Женщина с российским гражданством почти всю жизнь прожила в Беларуси, встретила мужчину, родила детей. Но в один момент всё было перечеркнуто штампом в паспорте о депортации. Матери пришлось уехать, а дети, как заложники, находятся в беларуском приюте…

Ирана Шералиева родилась в азербайджанско-русской семье. В Беларусь она приехала с матерью, когда пошла в школу. Жила в деревне Плещицы Пинского района.

На второй родине Ирана познакомилась с парнем-беларусом. Жили гражданским браком. Расстались, когда она ждала первого ребенка. А спустя несколько лет вновь сошлись и Ирана забеременела второй дочерью.

Отношения с Алексеем, отцом детей, были сложными. Он часто уезжал на заработки, возникали конфликты. На этой почве пара окончательно разошлась. Ирана встретила другого мужчину, после чего началась черная полоса в её жизни.

У нового возлюбленного было два состояния: трезвый-хороший и пьяный-плохой. В нетрезвом состоянии он мог поднять на неё руку, был жесток к детям. Во время одного из семейных конфликтов к ним приехали сотрудники милиции.

На Ирану надели наручники, забрали паспорт и увезли в отделение. Она говорит, что уже тогда, при задержании, ей угрожали депортацией. Детей забрали в приют.

В дом, где проживала женщина, наведывались сотрудники органов опеки. Нашли ставшие уже классическими для таких случаев проблемы – немытую посуду в раковине, отсутствие центральной канализации. Пообщались с соседкой, сделали выводы.

В начале августа 2017-го худший из мыслимых сценариев реализовался: Ирану депортировали, уехать пришлось одной. Она связывалась с сотрудницей отдела ЗАГС, по телефону ей обещали дать справку, чтобы была возможность вывезти детей. А позже – передумали.

Примечательно, что, как позже узнала женщина, суд по её депортации состоялся без её участия. То есть, она не могла дать показания и никаким образом повлиять на решение суда. Всё решили за неё. Свой паспорт она увидела уже со штампом. Даже официальные лица в консульстве, куда она обращалась, недоумевали, как такое возможно…

Ирана писала заявление, что хочет сама воспитывать своих детей. Тем более, что сейчас в её жизни все наладилось – она нашла хорошо оплачиваемую работу, зарегистрировалась в России.

Отец детей Алексей готов помочь женщине. Он хочет забрать детей и передать их матери. Всё упирается в бесконечные бюрократические проволочки.

Пинский активист Руслан Гусейнов сам столкнулся с подобной ситуацией. “Наш Дом” помог ему вернуть дочь после того, как она оказалась в приюте. Сейчас он помогает Иране и Алексею в их тяжелой ситуации и очень переживает за детей, которых государство разлучило с родителями. На фото: Руслан и старшая дочь Ираны возле социально-педагогического центра.

Ирана постоянно списывается с воспитательницей из приюта, где находятся её дети. Та высылает ей фото. Младшей три года, старшей семь – она только пошла в школу. Важные события в жизни девочек проходят без участия мамы. Она говорит, что жить не может без детей. Надеется, что с помощью правозащитников их встреча состоится уже скоро…

“Наш Дом” и кампания “НЕдетское Дело” занимаются проблемами семей, попавших в сложные ситуации, в частности, немотивированно попавших под действие Декрета №18. У каждого ребенка должна быть семья и мы делаем всё для того, чтобы дети жили в семьях, а не в казённых стенах.

“Наш Дом”


  • В Беларуси одной расиянкой стало меньше. в чём проблема?

  • Наталья

    Как могут депортировать гражданина РФ с территории союзного государства, если он приравнен в правах и соц.обеспечении к гражданам страны?! Или договор расторгнул, а я пропустила?
    Нельзя депортировать мать несовершенно летних детей прописанных в стране! Это не возможно… Может что-то не договаривают в этом деле…

  • Вот Вам и братское государство: “выгнали в шею”, а детей – в заложники для получения в будущем выкупа.