Второго мая в 9:30 мы вновь соберёмся в суде Молодечненского района на оглашении постановления по иску Олеси Садовской к ряду государственных структур, сотрудники которых виновны в многолетних издевательствах, нарушениях прав и свобод как самой Олеси, так и её малолетней дочери Екатерины.

ПОДРОБНОСТИ ПРЕДЫДУЩИХ ЗАСЕДАНИЙ:
https://nash-dom.info/50863
https://nash-dom.info/51404

В ходе продолжительного судебного заседания, особенно запомнился день 27 апреля.

Представитель Молодечненского РОВД Васильков снова явился на суд совершенно неподготовленным. Его фразы по-прежнему начинались с «не помню», «не знаю», «не был там». Такое неуважение к суду и гражданам, присутствовавшим в зале суда, вынудило Олесю Садовскую выдвинуть ходатайство о замене представителя РОВД на того, кто хотя бы ознакомится с материалами дела и сможет отвечать на вопросы судьи, самой Олеси и её представителя, юриста независимого профсоюза РЭП, Юрия Белякова. Однако судья отклонила ходатайство Олеси. Видимо, потому что ей определили сроки окончания судебного заседания.

Периодически Олеся не выдерживала наплыва воспоминаний, и начинала плакать. Эмоциональный фон всё более накалялся и в зале. Описание методов расправы над непокорной молодой женщиной, жаждущей справедливости и соблюдения законов Беларуси, возмущал всех зрителей, присутствовавших на заседании.

Васильков краснел, опускал голову вниз, морщился, видимо, думая, что его никто не видит на последней лавке. Однако вины своих подчинённых он не признал. Затем, во время перерыва написал заявление на имя судьи и удалился. Ведь предстояло изучение материалов дела, в том числе и видеозаписей, на которых видно, какие пытки применили сотрудники РОВД к Олесе Садовской в здании РОВД. Запись с боковой видеокамеры клуба «Нео» отсутствовала. Возможно, она была уничтожена сотрудниками РОВД. На ней должно было быть видно, как они избивали Олесю, когда она сказала, что напишет на них заявление в прокуратуру, поскольку, они не желают выполнять свои обязанности.

Поскольку Васильков не признал вины сотрудников Молодечненского РОВД, не извинился перед Олесей за их действия, истица огласила ходатайство о признании пыткой применения к ней ничем не обоснованной  фиксации рук и ног в позе «ласточка», в соответствии со статьёй 1-й «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращений и наказаний», принятой Резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблееи ООН.

Также Олеся ходатайствовала признать недействительными два протокола по статьям 17.1 и 23.4 КоАП РБ, составленных в её отношении сотрудниками РОВД в новогоднюю ночь 2012-го.

Первое ходатайство, о признании применения к Олесе «ласточки» пыткой, судья удовлетворила. А два последних порекомендовала оформить как отдельное административное дело.


Статья 1 «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания»

Для целей настоящей Конвенции определение «пытка» означает любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное, чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признания, наказать его за действие, которое совершило оно или третье лицо или в совершении которого оно подозревается, а также запугать или принудить его или третье лицо, или по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, или по их подстрекательству, или с их ведома или молчаливого согласия. В это определение не включаются боль или страдания, которые возникают лишь в результате законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно.

http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/torture.shtml


Надо заметить, что привезли Олесю Садовскую в РОВД примерно в пять утра,  необоснованно задержали ещё ранее. Пытки применяли в течение восьми часов. Я считаю пыткой и само незаконное задержание, и необоснованное пребывание в РОВД.

Состояние Олеси усугублялось ещё и тем, что дома её ждала малолетняя дочь, которую согласился присмотреть до утра родственник. А днём ему надо было уезжать.

Моралисты, конечно же, заметят, что если бы Олеся «сидела дома с дочерью, а не побежала бы в клуб», с ней бы не произошла эта традиция, затянувшаяся на семь долгих и тяжёлых лет. А скольким женщинам вот так же навязано ничем не обоснованное  чувство вины? Мол, «нарожала, так сиди дома и не дёргайся», иначе навесят ярлыки «гулящей», «алкашки» и так далее. Именно таков был перечень реплик сотрудников Молодечненского РОВД и иных государственных структур в адрес молодой женщины. Я ни разу не слышала подобных обвинений в адрес отцов маленьких детей. Зато в адрес матерей, особенно одиноких, поток оскорблений обычно более чем велик.

Хочу напомнить, что дети у женщин сами по себе не рождаются. Это первое. А второе – право на отдых у нас имеют не только мужчины, но и женщины. Я бы сказала, что женщины нуждаются в отдыхе ещё более чем мужчины. Я родила, вырастила и воспитала четырёх детей. И не по наслышке знаю, каково это быть матерью в тоталитарной постсоветской Беларуси.

Не признали своей вины и остальные представители госсруктур – Котова, представитель Молодечненской больницы, а также Савенок начальник юридического отдела райисполкома города Молодечно, и Харитон – представитель отдела образования, спорта и туризма Молодечненского исполкома.

Однако несостоятельность доводов представителей ответчиков была очевидна, а вина уже выявлена прокуратурой. Но ни одно предписание по устранению выявленных прокуратурой нарушений, как в отношении Олеси, так и в отношении её семьи со стороны государственных структур, не выполнено до сих пор.

Александр Божко, практикующий врач-психиатр-нарколог, высшей квалификационной категории, вступил в роли свидетеля.

Какие формулировки в запросах от отдела образования и какие, в целом, запросы по ВКК и сведениях об их результатах законны, Божко не знал. Однако судья, задавая вопросы, выяснила, что на незаконный запрос отдела образования, Божко провёл ВКК в отношении Олеси Садовской и дал ответ о результатах в письменном виде. То есть, подобные запросы законны лишь в том случае, если лицо, чьё состояние предполагается оценить, является лицом «обязанным». А Садовская никогда не относилась к этой категории граждан! В таких случаях, ВКК может проводиться только по личному заявлению граждан. С их непосредственного согласия выдаётся письменный ответ в необходимые инстанции. А не так, как заявил Божко. Мол, при принудительном лечении, можно делать ВКК без согласия пациента. Следовательно, Божко нарушил законодательство Беларуси. Напомню, незнание закона не освобождает от ответственности по закону.


Согласно Декрету Президента Республики Беларусь от 24 ноября 2006 г. № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» (с дополнениями и изменениями от 5 мая 2009 г. № 5) (далее – Декрет) обязанными лицами являются родители, которые обязаны возмещать расходы по содержанию детей в случае:

отобрания у них детей по решению комиссии по делам несовершеннолетних;
отобрания у них детей на основании решения суда без лишения родительских прав;
лишения их родительских прав;
нахождения их в розыске, лечебно-трудовых профилакториях или в местах содержания под стражей;
отбывания наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, ограничения свободы, ареста.

Обязанными лицами являются как работающие и добровольно возмещающие расходы по содержанию детей, так и неработающие. При этом, неработающие обязанные лица, а также работающие обязанные лица, возмещающие расходы по содержанию детей в добровольном порядке по заявлению, но не в полном объеме, подлежат трудоустройству по судебному постановлению о трудоустройстве (пункт 13 Декрета). 

http://www.mintrud.gov.by/ru/trudovye-otnosheniya-s-obyazannymi-licami


На вопрос Олеси, в какое время проводилось ВКК 06.07.2015 г., Божко ответил, что не знает, не помнит. Напомню, что Божко является председателем ВКК, заведующим психоневрологическим диспансером Молодечненской ЦРБ. И он не помнит, в какое время проводил ВКК, на которой якобы лично присутствовала Олеся? Сама женщина пояснила, что у неё имеются доказательства, что в это время она отсутствовала в стране, что подтверждает документ прокуратуры.

Выяснилось также, что Божко не пояснил якобы находящейся на ВКК Олесе Садовской правила обжалования ВКК, о чём в документах отсутствует запись и личная подпись Олеси. Более того, Божко в зале суда сам сказал, что ему об этом, о процедуре, порядке и сроках обжалования ВКК, ничего не известно!

Во время опроса в качестве свидетеля, Божко вдруг как-то сжался, говорил крайне тихо и неуверенно, путался в некоторых показаниях, не мог многого вспомнить. И я просто не узнавала того яростного «бойца», у которого секретарь судебного заседания едва смогла взять медицинскую карту Олеси Садовской и передать женщине для ознакомления. Лицо Божко меняло цвет на ходу, когда ему сообщили, что Олеся производит фотофиксацию страниц медицинской карточки, в которой были описаны ложные симптомы и диагнозы, приписываемые Садовской, находившейся в 2012 году на принудительном лечении в психоневрологическом диспансере Молодечненской ЦРБ.

Затем заковыристый в своих измышлениях Александр Савенок, начальник юридического отдела райисполкома города Молодечно, решил попробовать ввести суд в заблуждение. Олеся Садовская упомянула о разъяснительном письме Министерства здравоохранения «по применению перечня заболеваний, разработанного для разрешения вопроса о возмещении государству средств, затраченных на содержание изъятых из семьи детей», в котором специалисты данного министерства поясняют, как именно трактуется изданный ими закон. Он задал витиеватый вопрос о том, «может ли приниматься во внимание документ, который применяют к ситуации, произошедшей до того, как документ написан?». Божко радостно и гордо провозгласил: «Пользоваться тем, чего ещё нет в природе, невозможно!».

Однако этот закон существовал задолго до того, как Божко начал его нарушать.

Также, Олеся Садовская обратила внимание высокого суда на то, как ведутся дела в психоневрологическом диспансере и исполкоме Молодечно. Документы не собраны в папки, не прошиты, не пронумерованы должным образом, нет списков документов, относящихся к определённым вопросам и делам. То есть, система делопроизводства полностью игнорируется в этих организациях. С моей точки зрения, делается это преднамеренно, чтобы легче потом фальсифицировать дела в отношении граждан и «заметать следы» должностных преступлений.

После перерыва, были просмотрены видео, на которых я снова увидела всё, с чего начались пытки над Олесей Садовской. Клуб «Нео», весёлые люди, празднующие наступление Нового года. Огни, дискотека, танцы, улица перед клубом… Весёлая пока ещё Олеся… Затем, отделение милиции, грязь, избиение молодой женщины, пытки над ней… Просматривали в ускоренном темпе. Кстати, видео в камере показало нам, что Олеся вела себя нормально, и никак и ничем не пыталась нанести себе повреждения, как это хотел нам внушить Васильков. Надо заметить, что Савенок пытался избавить себя от изучения этих видео, заявив об этом ходатайство в устной форме, однако судья отказала ему, и настояла на детальном изучении видео, чтобы Савенок «мог объективно судить о том, какие и в какой мере физические и моральные страдания были причинены заявительнице сотрудниками РОВД города Милодечно». И Савенок смотрел.

В заключительном слове ни Савенок, ни иные представители ответчиков вины своих сотрудников перед Олесей и её дочерью не признали. Поразительное непризнание своих преступлений слуг народа перед собственными нанимателями – гражданами Республики Беларусь, стали привычными в нашей стране диктатуры и попирания закона и прав граждан.

Хочу напомнить, что мы платим заработную плату нашим слугам – сотрудникам государственных учреждений – для того, чтобы они занимались обеспечением нашей жизнедеятельности, а не за нарушениями закона, наших прав и свобод.

Надо заметить, что и сам судебный процесс наносил Олесе Садовской значительные нравственные и физические страдания, которые усугублялись по мере разбирательства во всех обстоятельствах дела и нежелании слуг народа признать свою вину перед гражданками Беларуси – Олесей и Екатериной Садовскими, одна из которых является малолетней. При этом, как заметил Юрий Беляков, все законы Беларуси и мира направлены в первую очередь на защиту прав детей!

А Савенок продолжал говорить о том, что с точки зрения закона сотрудники райисполкома Молодечно «всё сделали правильно». Почему же их «правильно» явилось преступлением против граждан Беларуси?

Надеюсь, что судья прервёт эту порочную практику слуг народа, закон восторжествует, виновные будут наказаны, а Олеся и Екатерина смогут восстановить свои нарушенные родительско-детские отношения, излечат душевные и физические раны.

Но если вдруг, по непонятным нам причинам, ответ суда нас не удовлетворит, мы продолжим борьбу, поскольку на кону не только судьба Олеси и Екатерины, на кону судьба всех матерей и детей Беларуси.

Наталья Горячко,
правозащитник