Продолжая анализировать ответ Министерства образования на портале TUT.by устами заместителя начальника управления социальной, воспитательной и идеологической работы Елены Головневой, мы подошли к самому судьбоносному действу в ритуалах системы защиты детства…

ПРОДОЛЖЕНИЕ
Часть 1
Часть 2

Проверки и акты по их результатам:

  1. Проверки. Ни слова про конституционные права граждан на неприкосновенность жилья.

Просто:  придут и всё посчитают “как надо”! Внезапность – это как раз возможность выявить тщательно скрываемое “неблагополучие” в виде немытой посуды или пива в рационе взрослых. Все проверяющие конечно же высокоморальные трезвенники и аккуратисты, их дети всегда в отглаженных костюмах молча сидят за большим семейным столом и чаевничают, а игрушки не покидают полок. Пыли в их домах нет даже на люстрах – не с чего ей осесть в стерильных-то условиях. Доходы их прозрачны, исключительно из казны Родины, куда они их регулярно частично возвращают в виде налогов, а оставшимися доходами обеспечивают все потребности членов своих семей (даже обязательную подписку на определенные печатные издания!).

Потому и отказ иных граждан от подписки на эти самые государственные печатные издания проверяющие вправе трактовать как противостояние существующему государственному строю. А значит аморальность таких родителей зашкаливает, и проживание детей совместно с ними неблаготворно влияет на их мировоззрение.

Но если  вдруг какой родитель читал Конституцию, и «… ведет себя неприветливо” – это вызывает соответствующую реакцию, поскольку навевает проверяющих на мысли о том, что «…родитель понимает, что много проблем, и не хочет их показывать…».

Само содержание ответа на вопрос: “Какие случаи привлекут внимание проверяющих?” – больше напоминает какое-то оправдание (весьма слабое) действий сотрудников охраны детства по озвученным в СМИ ситуациям: это и пропуски занятий ребенком по заявлению родителей, и переезд одной семьи в сельскую местность, и семейно-бытовой скандал, и долги за “коммуналку”

«Особенно если родители вдруг приняли решение поменять место жительства и не объяснили причин школе или другим органам».

Действительно, очень подозрительно. Ведь любое свое решение семья обязана согласовать с представителями власти. Наверное, зря нашим гражданам паспорта на руки выдали, без них как-то больше порядка наблюдалось.

Нет конкретных ссылок, отсылок на требования закона, и потому все это является очень субъективным суждением.

Странно, что на фоне такого пристального внимания к малейшим отклонениям от принятых кем-то стандартов (субъективного уровня) никто не посчитал подозрительным частые переезды молодой многодетной владелицы хаски, при наличии жалоб её родственников, как и не напрягало непосещение детской поликлиники юной Снежанны из неблагополучной гомельской семьи.

    1. Результаты проверок жизни семьи должны фиксироваться в актах.

И вот тут в ответ на вопрос: «Должны ли проверяющие показывать родителям акт, который составляют после посещения?» – чиновница из Министерства образования озвучивает удивительный факт: «Жестких требований о том, чтобы составлять акт в присутствии родителей, нет. Документ показывают родителям на совете профилактики, там они могут высказать несогласие, объяснить свою точку зрения. Но акт — это документ, который является основанием для признания СОП».

Вот такая веселая ситуация: нет жестких правил ни для проведения проверок, ни для оценки безопасности и благополучия ребенка в семье, ни для составления акта по результатам этой проверки, но есть очень жестокие последствия на основе именно этого документа.

Это  вызывает уже не удивление, а возмущение.

Исходя из указанного ясно, что представитель министерства образования признает факт того, что акт, составляемый по факту проверки является юридически значимым документом и влечет весьма серьезные последствия – является основанием для постановки в СОП.

Про отсутствие обязательства брать подпись у проверяемых лиц, как и про возможность получить копию этого акта на руки, Головнева стыдливо умолчала. Хотя еще в 2013 году разбирала обращения граждан по этим вопросам и по злоупотреблениям, связанным с составление актов проверок без четкого регламента.  Такая ситуация создает возможность для внесения дополнений, изменений, исправлений в документы.

Более того, в связи с тем, что акт не составляется по факту проведения проверки в двух экземплярах, и не вручается один из них проверяемому лицу, создана возможность для изготовления таких “актов” и без посещения семьи, или не отражая действительность.

Видимо, “ни к чему не обязывающий” порядок составления Акта проверки жилищных условий очень “удобен” для проверяющих, и, соответственно для сотрудников Министерства образования.

Не думайте, что педагог вторгается в семью. Это общение. Ведь учитель видит ребенка в классе и родителей на родительском собрании. Поэтому учитель приходит в дом. Хотелось бы, чтобы родительская общественность не относилась к этому как к надзору».

Да не боится учителя никто, но надо бы стучатся, прежде чем войти! И ноги вытереть, а лучше – одеть бахилы.

Впрочем, как утверждает чиновница, постановке семьи в СОП радоваться надо. Почему? Об этом можно узнать в продолжении темы…

“Наш Дом”

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*