Ранним утром я шла на улицу Дружную, откуда уходят маршрутные такси на Молодечно. Повсюду цвели деревья. И сладкий аромат заполнил пространство, не позволяя смогу душить горожан. Я вдыхала запахи цветочной прелюдии и представляла, как мы с Олесей Садовской получим итоговый документ по иску к государственным структурам, виновным в многолетних пытках и истязаниях над Олесей и её малолетней дочерью Катей. Однако… Итог не случился… О произошедшем – в материале Натальи Горячко.

ПОДРОБНОСТИ ПРЕДЫДУЩИХ ЗАСЕДАНИЙ:

https://nash-dom.info/50863
https://nash-dom.info/51404
https://nash-dom.info/51618
https://nash-dom.info/51636

Видимо, диктаторский режим Беларуси не намерен был вот так сразу сдаваться и признавать применение пыток со стороны сотрудников МВД и иных структур по отношению к гражданам Беларуси.

И судья Молодечненского районного суда, Наталья Валерьевна Герман, вместо оглашения своего решения, обещанного ей же на 10 часов 2 мая, вдруг сообщила нам, что намерена продлить разбирательство по иску и вынесла определение, согласно которому суд постановил: «возобновить судебное разбирательство гражданского дела по иску Садовской Олеси Петровны к Министерству финансов Республики Беларусь, финансовому отделу Молодечненского райисполкома,  Молодечненскому районному исполнительному комитету, отделу образования, спорта и туризма Молодечненского райисполкома, УЗ “МЦРБ”, Молодечненскому РОВД о возмещении морального вреда, к Молодечненскому районному исполнительному комитету об отмене решения Молодечненского районного исполнительного комитета от 13 июля 2015 года за номером 646 “О защите прав и интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей”. «Поскольку, в судебном заседании не исследованы доказательства по обстоятельствам применения мер в отношении истицы сотрудниками Молодечненского РОВД».

Ключевое выражение «по обстоятельствам применения мер в отношении истицы» говорит о том, что судья Герман, вероятно, не собирается рассматривать вопрос о признании противоправных действий сотрудников Молодечненского РОВД в отношении Олеси Садовской пытками. Наоборот, она может обосновать их действия «обстоятельствами применения»! То есть, судья считает возможным допустить применение пыток в отношении граждан в связи с какими-то обстоятельствами? А как же первая статья Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания?

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/torture.shtml

Надо заметить, что на судебном заседании, как с 10-ти утра, так и после обеда, в качестве слушателя присутствовал заведующий психоневрологическим диспансером Молодечненского района Александр Божко. Без вызова, не будучи специально приглашённым. А как же работа?

При этом на заседании отсутствовала юристконсульт УЗ «Молодечненской ЦРБ» Котова, до этого представлявшая интересы ЦРБ на суде. Ранее, по реакциям Котовой на услышанное во время процесса, можно было предположить, что она не понимает, как можно подвергать женщину подобным пыткам. Это было заметно и по выражению её лица, по широко открытым глазам, на которых периодически появлялись искринки накатившихся слёз.

Теперь интересы ЦРБ представлял другой специалист, молодая девушка. Мне удалось запечатлеть её на фото. Когда она заметила, что я делаю фото всех участников судебного заседания, начала прятаться то за представительницу отдела образования, спорта и туризма, то прикрывала лицо своей жёлтой папкой. Чего она боялась?

За папкой можно спрятать лицо, но правду не спрячешь…

Поскольку ни сама Садовская, ни её представитель, юрист независимого профсоюза РЭП Юрий Беляков, которого в это же время вызвали в следственный комитет по другому делу, не были готовы к данному «зигзагу» судебной системы Беларуси, Олеся написала ходатайство о том, что она просит отложить судебное разбирательство на две недели для подготовки. А также указала, что категорически против того, чтобы суд продолжался без её присутствия и присутствия её представителя Юрия Белякова. Я сопровождала Олесю в суд, чтобы избежать непредвиденных событий. При мне Олеся собственноручно написала данное ходатайство и отдала в канцелярию. Также я попросила записать входящий номер этого документа – 1078.

Однако на следующий день, судья Герман не огласила ходатайство Олеси Садовской, не вынесла по нему определения. То есть, скрыла факт существования данного зарегистрированного документа. И продолжила судебное разбирательство без Олеси и её представителя.

Были заслушаны «свидетельские» показания фигурантов дела по применению к Олесе пыток – сотрудников Молодечненского РОВД. Каждый из них дал подписку, что извещён о последствиях дачи ложных и заведомо ложных показаний. После этого случилась «тотальная амнезия». Сотрудники Молодечненского РОВД, мужчины 30-40 лет, Андрей Ословский, Александр Сорока, Александр Покладок, Валерий Лях, никак не могли вспомнить, как связывали руки и ноги Олеси Садовской «ласточкой» на грязном полу РОВД. Как приказали одному из задержанных подметать пол вокруг Олеси, чтобы создать пыльное облако вокруг молодой женщины, чтобы она дышала этой грязью. И это, несмотря на то, что в зале суда 27 апреля уже было просмотрено видео с камеры наблюдения Молодечненского РОВД, где все эти события очень хорошо видны, как и все фигуранты расправы над беззащитной женщиной.

Напомню: Ословский ударил Олесю дубинкой, след от которой зафиксирован экспертами судмедэкспертизы, и виден на фото, сделанном родственниками Олеси. Покладок и Сорока вязали Олесю в «ласточку» на грязном полу РОВД. Ещё один сотрудник, Рынкевич, оскорблял женщину.

Как могло такое произойти? Как, после предоставления очевидных доказательств совершения преступлений сотрудников Молодечненского РОВД по отношению к Олесе Садовской, судья Герман могла решиться на подобное продолжение исследования «доказательства по обстоятельствам применения мер в отношении истицы сотрудниками Молодечненского РОВД»?

Мы забываем, что живём в Беларуси, в которой почти четверть века, с молчаливого непротиводействия большинства, процветает диктаторский режим. И суды у нас, конечно же,  независимыми быть не могут.

Судью Герман сложно назвать исключением из правил судебной системы современной Беларуси, вернувшейся во времена феодально-вассальной системы правления, когда каждый местечковый «чиновник» мнил себя всемогущим властителем в пределах отдельно взятого места или местечка. И, на самом деле, плевать они хотели на «сильную руку» «феодала». В пределах своей территории творили всё, что им заблагорассудится. «Феодал» далеко, а они тут. Жертва не в силах вырваться из этой отшлифованной годами системы расправы над неугодными.

Приведу маленький пример. После подачи заявления в суд, мы с Олесей шли мимо местной прокуратуры. Я решила сфотографировать табличку данного заведения. И вдруг, дверь открылась, и из неё вышел не то вахтёр, не то подсобный рабочий в спецовке в сопровождении охранника. Я спокойно продолжала наводить курсор на табличку и фокусировать объектив. Неожиданно, вышедший подсобник заорал: «А что это вы тут делаете? Охрана, сюда!». «А что хочу, то и делаю. Охрана давно тут, и не против,» – спокойно ответила я. Охранник также спокойно пояснил, что всё в пределах нормы. Однако, данный рабочий, впавший в истерику от того, что граждане Беларуси фотографируют имущество, принадлежащее народу, доказывает ещё раз, что «сталинисты» живы и по сей день, и готовы к расправам над гражданами в любую секунду, невзирая на закон, свободы и права граждан, закреплённые как в отечественных правовых документах, так и в международных пактах, подписанных от имени беларуского народа.

Вот так и живём, господа беларусы. Одной ногой в 21-м веке, а второй – застрявшей в феодально-рабовладельческих временах. И вторая нога почему-то увязает всё больше и больше, вытягивая первую из цивилизации, обратно в архаику.

Но, вернёмся к нашим «свидетелям».

Помимо сотрудников Молодечненского РОВД, в качестве свидетелей были опрошены фельдшер скорой помощи УЗ “Молодечненская ЦРБ”  Денис Гончаров, врач скорой помощи Сергей Спорыш, фельдшер скорой помощи Алексей Александрович.

Гончаров четко процитировал свои показания 2012-го года, будто перечитал их накануне. На вопрос судьи Герман о том, как вела себя Олеся Садовская в его присутствии, добавил интересную фразу: «Вела себя агрессивно, говорила, что привлечёт милиционеров к ответственности, а к нам относилась, будто мы холопы, пришли сюда барышню обслуживать!». Судья Герман задала также уточняющий вопрос по поводу, якобы, агрессивного поведения Олеси, в чём оно выражалось. В этом месте Гончаров тяжело вздохнул:

– Э-э-э-э-э-э, … ну-у-у, сейчас это сложно вспомнить… – ответил он.

Однако он чётко помнил, что «после начала осмотра, доктор успел измерить давление. Затем, она (Садовская) отказалась от оказания ей медицинской помощи и дальнейшего осмотра. Заявила, что состоит на учёте в психоневрологическом диспансере и потребовала вызвать ей психиатрическую бригаду», эти слова не соответствуют истине и не подтверждены независимыми свидетелями. Олеся Садовская не стояла на этот момент на учёте в ПНД (психоневрологический диспансер), у неё не были обнаружены психиатрические заболевания. А ложный диагноз молодечненских психиатров был опровергнут авторитетными психиатрами-экспертами, как Беларуси, так и зарубежья.

Вопросы к свидетелям возникали только у Савенка, юристконсульта райисполкома Молодечно. Они были витиеваты и расплывчаты, содержали ответы в самих формулировках. К примеру, между Савенком и Гончаровым состоялся такой диалог:

Савенок: Вы не могли бы, учитывая протяжённость времени достаточно большую, своё впечатление сказать. Вы, я так понимаю, не вспомните, но, вас, так сказать, оскорбляло поведение в отношении вас? (это не вопрос, а утверждение, содержащее ответ – прим. автора)

Гончаров: Ну-у-у-у…

Савенок: … унижало вас, создавало чувство неприятности, создавало дискомфорт, в общении…

Гончаров: Когда люди себя так ведут, то остаётся неприятный осадок…

Савенок: Вы ей что-нибудь говорили на её вот такие вот…

Гончаров: На данный момент, не могу вспомнить, о чём там шла речь, детально ничего не могу вспомнить…

Вот так и поговорил юристконсульт райисполкома Савенок со свидетелем ответчиков Гончаровым… Никакой конкретики, абстрактные фразы. Собственно, фразы судьи Герман были близки по форме и содержанию к вопросам Савенка, и также содержали в себе ответы и утверждения.

Странная форма ведения судебного заседания возмутила всех зрителей данного шоу.

Начался опрос следующего медика, врача Спорыш. Ранее Олеся Садовская писала заявление о привлечении его к ответственности за заведомую ложь в её адрес. Дело было заведено. Но тогда Спорыш умудрился выпросить у Олеси прощение. И доверчивая молодая женщина пожалела пожилого врача.

Теперь же Спорыш вдруг начал рассказывать, что Олеся сама вызвала «скорую», хотя, в начале своего выступления говорил, что «действительно из РОВД поступил вызов в отношении Садовской Олеси Петровны». А потом рассказал, что Олеся имитировала потерю сознания. Он сделал упор на выражении «искусно имитировала потерю сознания». Затем заявил, что Олеся кричала, будто бы «стоит на учёте в психоневрологическом диспансере, имеет психическое заболевание, и потребовала вызвать психбригаду». Напомню, что «свидетель» дал подписку об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Хочу также напомнить, что Олеся в помещении Молодечненского РОВД была не одна. Туда же пришли сестра Олеси и её знакомый, которые были свидетелями всего происходящего. Так вот, они рассказывали, что Олеся вдруг прислонилась к стене и начала сползать вниз, стараясь удержаться руками. Милиционеры испугались и вызвали службу 103, поскольку Олеся лежала на полу без сознания, и на взволнованные крики сестры не реагировала.

Присутствие в фойе сестры Олеси Садовской и её друга подтвердил сам Спорыш: «Гражданка Садовская сидела за столом в фойе Молодечненского РОВД в сопровождении юноши и девушки».

Олеся рассказала мне следующее: «Я не помню, что со мной было. Вдруг всё перед глазами померкло. А потом, я увидела врачей, которые склонились надо мной.»

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Наталья Горячко,
правозащитник