Волна весенних протестов сошла на нет. Но власти продолжают репрессии в отношении участников акций. На этот раз под жернова попал гражданский активист из Пинска Руслан Гусейнов. Его дочь Милану поместили в детский приют. При этом, как говорит сам Руслан, учреждение находится возле кладбища.

Руслан Гусейнов с дочерью Миланой

История началась в этом году 20 марта. Тогда Руслана Гусейнова осудили за участие в митинге 11 марта в Пинске. Мужчине присудили 20 базовых величин, о чём он узнал из письма, которое нашёл в своём почтовом ящике. Это решение Руслан обжаловал в областном суде. Активисту рассказывали, что он уклонялся от суда, убегал. Поэтому и суд провели заочно. Однако Руслан имеет множество подтверждений обратного.

Но уже 4 мая у активиста изъяли дочь. Как говорит Руслан, это произошло из-за выказывания им его гражданской позиции. Изъятие произошло по отработанной схеме: провели фиктивный осмотр жилища, составили какие-то акты и, не дав с ними ознакомится, ушли. В этих бумагах, как оказалось, написали, что в доме, например, имеются грязные игрушки. Также службы опеки узнали, что жена Руслана (они в разводе — прим. автора) несколько месяцев назад три дня отсутствовала дома. По этому поводу написали, что, якобы, жена бросила ребёнка. И Милану признали как находящуюся в социально опасном положении (СОП).

В данной копии постановления КДН “замылена” информация о втором ребенке, которого изымали из семьи в тот же день, что и Милану

— Хотя, согласно Закону “О браке и семье”, — говорит Руслан, — жена имела право оставить дочь своим близким родственникам. Так она и сделала. А уже в актах указали, что жена бросила ребёнка, никому ничего не сказала и уехала в неизвестном направлении. То есть, закрутился конвейер против меня.

Руслан в этой связи посещал многие инстанции. Но конкретной информации ему не давали. Лишь выносили решения не в его пользу.

Ребёнка забрали из садика по результатам комиссии по делам несовершеннолетних (КДН). Чиновники решили, что Руслан не занимался воспитанием дочери,  её здоровьем, не участвовал в жизни ребенка…

— Я четыре раза лежал вместе с Миланой в больнице, — говорит Руслан. — Каждый год «страхую». А они указывают, что я ей не занимался. И ещё, по их мнению, я не поддерживал связь с садиком. Хотя есть официальные подтверждения, что я оплачивал садик и сдавал деньги.

С активистом никто не поддерживал связь по поводу проведения комиссии. И это, как говорит сам Гусейнов, отражено документально. То есть, совершенно отсутствует доказательство того, что Руслана информировали о проведении КДН. И по этому поводу мужчина обошёл многие инстанции. Все они дали ответ, что не обращались к нему по факту проведения комиссии. В то время как на КДН говорили, что обращались.

Также Руслан услышал заявление, что соцслужбы извещают по телефону. Однако, проконсультировавшись с юристами, Гусейнов узнал интересный факт. Оказывается, любое юридическое извещение по телефону должно быть оформлено в специальном журнале.

— Должны указать, — говорит активист, — дату, номер телефона, с которого звонили, на какой телефон, предмет разговора и так далее. К тому же, ничто не подтверждает и то заявление, что меня каким-либо образом информировали о проблемах с Миланой. И вот, на последней комиссии я узнаю, что ребёнок поставлен в СОП.

В итоге, не смотря на то, что Руслан с женой разведены, ребёнка забирают у обоих родителей. И помещают Милану в детский приют, который находится рядом с кладбищем «Спокойное». Бороться за свою дочь Руслан вынужден по сей день.

Кладбище «Спокойное» находится через дорогу от приюта. «Прекрасный» вид для детей…

Он говорит, что необходимо готовить ребёнка к школе. Но органы опеки обрушили эти планы. Теперь, вместо покупки одежды, тетрадей, учебников для дочери, Руслан вынужден тратить деньги на борьбу с несправедливостью. А ведь ребёнка забрали не менее, чем на полгода. Сейчас служба опеки проводит «проверки» по месту жительства, может проживать там ребёнок или нет.

Сотрудники службы опеки, например, обозначили два мелких пункта-недочёта в квартире Руслана. Первый касается не прикрученной после переезда на новое жильё дверки шкафа. А второй — не установленного крана над только замененным умывальником. Но это не та причина, по которой можно забирать ребёнка. Ведь для её устранения не требуется много времени и затрат. Что Руслан и сделал – устранил “недочеты”.

Но ситуация такова, что чиновникам важно не благополучие гражданина. Необходимо воспитать непокорного. Вот и требуют от Гусейнова показать жильё по месту его регистрации. Но Руслан там не проживает. У него уже три года другое место жительства. А чиновники настаивают на том, чтобы осмотреть место регистрации. На эти попытки активист отвечает, что они должны проверять жильё, в котором будет жить ребёнок.

Именно Надежда Козявина (педагог-психолог ГУО «Социально-педагогический центр г. Пинска») рьяно желает наведаться по месту регистрации гражданина Гусейнова.

Чиновничий произвол, как говорит активист, подтверждается многими фактами. У Руслана есть аудио- и видеоматериалы, доказывающие его правоту. Так, на одном из последних круглых столов чиновники угрожали родителям. Они рассказывали, что будут делать с их детьми в любом из случаев.

— Например, за неявку на работу по уважительной причине, — говорит Руслан, — они грозят лишением свободы. То есть, сразу 15 суток, потом 3 месяца ареста и, как итог, — полтора года. Причём большинство присутствовавших людей явно не являются алкоголиками или наркоманами.

Таким образом, по утверждению активиста, наказывают людей. Он сравнивает положение с рабством, а детей называет заложниками чиновничьего аппарата.

Также во время приёма у председателя комиссии по делам несовершеннолетних Руслан столкнулся с беспределом. Как только активист начинал требовать возврата своей дочери, председатель вызывала милицию. Руслан имеет аудио- и видеодоказательства такого обращения.

Сейчас по квартирам участников митингов ходят судебные исполнители, говорит Руслан. Они фотографируют всё имущество, чтобы потом изъять.

— Скоро придут и ко мне. Сфотографируют, изымут, если этот штраф не будет оплачен. Поэтому сейчас ищу юридическую и, соответственно, финансовую помощь. Я уже потратил 463 рубля. А бороться за свои права ещё предстоит немало…

О репрессиях в отношении семей, как отмечает Руслан, говорит заполняемость детского приюта. Когда забрали Милану, она была там пятым ребёнком. А через полтора месяца в приюте уже 16 человек. И, как утверждает активист, с каждым днём количество детей увеличивается.

В то же время, работодатели пользуются сложившейся ситуацией. По словам Руслана, людей никуда не отпускают даже по уважительным причинам. Угрожают увольнением и отобранием детей. Об этом говорят многие. Только не знают к кому обращаться…

Немного о семье Руслана. С женой они в разводе. Но активист помогает воспитывать дочь: забирает её на выходные, покупает вещи, оплачивает детский садик. Алименты он платить не обязан, так как жена не подавала на них. На учёте в наркодиспансере Гусейнов не состоит, о чём уже имеет справку.

Справка из наркодиспансера: «На учёте… не состоит».

Один раз мужчина был задержан за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии. Но, если разобраться, то окажется, что выпив немного пива Руслан катил рядом с собой велосипед. А чиновники представляют это как управление автомобилем. В подтверждение своим словам активист имеет соответствующие протоколы.

Также сотрудники КДН указали на ДТП с участием отца Миланы. Оказывается, однажды Руслан, заправляя машину, забыл достать шланг и уехал. Такие случаи — не редкость. А с активистом он произошёл после смерти брата. (Именно отвлечённость водителей называют наиболее частой причиной такого рода ДТП.) Но что КДН? Они заявили, что Руслан чуть ли не на человека наехал.

Мать Миланы, в свою очередь, однажды привлекалась к административной ответственности. И нарушила она Правила дорожного движения. Перешла дорогу в неустановленном месте.

Что самое примечательное, нарушения службы опеки «раскопали» аж с 2011-го года. И предъявили их Руслану. А должны учитывать нарушения только за текущий год.

— Серьёзной, веской причины, чтобы отказать в воспитании ребёнка – нет, — говорит Руслан.

Однако, по сложившейся издревле традиции, заложников без выкупа не отпускают. Поэтому гражданский активист продолжает борьбу за свою дочь и свои права.

Евгений Глаголев-Васькович, «Наш Дом»
regions@nash-dom.info