Ирод послал людей, чтобы они убили в Вифлееме
и во всех его окрестностях всех мальчиков в возрасте до двух лет.
Тогда исполнилось сказанное через пророка Иеремию:
«Голос слышался в Раме, плач и сильные рыдания.
Рахиль плакала по своим детям и не хотела утешиться,
потому что их больше не было».
Евангелие от Матфея

Очень неприятно быть героиней трагических сюжетов из книжек, написанных две тысячи лет назад.
Но еще более неприятно — видеть, как героинями того самого сюжета каждый день становятся знакомые и незнакомые женщины. Десятки женщин. Сотни женщин.

Плач стоит по всей Беларуси: рыдают матери, у которых белорусская власть силой отнимает детей. Руки ночью ищут в пустых кроватках — а некого обнять, некого приласкать. Молчат и молятся, сжав зубы, те женщины, кому угрожают забрать детей. Дети тоже плачут в детских домах, просятся домой. Но кто же их отпустит назад, к маме? «Президентские дети» — так между собой в кулуарах называют изъятых детей чиновники.
А те, кто непосредственно занимается изъятиями детей из семей, настроены бодро и полны энтузиазма.

— Если семья нормальная, то после постановки на учет (в СОП) ей ничего не грозит, — рассказывает инспектор по делам несовершеннолетних Александр Романенков. — Домой будут приходить с проверками и через полгода с учета снимут (из статьи главной президентской газеты «Беларусь Сегодня», бывшая «Советская Белоруссия») .

СОП — для непосвященных термин непонятный. Означает «социально опасное положение». Опасное, по мнению властей, для ребенка. По крайней мере, именно так заявлено в Декрете № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» . Постановка в категорию «СОП» означает, что в любой момент твой ребенок может исчезнуть. Уйти в школу и не вернуться. Пойти к соседскому другу и не прийти домой. Пойти в поликлинику и пропасть. Лежать в больнице и испариться с больничной койки. И вот ребенок пропал, встревоженная мать бьет тревогу, бежит в милицию, а ей хладнокровно сообщает: вашего ребенка «изъяли». Теперь он — в приюте, в детдоме. Что ж Вы, маменька, хотели, Вы же — «СОП».

Неблагополучных детей государство должно защищать, вопросов нет. Но читайте цитату добродушного милиционера Романенкова из «Советской Б» и задайте себе вопрос: а зачем ставить в СОП нормальную семью? То есть семью, которая вполне себе благополучная?

Сомневаюсь, читал ли кто Библию из команды Александра Лукашенко, но вот слава царя Ирода им точно покоя не дает. Хочется чего-то эдакого: прославиться, да так, чтобы с гарантией на народную память, да на следующие две тысячи лет.

И выходит, что если бы Иисус Христос случайно родился в Беларуси, то его участь была бы незавидной — его бы очень быстро изъяли из семьи органы опеки местного царя.

«А причины?» — спросите Вы. «Нельзя же просто так взять и отобрать ребенка у матери».

Вы правы, нельзя.

Поэтому доброе белорусское государство такие причины придумало.

Посмотрим повнимательнее на ситуацию.

1. Мама родила Иисуса не в роддоме, а спаси Господи, в хлеву, рядом с ослами и другими животными. Короче, антисанитария — это раз. Семья не имеет постоянного места жительства, только арендное жилье — это два. Тут СОПом не отделаешься, тюрьма светит. В Беларуси, коль вы решили не рожать в белорусском роддоме, а дома (или, упаси Господи, в хлеву), и «что-то пошло не так», то вас за это посадят. Но если «что-то пошло не так» у врачей в роддоме и ребенок погиб, то врач спокойно работает дальше. В роддоме на все поля Божья, понимать же надо!

2. Семья Иисуса, как мы знаем, была религиозная, а впоследствии и многодетная. Религиозность и многодетность — это высокие риски попадания в СОП, согласно методичкам белорусского Министерства образования. Со всеми вытекающими правовыми последствиями.

3. Семья Иисуса была бедной. А его мать Мария по меркам белорусского законодательства так вообще была злостной тунеядкой со стажем: официально нигде не работала всю жизнь. Более того, она активно паломничала, читай — бродяжничала непонятно в каких странах. Уверена, что белорусские дамы из министерства образования обвинили бы Марию также в асоциальном поведении и аморальности — никто не знает, что это значит, но в Беларуси отбирают и за это. Утверждать, что была постоянно занята воспитанием детей — нет, не прокатит. Постоянное воспитание детей в Беларуси, между прочим, с недавних пор в трудовой стаж не засчитывается и за труд государством не считается.

4. Если ребенок сам потерялся, обычные добросовестные родители бьют тревогу и ставят милицию на уши. В Беларуси это — огромная ошибка. Потому что когда ребенка найдут — семью также поставят в СОП. А вот если ты пьянствуешь беспробудно, не особо заботясь, где в этот момент шатается любимое чадо, то в СОП никто не поставит и тревожить не будет. Можно дальше спокойно бухать, главное — в милицию не обращаться. Как мы помним, Иисус Христос потерялся в возрасте 12 лет при паломничестве в Иерусалим, родители волновались и его активно искали. Так вот при возвращении в Беларусь Иисуса и его родителей ждал бы неприятный сюрприз.

5. Иисус был первенец, а неопытность родителя может также привести в СОП. Хотя где можно взять опыт, если детей до этого не было? А родители Иисуса ко всем прочим своим недостаткам были еще и люди необразованные, читать и писать не умели. Бинго!

6. Политическое: семья — в оппозиции к царю Ироду, и даже убегала от репрессий. Иисус Христос — типичный ребенок белорусской «пятой колонны». Ну Вы же сами всё понимаете, да?

7. Если мама Иисуса активно делилась своими впечатлениями с окружающими насчет встречи с Ангелом во время его зачатия, то ребенка бы забирали еще и на основании «Перечня заболеваний, при которых родители не могут выполнять родительские обязанности» . Туда входит рак, инсулинозависимый диабет, разные анемии и заболевания щитовидки, перенесенный в прошлом инфаркт миокарда, астма, высокое давление и т. д. А уж психические расстройства с видениями ангелов и подавно! Короче, есть где разгуляться амбициозному карьеристу, который специализируется на изъятиях детей.

8. Если бы Иосиф задумался о способе зачатия своего первенца, и нечто заподозрив, начал гонять жену в состоянии алкогольного опьянения, а Мария, не дай Бог, вызвала бы милицию, то семья на первых порах получила бы предупреждение. А если бы Мария продолжала упорствовать в своем нежелании терпеть побои мужа, то дальше — СОП, и изъятие Иисуса. Это же так мило — забирать детей у жертвы насилия, но она ведь «самадуравиновата», верно?

Не знаю, была ли в те времена «коммуналка», но если бы Мария с Иосифом задолжали белорусскому государству, то «самое социальное государство в мире» взяло бы Иисуса «в заложники», пока родители не выплатят свои долги.

И последнее. Так сказать, ягодка на торте. Гражданка Мария и гражданин Иосиф потерей ребенка не отделались бы. У белорусского государства не забалуешь, это не какой-то там слабак и идеалист Ирод. За каждого изъятого ребенка нужно платить! Что-то вроде налога государству на содержание изъятого ребенка. Это около 80–100 долларов в месяц. Если детей несколько, то сумма, соответственно, умножается на количество детей.

В белорусской провинции, где зарплата в 200 долларов — это счастье, для матери-одиночки оплатить в месяц 150-200-300 долларов за несколько детей, да чтоб на «коммуналку» оставалось — непросто. Проще научиться ходить по воде, оживлять мертвых и превращать воду в вино.

Фото: газета «Беларусь Сегодня»

P. S. Если Вы испугались, что к Вам в кровать нагло лезет незнакомый мужик в черном и с ботинками, то это подозрительно. Возможно, «из-за конфликтов в семье»…А это — прямая дорога — в ад. Ой, простите, в СОП.

Ольга Карач,
“Наш Дом”