В последнее время в средствах массовой информации все чаще появляются истории об излишней ретивости сотрудников системы охраны детства.  Все больше семей безосновательно или с преувеличением обстоятельств признаются находящимися в социально опасном положении (СОП). А у кого-то и отбирают детей…

Семью известного гомельского бизнесмена Олега Жихарева, добропорядочного гражданина, необоснованно отнесли к СОП после обращения за помощью к милиции. Позже ему удалось добиться отмены решения.

813aff4d7a021dda95194506

Отец и сын Жихаревы. Фото imenamag.by

В аналогичной ситуации оказалась жительница Брестской области Галина Жукова (в 2014-м году), на которую органы опеки обратили внимание после ее обращения по поводу поиска дочери, украденной неадекватной родственницей.

luphgqvlvai

Галина с дочерью. Фото ok.ru

Её семерых детей решили забрать в интернат – в качестве помощи!

Потому что мать была вынуждена ездить на работу в город из деревни и в эти дни поздно возвращалась домой.

Несколько лет назад молодую семью Винокуровых с ребенком -инвалидом так же зачислили в СОП после их переезда на хутор в Гродненской области: за нестандартность и простоту быта. Они узнали об этом постфактум,  и обнаружили множество нарушений со стороны специалистов из разных служб, объединенных благородной целью «защитить детей от их родителей». А началом конфликта стал отказ матери у врача от возможности избавиться от второго ребенка под предлогом инвалидности у первого.

147325719111603-1

Семья Винокуровых. Фото tut.by

С учета как СОП их семью сняли, но якобы из-за улучшения ситуации, а не признав ошибочность решения. Супруги подали в суд, разбирательства продолжаются. В подобной ситуации оказалась и многодетная семья минского программиста Александра Посталова, которая попытались переехать жить в деревню: им пришлось  спешно возвращаться в тесную городскую квартиру из-за слишком навязчивой и грозной заботы местных охранников детства. И нет гарантий, что уже не пошла информация их коллегам в Минск о вмешательстве в жизнь «подозрительной семьи».

19-11-16-dubavojeczalavek

Александо Посталов с дочерью. Фото westki.info

Семья украинских беженцев Яценко вообще испытала шок от общения с системой защиты детства приютившего их государства: их сына, гражданина другой страны, незаконно удерживали в приюте даже после решения родителей вернуться на родину! Пришлось вмешиваться посольству Украины.

lugansk1

Семья Яценко. Фото tut.by

В ещё более худшем положении находятся опекунские и приемные семьи. Органы опеки считают допустимым пренебрегать правами взрослых в таких семьях, своеобразно трактуя и права детей, и их потребности. Именно на замещающих родителях отрабатывались приемы грубой интервенции в семью и манипулирования детьми.

Из семьи Дударенко забрали сначала 5 приемных детей, а позже – и 2-х усыновленных «за конфликтность с местной властью и некрасивые обои».

Потому что женщина не молчала о происходивших в местной школе нарушениях и пыталась защитить приемных детей от агрессии со стороны учителей.

dudarenko

Надежда Дударенко с детьми

Приемная семья Янушкевич из образцовой внезапно стала неблагополучной после активности по решению вопросов пенсионного обеспечения воспитанников детских домов семейного типа. Ей удалось организовать коллективное обращение к правительству и добиться восстановления права этих детей на пенсионное обеспечение в полном объеме (с марта 2015-го года). Но в отместку у нее забрали всех приемных детей.

11a

Семья Наталии Янушкевич

Много и других подобных историй, в которых реальной опасности жизни и здоровью детей не было, да и проблемы у семей те же, что и у большинства населения нашей страдающей от кризисов стране: безработица, бедность, стесненность жилищных условий, у кого-то – заболевания, сложные семейные ситуации. Во многих случаях все происходит после гражданских конфликтов с властью, либо после предъявления требований к ней, либо после обращения за помощью.

В то же время на слуху истории трагические. В их службы охраны детства очень долго не замечали явного неблагополучия, игнорировали риски для детей.  Многие граждане, столкнувшиеся в своей жизни с органами опеки или работниками комиссий по делам не совершеннолетних заметили: они неохотно включаются в работу с агрессивными, криминализированными семьями, не спешат отбирать детей у неплатежеспособных – что с них потом взять на содержание малышей? Не трогают и лояльных алкоголиков. Максимум – возьмут на учет как находящихся в СОП. И торжественно снимут через год-два, для статистики. Хотя ситуация практически не изменилась.

Детей из подобных семей изымают, когда «грянет гром». Если успеют…

Так не видели никакого неблагополучия у молодой многодетной Екатерины Пашук, часто менявшей место жительство, пока не погибла ее маленькая дочь (история со щенком хаски). И даже не слышали просьб о помощи от ее родственников.

sud-haski-03

Екатерина Пашук

Таким мы видим исполнение пресловутого Декрета № 18, который принимался с целью защиты детей от нерадивых родителей, от реальных опасностей их жизни и здоровью, а на самом деле используется для оказания давления на активных или строптивых граждан, для агрессивного вмешательства в личную жизнь семей, но не спасает детей.

Либо с законом тут что-то не так, либо им не умело пользуются.

Особенно это проявляется при проведении проверок жизни несовершеннолетних в семье и составлении по их результатам актов. Ведь именно эти акты и есть главный документ и аргумент в решении судьбы ребенка и его семьи. Но именно эти процедуры на сегодняшний день не имеют ни четких правил, ни конкретных критериев оценки благополучия ребенка в семье.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

«НАШ ДОМ»

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*