С начала предвыборной кампании самая важная роль отдалась, пожалуй, волонтерам и активистам. Эти люди, оставив свою работу, собирали подписи за кандидатов протеста, участвовали в пикетах, расклеивали листовки и распространяли информацию в интернете. А когда закончились выборы, вышли отстаивать свои голоса и присоединились к работе инициатив помощи беларусам. В нашей команде тоже немало волонтеров – и мы им благодарны за доброту и самоотверженность. Эту неделю в «Нашем Доме» мы посвятим волонтерам – ведь они, как и обычные беларусы, нуждаются в помощи не меньше, а порой даже больше. И об их подвигах нужно рассказывать.

Толчком для волонтерского движения в Беларуси стала пандемия коронавируса, которую Лукашенко проигнорировал, велев народу лечиться водкой и трактором. А из аптек тем временем исчезли маски и антисептики, докторам не хватало защитных костюмов, и они заражались и погибали от неведомой болезни. В результате простые люди стали покупать врачам средства защиты, шить маски, бесплатно кормить. Стилист и владелица ателье Екатерина абсолютно бесплатно шила маски для всех желающих, в том числе для медиков. Кондитер Наталья решила порадовать врачей в пандемию бесплатными сладостями собственного приготовления. Она привезла врачам 20 килограммов печенья. Волонтеры гродненского общественного центра самостоятельно собирали защитные пластиковые щиты, изготавливали маски и халаты. В областном центре изготавливали дезинфицирующие коврики для больниц, перегородки для коек.

Во время предвыборной кампании сотни людей записались волонтерами в штабы Светланы Тихановской, Виктора Бабарико, Валерия Цепкало, чем подвергли свои жизни опасности. Например, Дмитрий Фурманов, член инициативной группы по выдвижению в президенты Светланы Тихановской, был задержан 29 мая 2020 года в Гродно при сборе подписей. До выборов Дмитрий работал инженером. Когда Сергей Тихановский начал ездить по регионам и показывать на своем канале жизнь обычных людей, Дмитрий решил помогать ему. Когда блогер приезжал в Гродно, Дмитрий даже водил его по городу и показывал, какие есть проблемы, за что на него был составлен первый протокол. Во время предвыборной кампании Дмитрий стал координатором по Гродненской области. Его осудили на два года лишения свободы за организацию и подготовку действий, грубо нарушающих общественный порядок.

4 июня 2020 года по этому же делу задержали волонтера команды Светланы Тихановской Владимира Книгу. Его осудили на 4 года лишения свободы. Владимир – бывший силовик, отец двоих несовершеннолетних детей. В последнее время работал водителем мусоровоза. Согласно государственному обвинению, Владимир Книга через интернет призывал нарушать порядок. Его обвинили в том, что он принимал участие в организации массового мероприятия под видом пикета 29 мая в Гродно, чтобы выразить свои политические интересы, обострить напряженную обстановку в стране, «по мотивам политической и идеологической вражды».

Таксист из Гомеля Александр Шабалин тоже присоединился к команде Светланы Тихановской весной 2020 года. Волонтер был задержан возле своего подъезда перед пикетом по сбору подписей. Ему предъявили обвинение в организации массовых беспорядков – Александр был осужден на 6 лет лишения свободы. Дома у Александра – четверо несовершеннолетних детей.

Доверенные лица Светланы Тихановской Юрий Власов и Татьяна Каневская были задержаны 6 августа 2020 года. Отметим, что Татьяна – активистка кампании «Матери-328», она несколько лет боролась за смягчение антинаркотического законодательства, была инициатором голодовки матерей осужденных. Юрий же занимался экологическими проблемами, в частности, вонью с фабрики «Гомельобои». За активную деятельность в штабе Светланы Тихановской Татьяна получила 6 лет лишения свободы, а Юрий – 6,5 лет колонии.

В тяжелые дни после выборов 2020 года помощь волонтеров была нужна по всей Беларуси. Совершенно разные люди посильно участвовали в развернувшихся на территории страны протестах. Кто-то открывал двери подъездов, кто-то пускал в квартиры протестующих и оставлял во дворах медикаменты. А кто-то стал волонтером возле ЦИП на Окрестина, куда просто толпами везли протестующих. Здесь появился палаточный лагерь – вышедшим из здания ЦИП оказывали первую медицинскую и психологическую помощь, давали еду и питье. «Люди приходили и просто брали на себя какую-то задачу. В первую неделю мы почти не бывали дома. Тяжело было, когда подходили родители, которые по четыре дня не могли найти своих детей. Было сложно осознать, что человек может проявлять такую жестокость по отношению к другому. Она ничем не обоснована, это странный вид получения удовольствия и проявления власти», – рассказала одна из участниц стихийного лагеря.

Еще одна девушка, ставшая одной из первых волонтерок, назвала ЦИП на Окрестина эпицентром горя: «Задержали молодого человека моей подруги, и я приехала, чтобы ее поддержать. Там мы познакомились с другими людьми, которые тоже искали своих близких. Я поняла, что хочу что-то сделать. Вначале нас было трое, потом люди просто стали подходить и предлагать свою помощь. Когда приезжал автозак, высыпали омоновцы, волонтеров настоятельно просили уйти. Конечно, было страшно. Приходили ребята в шортах, у некоторых все ноги были в синяках. Был парень, которого так избили, что он не мог сесть».

Тяжелые события оставляли след в памяти и душах участников. Как результат – стресс, панические атаки, эмоциональное выгорание. Самим волонтерам после такого напряжения требовалась психологическая помощь. Одна из активисток поделилась, что обратилась к психологу: «Тяжело было наблюдать за ребятами-волонтерами, которые просто выгорали. Мне, наверное, повезло, что за несколько месяцев до этого я работала с психологом. Правда, однажды в городе со мной все-таки случилась паническая атака, когда встретила колонну спецтехники. Был период, когда я боялась спать с открытым окном. Сейчас вечером стараюсь никуда одна не ходить».

Помощь волонтеров требовалась и после – правозащитным организациям и созданным инициативам катастрофически не хватало рук. Правозащитный центр «Весна» нуждался в тех, кто будет искать задержанных, помогать с выплатой штрафов и юридической помощью. Эти люди шли на риск – ведь с самого начала протестов волонтеры центра оказались под ударом. Волонтер Андрей Чепюк был задержан 2 октября 2020 года в Минске сотрудниками ГУБОПиК. Он содержится в СИЗО-1, и там на него оказывается давление. За то, что он сушил полотенце на дужке нары, на него составили рапорт. При этом, мест для сушки в камере, кроме одной маленькой батареи, на всех арестантов нет.

Татьяна Ласица из Речицы был задержана 21 января 2021 года. Женщина делала многое для родного города: благодаря ей здесь появилась мемориальная доска в честь уроженца Речицы, артиста Ефима Копеляна, а в генплан города внесли строительство школы в одном из микрорайонов. Кроме этого, Татьяна выращивала цветы, собирала природные артефакты и училась в Школе звонарей. Сейчас Татьяна – политзаключенная, суд над ней проходит в закрытом режиме.

Вместе с Татьяной судят еще двух человек: Леонида Судаленко и Марию Тарасенко. Марию задержали 18 января 2021 года, но спустя три дня отпустили под подписку о невыезде. Она активно выступала за отмену так называемого декрета о «тунеядцах» и судилась с районными чиновниками Гомельщины, которые запрещали проводить протестные акции против декрета. Леонид – активный борец за отмену смертной казни в Беларуси, лауреат премии Французской Республики в области прав человека «Свобода, равенство, братство» 2018 года.

Помогать людям, находясь внутри Беларуси, крайне опасно. 9 июля 2021 года задержали волонтеров фонда «Страна для жизни» Марину Дубровскую, Антона Сташевского, Татьяну Островскую и Юлию Сырых. Марина Дубровская была доверенным лицом Светланы Тихановской во время предвыборной кампании. Антон Сташевский, отец двоих детей, уже пять лет занимался помощью в поиске пропавших людей, был волонтером предвыборного штаба Светланы Тихановской и помогал в сборе подписей. Татьяна Островская – мать пятилетнего сына, которая, несмотря на риск оставить его сиротой, передавала заключенным беларусам передачи в тюрьмы. Юлия Сырых даже из-за решетки переживает за близких, просит не останавливаться и продолжать борьбу, чтобы все политзаключенные стали свободными. Всем четырем волонтерам предъявлено обвинение в финансировании деятельности экстремистского формирования. Хотя, как сообщают в фонде, они всего лишь формировали передачи для политзаключенных и никаких денежных средств не собирали.

А 14 июля каток репрессий добрался и до «Нашего Дома». В этот день была задержана наша правозащитница, волонтерка Юлия Горячко, которая занималась помощью пострадавшим беларусам внутри страны и работой в рамках кампании «Дети-328». На выборах 2020 года наша коллега была независимым наблюдателем и фиксировала нарушения в основной день голосования. Юлия помогала тем, кому больше всего была нужна защита: это женщины, несовершеннолетние за решеткой, вынужденные трудиться за крошечные деньги. Несколько дней Юлия провела в ЦИП на Окрестина – она спала на нарах без матраса и постельного белья, у нее болел позвоночник. Кроме этого, ее на камеру заставляли рассказывать о своей деятельности и затем показали «признания» по телевидению.

Сейчас большинство сотрудников инициатив и фондов работают из-за границы, практически исключая людей, которые находятся внутри Беларуси. Однако это не исключает того, что им нужна помощь: психологическая, финансовая, моральная. Мы гордимся и восхищаемся теми, кто уже больше года продолжает борьбу за свободу беларусов в этих тяжелых условиях. И очень надеемся, что вскоре все они смогут выдохнуть с облегчением и расслабиться.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.