26 февраля Минский городской суд рассмотрел кассационную жалобу активистки «Нашего Дома» Ирины Кравец на решение суда Партизанского района. Ранее первая инстанция отказала в исковых требованиях по делу о защите чести, достоинства и деловой репутации к директору столичной школы №183 Людмиле Ануфриковой.

Активисты «Нашего Дома» Руслан Гусейнов, Ирина Кравец и Валерий Щукин у здания Мингорсуда

«Наш Дом» подробно рассказывал об этом процессе и событиях, предшествовавших ему. Напомним, что несколько лет назад на родительском собрании директор Ануфрикова заявила, что мать одного из учеников написала заявление о том, что её ребенок не будет посещать школу некоторое время, потому что ему угрожал отец Марка Кравец – Николай Евстигнеев.

https://nash-dom.info/48847
https://nash-dom.info/48927

Представляющая супруга на суде Ирина Кравец подчеркнула, что данная информация не соответствовала действительности. Произошедшее в дальнейшем повлияло на жизнь их семьи, поменяло к ним отношение других родителей. Ситуация коснулась и Марка, который продолжает учиться в школе №183, взрослые интриги сделали его изгоем в классе.

В своих пояснениях по процессу в суде первой инстанции Ирина отметила, что судьей не была дана оценка показаниям свидетелей со стороны ответчика Полушиной и Забелиной (бывший классный руководитель и мать ребенка, которому якобы угрожал Николай). Дело в том, что обе женщины не присутствовали на родительском собрании, где Людмила Ануфрикова озвучила информацию об «угрозе». Активистка настаивала на том, что «свидетели» давали противоречивые показания. Более того, суд не учел и противоречия в материалах дела (например, существенные разночтения в пояснительных записках Полушиной и Забелиной по ситуации на родительском собрании).

Стоит отметить, что обвинения в угрозе жизни и здоровью ребенка – это очень серьезно. Если они обоснованны, обвиняемые попадают под действие Уголовного кодекса. Но мы уже не в первый раз наблюдаем, как подобные обвинения просто спускаются «на тормозах».

Так было в случае с семьей Мироновых, которые смогли получить копию документа, в котором было указано, что их малолетнюю дочь Эльвиру пытались выбросить из окна (очевидно, что имелись в виду сами родители, так как в квартире находились только они, а такая формулировка стала поводом к вызову медиков на место, где КДНовцы собирались изымать ребенка). Ни на одном суде данный документ не фигурировал, страшные обвинения родителям более нигде не озвучивались. Следовательно, можно сделать вывод, что эти обвинения были ложными. Но почему тогда никого не привлекли к ответственности?

Аналогично и в случае с Николаем Евстигнеевым. Обвинения в угрозах избиения ребенка никто так и не смог достоверно подтвердить.

Однако, как стало известно, проверка все же проводилась, сотрудниками Министерства образования в отношении директора Ануфриковой. И был дан ответ, что в её действиях усматриваются «нарушения педагогической этики».

Тем не менее, до настоящего момента Людмила Ануфрикова никак не опровергла озвученную ею на родительском собрании информацию.

После непродолжительного совещания судья Минского городского суда вынесла постановление: решение суда Партизанского района признано «законным и обоснованным». Оно оставлено без изменения, жалоба Ирины Кравец без удовлетворения.

«Наш Дом»

6 комментариев, RSS

  • Gala Tarasova

    Вот хочется спросить: зачем нам такие суды?! Зачем мы содержим помещения (их можно сдать в аренду), платим зарплаты (когда у нас есть вакансии дворников!) — ведь это сэкономило бы немало денег для страны, если происходит произвол или кто-то единолично решает все сам.

  • Gala Tarasova

    Меры?На суды? Мой сын подал однажды заявление в прокуратуру на милицейских за страшные издевательства и избиения. — врач районной пол-ки отказался дать заключение, ссылаясь на то. что боится мести от «внутренних органов». на суде свидетелей со стороны сына не слушали, ссылаясь на то, что они (сотрудники) состоят в дружеских отношения. На повторное заседание суда сын принес фото увечий — там было все: отбитые почки, вывернутые руки и все это только потому, что он все время интересовался:»За что?!» чем больше интересовался, тем больше били. в конце-концов связали за спиной руки с ногами и так оставили на ночь. На второй заседании милиция предъявила письменные! показания каких-то бомжей, которые якобы сидели (а может и сидели) в одном обезьяннике с моим сыном и видели, как он сам бился головой об стену и разными другими методами себя увечил. А фотографий. на которых были явные следы на запястьях от наручников у судьи просто не оказалось?! Исчезли каким-то образом. Не видела она их!

    • Gala Tarasova

      КАК? Мы с мужем в разводе, Я, когда с сыном это случилось, была за пределами Беларуси. Отец сына (надо отдать должное) приехал сразу же в отдел милиции. А ему сказали, что здесь такого НЕТ! Как на них воздействовать?! У них не было никаких доказательств — ни освидетельствования на алкоголь, ни претензий каких бы то ни было потерпевших, просто потому что их просто не было, сын просто купил за 70 долларов билет на концерт какой-то (сейчас я уже не помню какой) рок-группы и шел на него после работы. Но не дошел. Это беспредельщики на государственном уровне поддерживаемые. А судьи просто.. не буду писать, кто… У меня на работе была девушка, работала до нас в суде. Не смогла все это видеть. Я так понимаю: нормальные люди там не работают

    • Gala Tarasova

      И как за ними контроль осуществлять, если муж сразу же приехал, а ему заявили, что такого нет. Их просто надо распустить по домам всех!

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.