Беларусскую армию можно назвать местом заключения: сюда попадают на год-полтора, лишаются всех средств связи, сталкиваются с пропагандой, пытками, запретами и редкими свиданиями с родными. Например, если у солдата найдут мобильный телефон, то наказание за это – 15 суток карцера. К сожалению, тюремная атмосфера, унижения и издевательства приводят к суицидам и внесудебным казням в беларуской армии.

В Беларуси каждый юноша от 18 до 27 лет обязан пройти срочную службу в беларусской армии — если у него нет медицинских противопоказаний или официальной отсрочки. Служить парни должны год (с высшим образованием) или полтора (без высшего). Призыв в армию осуществляется два раза в год, весной и осенью. Ежегодно около 10 тысяч молодых мужчин призывается в Беларуси на срочную военную службу. И практически каждый год из частей приходят новости о суицидах, попытках суицида и внесудебных казнях в беларуской армии.

13 апреля 2005 года в военном городке Печи в Борисове, через три месяца после призыва в армию, погиб Максим Кожеко. Перед самоубийством Максим Кожеко самовольно оставил часть, его нашли на следующий день за 6 километров от нее в лесу. Военный повесился на собственном ремне. В кармане у него нашли прощальную записку с просьбой «простить все».

В июне 2006 года в воинской части в Печах погиб солдат Александр Шамрин. По официальной версии, юноша белил потолок и красил стены в одном из корпусов воинской части. По неосторожности упал с высоты более 2,5 метров, 11 дней находился в коме, а после умер. Экспертиза показала, что у солдата были многочисленные переломы ребер, черепа, челюсти и сотрясение мозга. Это не позволяет однозначно говорить, что они были получены в результате одного падения.

4 мая 2007 года в воинской части в Витебске был убит Павел Козик. Родителям сказали, что причиной смерти стала острая ишемическая болезнь сердца. Через полтора года сослуживцы Павла Козика демобилизовались, они решили рассказать всю правду: в роковой день солдата в солнечное сплетение ударил другой солдат. От этого рядовой Козик упал на колени и не подавал признаков жизни: не дышал, не наблюдалось признаков сердечной деятельности, отсутствовало артериальное давление, зрачки не реагировали на свет, не определялся пульс, имелись каловые выделения. Солдата, который ударил Павла, признали виновным и приговорили к 6 месяцам домашнего ареста.

18 декабря 2008 года на войсковом стрельбище под Речицей погиб 19-летний рядовой из Рогачева Антон Долгалев. Срочник патрулировал райцентр, проходя службу в гомельской в/ч 5525 в милицейских войсках. До дембеля ему оставался месяц. По официальной версии, солдат споткнулся при смене огневой позиции и случайно выстрелил из автомата себе в голову, но родители Антона не поверили в эту версию.

8 апреля 2009 года в военной части под Заславлем погиб солдат Валерий Шкут. Первоначальная и основная версия, которую озвучили матери, Валерий вышел покурить в беседку, ему стало плохо, и он умер. При осмотре на теле парня были обнаружены следы гематом. Было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство по неосторожности». Через год дело оказалось в суде. За дедовщину и убийство Валерия осудили 10 солдат. Из руководства никого не судили.

26 августа 2012 года в Витебске нашли повешенным солдата 103-й воздушно-десантной дивизии 22-летнего Евгения Рудака, прослужившего в армии всего три месяца. Основная версия — он совершил суицид в туалете. Незадолго до трагедии Женя говорил с другом по телефону и сказал, что его избили четверо, а также просил скорее приехать, иначе его убьют. Психологи сделали заключение, что парень был замкнутым и был склонен к суициду. К делу подключился Следственный комитет, было возбуждено уголовное дело за доведение до самоубийства. Были осуждены солдаты и сержанты.

11 апреля 2013 года во время стрельб из гранатомета в воинской части 04147 погиб 20-летний солдат Максим Карачун. На тот момент он отслужил четыре месяца и на стрельбах был впервые.В постановлении о возбуждении уголовного дела говорилось, что оружие, от которого погиб Максим, было изначально неисправным и не должно было быть допущено к стрельбам. Виновным по делу проходил старший лейтенант Александр Волков, который на момент трагедии значился исполняющим обязанности командира гранатометного взвода в Уручье. Волкова признали виновным и приговорили к двум годам и шести месяцам исправительной колонии в условиях поселения.

1 сентября 2013 года в Печах умер 18-летний Владислав Ягодкин. Парень прослужил всего три месяца, по официальной версии, причиной внезапной смерти стала ишемическая болезнь сердца. Родители Владислава рассказывают, что последние дни сын особенно жаловался на повышенное давление. «Пару месяцев Влад прослужил, и привезли мне тело сына — в гробу в резиновых сланцах. Было видно, что он умирал в мучениях: у него зубы были очень сильно сжаты, видно, от напряжения, и на лбу капилляры все выступили — такого раньше никогда не было, губа черная, на правом глазу сосуды полопались», — рассказала Людмила Ягодкина, мать солдата. Ее также удивляет, что сына с таким состоянием здоровья вообще взяли в армию: «Он до армии еще лежал в больнице, лечил почечное давление. У него еще со школы были проблемы с давлением, хотя на учете как гипертоник он не стоял». На какие-то избиения в армии, по словам матери, сын не жаловался. Но из рассказов солдата следует, что Влада поднимали ночью, заставляли бегать в противогазе, давали огромные нагрузки на сердце.
21 марта 2015 года в Борисове погиб 22-летний военнослужащий срочной службы Михаил Бевзюк. Его нашли повешенным на территории воинской части. Семья считает, что его могли довести. За два дня до смерти Михаил звонил брату с просьбой приехать к нему в ближайшие выходные.

4 августа 2016 года в военной части в Печах погиб 23-летний солдат Сергей Муругов. В части сказали, что он застрелился на полигоне во время учений и назвали произошедшее самоубийством. Родные уверены, что сына довели до этого. Во время службы Сергей стал тревожным, звонил в слезах. А еще часто просил выслать ему деньги, и суммы были немаленькими, замечали кровоподтеки на теле сына, когда он приезжал в выходной домой. Уголовное дело возбуждено не было из-за отсутствия состава преступления.

В октябре 2016 года в воинской части в Лиде повесился солдат-срочник Андрей Манонин. До своей гибели Андрей успел отслужить в армии 5 месяцев. Вечером сослуживцы в казарменном туалете нашли Андрея в петле. Следственный комитет возбудил уголовное дело за доведение до самоубийства. Расследование то приостанавливалось, то возобновлялось, но дело было прекращено. Родственники погибшего солдата уверены: причиной гибели парня стала дедовщина. Но самый главный их аргумент — предсмертная записка, где Андрей винит в случившемся конкретных людей. Вскоре после смерти Андрея Манонина его мать стала получать звонки с угрозами и требованием ничего не рассказывать журналистам.

10 февраля 2017 года в лесу нашли тело 19-летнего Павла Старенкова, служившего в Борисове. Еще в ноябре 2016-го он ушел из части и три месяца считался пропавшим без вести. В качестве основной версии причины смерти назвали суицид. Проводилась проверка, опрашивали его сослуживцев и родных. Результаты проверки не известны.

18 февраля 2017 года в Печах умер солдат-срочник Александр Статуев. Во время утреннего подъема, во время построения личного состава военнослужащий упал и потерял сознание. После оказания реанимационных действий врач констатировал смерть. Причина смерти  — острая недостаточность по причине ишемической болезни сердца в сочетании с мелкоочаговым серозным миокардитом. Всю подробную информацию от родных тщательно скрывают.

 

31 марта 2017 года в армии года погиб Артем Бастюк. 25-летний инженер-программист проходил службу в военной части в Борисове. За день до гибели Бастюк позвонил родителям, попросил прощения и простился. Взволнованные родные сразу же связались с руководством части и попросили разобраться в ситуации. Там их заверили, что с сыном будет все в порядке. За три недели до смерти сына его родители приезжали в часть на встречу с ее руководством. Тогда Артем Бастюк в присутствии родителей рассказывал командованию о случаях дедовщины, называл имена и фамилии тех, кто совершал на него давление. После смерти Бастюка Следственный комитет начал проверку. Дело закрыли спустя полгода, так никого и не наказав.

4 октября 2017 года в беларусских медиа появились новости о смерти солдата срочной службы в 3-й учебной танковой роте в военном городке Печи в Борисове. 21-летний Александр Коржич был найден повешенным на брючном ремне в подвале медицинской части. Родные Коржича в официальную версию о самоубийстве верить отказались и передали в СМИ посмертные фотографии Александра, на которых четко видно гематомы. Также они говорят, что у Александра Коржича во время службы в армии неоднократно отбирали деньги, ему угрожали расправой.

Летом 2017 года Александр начал просить мать перечислять деньги на его банковскую карточку, которой завладел прапорщик. 17 сентября он попал в медицинскую часть для лечения от острой респираторной инфекции, а 26 сентября его выписали, и он пропал. 19 апреля 2018 года было объявлено о завершении расследования Следственным Комитетом. Рассмотрев версии о самоубийстве, доведении до самоубийства и умышленном убийстве, следствие пришло к выводу о доведении до самоубийства сержантами части, в которой служил Коржич. В смерти парня признали виновными трех сержантов, которые приговорили к 6, 7 и 9 годам лишения свободы. Но мать Александра Коржича осталась недовольна приговором, поскольку ряд фактов указывали, что сына убили, а не довели до самоубийства.

  4 апреля 2018 года якобы во время плановых занятий по огневой подготовке из-за нарушенных мер безопасности погиб 20-летний Дмитрий Удод — его застрелили из танкового  пулемета. Трагедия произошла в 120-й отдельной механизированной бригаде в Уручье. Дмитрий Удод проходил свидетелем по делу Александра Коржича. До армии он окончил профессионально-техническое училище в Мозыре, получил специальность штукатура-маляра. Дмитрий успел поработать в колхозе, на мясокомбинате, несколько раз даже ездил в Россию на заработки.

 

 

5 сентября 2018 года в Слониме умер солдат срочной службы Александр Орлов. Перед смертью парень несколько раз звонил матери, обсуждая с ней, чем займется, когда приедет домой. Семья собирала документы, чтобы комиссовать парня. Мама Александра рассказала, что  сын постоянно просил денег, но не рассказывал, для чего они ему нужны. Женщина заподозрила, что сын столкнулся с дедовщиной, и прямо спросила его об этом. На что Александр ответил: «Я ничего не могу сказать. Нас слушают». В первые месяцы в армии парень жаловался на психологическое давление.  А когда они поехали в Минск на два недели готовиться к параду, то Александр оттуда звонил и жаловался, что здесь еще хуже, чем в Слониме. Он намекнул, что его бьют. 5 сентября Александр долго разговаривал с матерью, а уже вечером его нашли повешенным в помещении для хранения инвентаря для уборки улицы. На шее у парня были два следа от веревки, один из них от удушения. Мама Александра предположила: его сначала задушили, а потом повесили. «Когда мы его забирали из морга, то увидели гематому на правом локте и на правой ладони сверху. Наверное, отбивался рукой. В морге нам отказались показать спину сына. Мы были в шоке, меня оттуда вывели под руки, и мы не додумались быть более настойчивыми», — вспоминала женщина. Следственный комитет Беларуси отказался возбуждать уголовное дело по факту смерти военнослужащего. Следователи пришли к выводу, что Александр повесился сам, не выдержав тягот службы. Мать парня так и не получила ответов на свои вопросы: откуда у сына на шее две странгуляционные борозды, почему на его теле появились травмы перед смертью, как он попал в закрытое помещение и почему покончил с собой, если у него не было суицидальных мыслей.

8 сентября 2018 года в лесу под Гродно нашли тело 26-летнего солдата-срочника Сергея Ясюкевича из Слонимского гарнизона. При нем была предсмертная записка. До конца службы оставалось 2 месяца. Со слов родных, Сергей неоднократно просил перечислить ему деньги на карту. Военные сообщили, что причина суицида не связана с прохождением службы.

 

2 июня 2019 года в Гродно покончил с собой 20-летний Федор Бунас, который служил в армии по контракту. Военнослужащий выпил большую дозу лекарств и вышел на улицу, где ему стало плохо. Ему вызвали скорую помощь, но медики не смогли спасти парня. Медиа стало известно, что накануне парень поссорился со своей девушкой. В качестве причины смерти в документах указан медикаментозный инсульт. За месяц до смерти Федора осудили за дедовщину. Военнослужащий в Гродненском гарнизоне характеризовался положительно, добросовестно выполнял свои обязанности, а в планах у молодого человека было стать прапорщиком.

12 июня 2019 года в военной части в Барановичах внезапно умер солдат Дмитрий Ханцевич. Сослуживцы нашли Дмитрия в раздевалке в бессознательном состоянии. В ходе проверки якобы было обнаружено, что 11 июня всех военнослужащих в / ч № 7404 в 14 часов направили на площадь, где при температуре +30 заставили два часа заниматься физическими упражнениями.

13 июля 2019 года в 11-й механизированной бригаде в Слониме попытался покончить с собой солдат-срочник Андрей Молис. На службу он был призван в ноябре 2018 года. Парень порезал себе вены на обеих руках. Солдата удалось спасти.

23 июля 2019 года рядовой разведывательного батальона Андрей Щербаков 6-й отдельной гвардейской механизированной бригаде, базирующейся в Гродно, вскрыл себе вены. Солдат прослужил 2 месяца и не выдержал «дедовщины». Парня спасли.  Порезавшему вены рядовому пообещали 7 лет лишения свободы по статье 447 УК Беларуси (уклонение от воинской службы путем членовредительства или иным способом).

20 ноября 2019 года 19-летнего Руслана Зайцева нашли мертвым в Мозырском пограничном отряде. Пограничный комитет озвучил версию, что солдат покончил жизнь самоубийством выстрелив в себя. Но родные в это не верят предположив, что Руслана застрелили по неосторожности. Товарищ сына, с которым они выходили на заставу внезапно исчез. В воинской части сказали, что его перевели в другую часть. В эксгумации Следственный комитет отказал.

8 июня 2020 года от огнестрельной травмы в зенитной ракетной бригаде погиб военнослужащий Сергей Волошин, которому было 20 лет. Он отслужил в армии чуть больше шести месяцев. Оказалось, вечером того дня парень закрылся в оружейной комнате и выстрелил, нанеся себе смертельную травму. До несчастного случая его поведение и настроение не казались друзьям подозрительными – парень вел себя как обычно, следил за новостями, смотрел стримы, слушал музыку. Известно, что Сергей не очень хотел служить в армии, но избежать этого не мог. Сергей учился в химико-технологическом колледже по специальности «технология деревообрабатывающих производств», затем работал на фабрике. В общении он был замкнутым, но имел много друзей в интернете, с которыми были общие увлечения. Сергей понимал, что не все задания может выполнить хорошо, и по некоторым показателям был хуже других солдат. Суд по этому делу начался в феврале 2021 года. Обвиняемым по делу стал 24-летний военнослужащий по контракту, начальник расчета отделения приемно-передающих устройств радиотехнической батареи, который не проконтролировал сохранность оружия и несение суточного дежурства.

15 января 2021 года военнослужащий Пинского погранотряда во время несения службы совершил попытку суицида с применением огнестрельного оружия. 20-летний парень с мая 2020 года проходил срочную военную службу в органах пограничной службы. На службе его характеризовали положительно. В день происшествия он находился в наряде по проверке документов на въезд в пограничную полосу. К счастью, попытка суицида оказалась неудачной, и солдата удалось спасти.

25 января 2021 года стало известно о новом суициде в беларусской армии. Солдат срочной службы застрелился в Сморгони. Парню было 18 лет, он служил в части, обеспечивающей охрану БелАЭС. Военнослужащий был на страже между энергоблоками атомной станции и выстрелил себе в шею из табельного оружия.

19 февраля 2022 года в одной из частей Гродненского гарнизона случилось ЧП: 19-летний военнослужащий, солдат срочной службы, получил ранение. Как сообщили в пресс-службе Министерства обороны, это случилось «в результате нарушения правил обращения с оружием в пункте постоянной дислокации одной из воинских частей Гродненского гарнизона». На следующий день молодой человек скончался в больнице.

Служить в беларусской армии — больше не гордость, а страх погибнуть в результате несчастного случая, бездействия руководства, неправильно поставленного диагноза или дедовщины. Сейчас перед солдатами есть еще одна опасность — умереть на чужой земле в результате военных действий, развязанных диктатором, и вернуться домой в цинковом гробу.

Но мы надеемся, что благодаря кампании «НЕТ значит НЕТ» сможем не допустить смерти наших парней в Украине и в Беларуси.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.