Итак, граждане, чьи семьи признаны находящимися в социально-опасном положении (СОП) не должны этому факту огорчаться. Так считают в Министерстве образования Республики Беларусь

ПРОДОЛЖЕНИЕ
Часть 1
Часть 2
Часть 3

  1. ” — Почему-то статус СОП воспринимают не как помощь и сопровождение ребенка и родителей, а как вид контроля и наказания. Родители не должны воспринимать это как вмешательство и отвергать эту помощь, — советует специалист“. И далее: «Министерство образования рассматривает СОП как помощь семье».

Очень  жизнеутверждающе – про помощь. Однако не указано, какие реальные юридические последствия  влечет постановка семьи на учёт, как находящуюся в СОП. Для всех ее членов, а не только для детей в контексте их поступления в ВУЗ.

Но почему-то гомельский бизнесмен Жихарев не обрадовался. Можно предположить, что он более детально вник в значение этого статуса для семьи.

О том, что для постановки в СОП будет достаточно Акта, составленного за “спиной” проверяемых лиц, и порой вне их ведома; о том, что в качестве обоснования своей позиции, проверяющие укажут на некие “опасные предметы во дворе” или отсутствие игрушек у подростков,  рассказывалось ранее.

После постановки в СОП на основе сомнительного Акта, содержащего обтекаемые формулировки и критерии лица, возникает следующее:

ставится вопрос о привлечении к ответственности: родители, опекуны, попечители несут ответственность за ненадлежащее воспитание и содержание детей в соответствии с законодательством Республики Беларусь (а это могут быть как штрафы, так и отобрание детей, отстранение от обязанностей опекуна).

Воспитание и содержание ребенка признаются ненадлежащими, если не обеспечиваются права и законные интересы ребенка, в том числе, если ребенок находится в социально опасном положении (ст. 67 Кодекса Республики Беларусь о браке и семье);

установлен запрет на отчуждение жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние члены, бывшие члены семьи собственника жилого помещения, признанные находящимися в социально опасном положении;

отказывают в переводе жилого помещения в нежилое;

– гражданам, чьи дети признаны находящимися в СОП может быть отказано в праве на выбор денежной компенсации при сносе жилого дома (квартиры), строений, сооружений и насаждений при них гражданам, (если дети зарегистрированы в таком доме);

– может быть отказано в передаче в ипотеку жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние, бывшие члены семьи собственника, признанные находящимися в социально опасном положении;

– часто таким семьям отказывают в предоставлении пособий, субсидий, кредитов  и материальной помощи.

То есть, утверждать, что постановка в СОП предусмотрена только для помощи семье и не влечет никаких последствий, крайне не верно. И вводит граждан в заблуждение.

  1. Очень сомнительным является и утверждение чиновницы: «Признание ребенка находящимся в СОП никак не влияет и не накладывает отпечаток на его дальнейшее профессиональное становление, не ограничивает его права и свободы».

Если в продолжение нахождения семьи в СОП ребенок будет отобран, а потом попадет в интернатное учреждение, то его будущее, в том числе профессиональное значительно осложняется. Кроме того, любое резкое перемещение ребенка, изменение его условий жизни являются психотравмой. С последствиями которой в Беларуси практически не работают.  Хотя семьям, реально находящимся в СОП, необходима, прежде всего, семейная терапия, все силы сотрудников системы охраны детства должны быть приложены к сохранению семьи в интересах ребенка. А его изъятие из семьи – это самая крайняя мера. Но и она должна быть предпринята своевременно.

В тоже время мы видим, что даже длительное нахождение молодой могилевской семьи в СОП не спасло жизнь годовалому малышу. И в чем в их случае заключалась помощь и контроль ситуации?

  1. По мнению сотрудницы Министерства образования, отобрания детей из семьи – всегда правильны! Ну как же еще поступить проверяющим, заставшим обоих родителей не трезвыми?

Видимо это в оправдание ситуации, получившей огласку (немедленное отобрание ребенка у семьи из Луганска). Но их алкогольное опьянение было установлено должностным лицом без специальных на то познаний и приборов. Неизвестно, предлагалось ли родителям пройти медицинское освидетельствование?

Про «неработающее отопление» – это уже оправдание перед ООН, за отобрание из семьи подростка в Витебске. Там проверяющие посчитали, что в доме слишком прохладно.

Забыла специалист про отобрание за долги по оплате электричества. Видимо, еще не читала про это.

В совокупности с тем, что и Акт проверки составляется без каких либо «жестких требований», подобные ситуации также вызывают очень много сомнений в объективности.

Итак,  “Наш Дом” проанализировал ответ представителя Министерства образования, и убедился: данная  информация подтверждает, что юридически значимые документы, влекущие для семьи юридически значимые последствия, составляются без каких либо требований. Создана ситуация, позволяющая их фальсифицировать или исправлять, заменять. Указаны очень обтекаемые формулировки и основания постановки в СОП. В представленной информации срыты сведения о реальных последствиях постановки в СОП для всей семьи. А обоснованность отобрания детей в большинстве случаев так и остается сомнительной.

Вот и получается, что задуманный спасать детей и укреплять их семьи  “Декрет № 18” в реальной жизни эти семьи разрушает и вредит детям.

Про грубое нарушение прав человека при его реализации мы расскажем в другой раз.

Наталия Веремеенко, Елена Кашина,
“Наш Дом”