Жительница Гродно Светлана Мартинчик 6 апреля родила сына. Однако выписаться с ним из роддома она не может. Отдел образования, спорта и туризма администрации Октябрьского района Гродно попросил больницу скорой помощи, где находится мать с новорожденным, пока ребенка не выписывать.

Основная причина — женщина живет в съемной квартире без договора аренды. До этого соответствующие органы отнесли ее к группе высокого социального риска из-за того, что она «одинокая, нигде не работает, поздно стала на учет по беременности, рекомендации и назначения врача не выполняла в полном объеме, гинеколога посещала нерегулярно».

— Я хочу, чтобы меня выписали вместе с ребенком. Я не алкоголичка, не наркоманка, у меня нет никаких приводов в милицию. Почему со мной так поступают? Это негуманная мера, — говорит она.

«На учет в женскую консультацию не становилась, потому что считала, что УЗИ-аппараты вредны»

Светлана Мартинчик, 34 года, родила второго сына в роддоме гродненской больницы скорой помощи. Через несколько дней пришло письмо из отдела образования, спорта и туризма администрации Октябрьского района Гродно. В нем сказано, что специальная комиссия посетила съемную однокомнатную квартиру, где живет женщина. Это произошло 10 апреля. Они установили, что жилье Светлана снимает без договора найма. При этом указали, что «санитарно-гигиеническое состояние квартиры удовлетворительное, жилье соответствует техническим требованиям, в квартире есть необходимая мебель, а также кроватка, постельное белье и одежда для новорожденного».

Но так как окончательно вопрос о месте проживания семьи не решен (раньше женщина со старшим сыном жила в России), больницу попросили ребенка пока не выписывать. Через две недели жилье должны обследовать снова, чтобы понять, можно ли туда въезжать с малышом.

На учет по беременности Светлана стала 24 февраля этого года. Раньше это делать не хотела, так как считала, что УЗИ, очереди в поликлиниках и контакт с возможными больными могут навредить ребенку.

— Я добровольно пошла (к гинекологу. — Прим. TUT.BY), чтобы понять, что у меня происходит: в каком состоянии ребенок, когда мне рожать, а тут началось… Да, я не стала на учет раньше, но это не преступление. Это мое право — стать на учет, а не обязанность, — уверена она.

Светлана не отрицает, что регулярно, как того требуют правила, гинеколога не посещала. У нее есть еще один сын. Ему 2 года и 9 месяцев. Она мать-одиночка. Из родных в Гродно — мать, страдающая алкоголизмом, тетя и пожилая бабушка. Помочь, считай, некому.

— Я сказала, что буду приходить по мере возможности. После первого посещения врача до второго оказался большой промежуток времени, а на поздних сроках нужно приходить каждую неделю. У меня приболел старший сын, поэтому и не пришла. 7 марта мне позвонил заведующий консультацией, так со мной разговаривал, что я даже жалобу написала. 9 марта я пошла на консультацию, — рассказывает она.

На тот момент Светлана жила в частном доме в Гродно вместе с пьющей матерью. Дом не восстановлен после пожара и, по словам женщины, там не самые лучшие условия для жизни. Только ее комната в приличном состоянии. Рассказывает, что в этот дом к ней и пришли из детской поликлиники проверить, как она живет. Установили, по ее словам, «признаки социального неблагополучия». После этого Светлана сняла для себя и детей однокомнатную квартиру.

— Оказывается, в это время в консультации меня начали искать. Приехали домой к маме, она сказала, что я съехала, но не назвала адрес. Мобильный номер телефона я не оставляла. Потом меня искала милиция, им я свой адрес сказала, но попросила его никому не говорить, чтобы меня не беспокоили, — рассказывает Светлана.

Светлана добавляет еще несколько деталей к своей биографии: у нее есть высшее образование экономиста, с 2012 года она жила в России, там работала бухгалтером. До 2012-го работала в Беларуси и никогда не имела никаких проблем с законом. В России она и познакомилась с молодым человеком, родила первого ребенка. На учет по беременности в женскую консультацию не становилась, потому что отец ребенка считал, что УЗИ-аппараты могут негативно повлиять на здоровье малыша.

— Он сказал: «Мне больной ребенок не нужен». У него в первом браке родились не совсем здоровые дети. Рожать я начала дома, но события начали развиваться не так, как хотелось: не стала отделяться плацента. И мы обратились в роддом, — вспоминает женщина.

— Вы «за» роды на дому?

— Я бы не сказала. Я понимаю, что рожать нужно в учреждении. При этом роды не нужно вызывать, они должны проходить естественно, но под наблюдением врачей.

Тем не менее мужчина не захотел записывать на себя ребенка, и Светлана вернулась с малышом в Беларусь, здесь оформила детское пособие. Затем пара снова решила сойтись, и женщина опять забеременела.

— Сейчас он готов приехать и помочь. Я ему написала, и он сказал, что на днях приедет, — говорит она.

«Выписать ребенка с матерью не могут, так как не решен вопрос с ее местом жительства»

В Гродненской больнице скорой помощи уверены: они действуют по закону. И если получили письмо от соответствующих структур о том, что ребенка пока не стоит выписывать, то так и нужно делать.

— Мы на стороне ребенка. Женщина (Светлана Мартинчик. — Прим. TUT.BY) относится к группе высокого социального риска: не состояла на учете, первого ребенка рожала дома, во время этой беременности женская консультация разыскивала ее с милицией, — рассказывают в акушерско-обсервационном отделении больницы скорой помощи в Гродно. — Есть декрет президента № 18 («О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». — Прим. TUT.BY). По всем женщинам, которые поступают к нам из группы высокого социального риска, мы посылаем бумаги во все социальные службы. Создается комиссия, которая идет к женщине домой. Они смотрят условия проживания и решают, можно ли ее выписать вместе с ребенком. Если все хорошо, выписку разрешают. Если плохо, нам присылают бумагу — задержать выписку ребенка до устранения причин. Есть закон, который мы обязаны выполнять. И мы в данном случае на стороне ребенка.

Специалист пояснила, что если женщина не устранит причины, по которым сейчас задерживают выписку, ребенка могут отправить в детский дом.

Отдел образования, спорта и туризма администрации Октябрьского района Гродно указал такие причины своего решения — отсутствие договора аренды на жилье и как итог нерешенный вопрос с местом жительства.

Заключать договор аренды на квартиру Светлана изначально не хотела, потому что бюджет на съем жилья у нее ограниченный. За квартиру планировала заплатить примерно 250 рублей, при этом ее пособие на ребенка — около 260 рублей. Однако сейчас хозяин квартиры, узнав обо всем, что приключилось со Светланой, по ее словам, не готов сдавать ей квартиру вовсе. Женщина вынуждена искать новое жилье. Скорее всего, поедет жить в частный дом к бабушке, которая живет с сыном в трех комнатах.

Елена Адамович, начальник отдела образования, спорта и туризма администрации Октябрьского района Гродно, комментировать случай со Светланой Мартинчик корреспонденту TUT.BY по телефону не стала. Но добавила:

— Таких случаев масса, у нас 48 тысяч несовершеннолетних, и район большой. Мы часто даем отказ от выписки, если санитарно-гигиенические нормы не соответствуют условиям проживания. Тут есть причина, не все так просто.

Если женщину выпишут без ребенка, посещать малыша в роддоме и кормить грудью она уже не может, так как по санитарным нормам туда не пускают людей с улицы.

— У меня уже меньше прав, чем у заключенных, — сетует она.

Забрать ребенка из семьи могут только в исключительных случаях

По мнению адвоката, медиатора, партнера адвокатского бюро «Право и семейная медиация» Ирины Багнич, для того, чтобы не выписывать ребенка вместе с мамой из роддома, необходим комплекс причин. При этом орган опеки и попечительства по месту жительства ребенка должен взвесить все «за» и «против».

Отобрать же ребенка могут только в исключительных случаях. В пункте 3 декрета № 18 «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» говорится, что сделать это можно лишь при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка.

— Для таких мер должны быть серьезные, достоверно установленные основания считать, что действительно существует угроза жизни и здоровью ребенка, причем не документально, а реально. Это довольно серьезное решение. В принципе, после того, как отпали медицинские показания нахождения ребенка с матерью в больнице, их должны выписать. И уже потом, контролируя ситуацию, уполномоченному органу необходимо решать — отбирать ребенка или нет, — говорит она.

То, что женщина не становилась на учет по беременности, не является основанием для того, чтобы забрать у нее ребенка.

— Становится женщина на учет или нет, влияет только на выплату пособия, а не на решение вопроса: отбирать ребенка или нет. Все факторы нужно оценивать в совокупности, исходя из принципа благоразумности. Скоропалительные решения скорее принесут вред ребенку, чем пользу. Сам по себе факт регистрации мамы по месту жительства неблагополучной бабушки не является основанием для того, чтобы отбирать ребенка, с учетом того обстоятельства, что обустроенное для ребенка жилье реально есть и мама сделала все возможное, чтобы подготовиться к выписке из больницы с ребенком. Факт отсутствия специально заключенного договора на аренду жилья — сам по себе также таким основанием не может являться, если мать реально заботится о ребенке и его жизни и здоровью ничего не угрожает.

Сама Светлана считает, что вся эта ситуация уже «переходит на сверхзащиту прав ребенка в ущерб правам родителей и семьи».

— Надо же как-то разобраться, со свидетелями поговорить. Есть люди, с которыми я общаюсь и живу, которые меня знают, — говорит она. — А здесь взяли, щелк — и ты уже маргинал. Мы у тебя все забираем, приходи к нам и мы тебя будем отчитывать. Как будто я недееспособный и неполноценный человек.

Источник: TUT.by

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*