расписания. А, возможно, события вокруг благотворительной ярмарки, которая состоялась аккурат между первым и вторым заявлениями Ануфриковой.

По поводу проведения ярмарки Ирина обращалась в различные службы. Вопросов, действительно, было много. Так, женщине стало известно, что средства, которые будут собраны на ярмарке, должны пойти на помощь больному ребенку. Но именно этому мальчику, о котором шла речь, помощь на тот момент УЖЕ была оказана, необходимые импортные лекарства купили.

Более того, возникали опасения по части безопасности – продукты питания (выпечка и т.д.), произведенные учениками и их родителями – не проходили проверку санитарно-эпидемиологическими службами. Также о том, что ярмарка должна состояться не было никакой информации на сайте школы.

Ярмарка в школе №183

Еще один принципиальный вопрос – отчетность об использовании собранных средств. Кем она велась? И велась ли? Кто контролировал этот процесс? Были ли направлены собранные средства в полном объеме для нуждающихся в них детей? Если бы отчетность была прозрачной для родителей, все бы эти вопросы отпали сами собой. (Стоит отметить, в случае с директором Ануфриковой ранее уже возникали спорные ситуации с расходованием средств.)

Но данные вопросы остались без ответа. Попытки хоть что-то прояснить обернулись для Ирины этим странным «административным процессом», по которому она даже не была опрошена. Правоохранители взяли протокол опроса по её собственному заявлению, в рамках совершенного другого дела…

«Наш Дом» будет следить за развитием событий.

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.