Литва является одной из стран, которая активно поддержала и продолжает поддерживать гражданское общество Беларуси в его борьбе за демократию. Поэтому мнения литовских политиков особенно важны и интересны в нынешней ситуации. В нашем голосовом чате мы 20 августа мы встречались с депутатом литовского сейма. О том, чем стоит поучится беларусам у Литвы, чтобы не разочароваться в капитализме, мы дискутировали с Томасом и участниками чата.

Как известно, мнение гостя может не совпадать с мнением редакции. Но в этом и заключается наша задача — выслушать максимально возможное количество различных взглядов и сделать собственные выводы.

Предлагаем вам, дорогие читатели, ознакомиться с текстовой версией рассуждений нашего гостя.

Демократические страны такого западного толка, к которым относится и Литва, основываются на принципе базового консенсуса, то есть политические партии, политики, общество постоянно находятся в дискуссии каких-то тем. Постоянно идёт конкуренция всевозможных групп, которые хотят прийти к власти. Одна группа противопоставляет себя другой, идёт конкуренция, люди выбирают, постоянно меняются те политики, которые становятся Министрами, становятся во главе правительства. То есть мы имеем какую-то конкуренцию, но всё равно по основным вещам есть полный консенсус в обществе и особенно в политической системе. Например, в Литве нет дискуссии о том, хотим ли мы дружить с Россией, то есть мы с Россией дружить не хотим, потому что Россия является не демократической страной, поэтому на эту тему политический диалог не ведётся.

Демократия возможна, когда по каким-то основным вопросам дискуссии не ведётся.

В Беларуси есть раскол в обществе, то большая часть общества ориентирована на восток, а меньшая – на Запад. То есть базового консенсуса нет, а есть основополагающие геополитические расхождения, поэтому очень сложно строить именно такую стандартную западную демократию, которую мы видим в той же Польше или Литве, хоть страны и очень близкие. Очень разные люди, очень разные поколения разной геополитической ориентации. Мы наблюдали такой мобилизационный всплеск меньшинства, которое ориентировано на беларусскую нацию, на Запад, на строительство традиционного демократического государства, которое мы видим в, практически, любой Европейской стране. А вот основная часть людей, которые не имеют западного сентимента, ориентации на демократию, сначала как бы воодушевились тем посылом меньшинства, которое выходило на улицу, а потом разочаровалось и начало снова строить какие-то более традиционные линии своего поведения.

Как же этому меньшинству, которое теоретически может в какой-то момент перехватить инициативу, действовать потом?

Я бы ответил, что если меньшинство, прозападная молодёжь с демократическими ценностями, перехватит инициативу, захватит власть, то её главная задача – абсолютно чётко понять, какими ценностями руководствуется то большинство, которое ориентировано на Советский Союз или даже на Россию, как можно глубже понять потребность этих людей.

Я бы не писал такой фаталистической картины, что если даже произойдет изменение власти или правящих элит, то пришедшие к власти демократы всё равно проиграют условным лукашистам, как это было в 1994 году в Беларуси и как этого не было в Литве. Я считаю, что вполне возможно не сделать тех ошибок, которые могут привести условных ябатек к власти. Нужно абсолютно четко, ясно и правдиво говорить о периоде развития наших стран за последние 20-30 лет и хвалить некоторые экономические достижения, которых достигли беларусы за последние 20 лет. Естественно, эта экономическая модель завязана на российских деньгах, но это только одна сторона медали. Всё равно какие-то элементы госкапитализма работают и это нужно признавать.

Таким образом, тот условный демократ, который придет к власти, должен будет выстроить взаимоотношения с некоторыми лукашистами. По примеру Литвы: мне последние 5 лет приходилось заниматься изменениями экономической политики нашей страны в сторону более активного регулирования экономики, что дало свой результат. У нас очень либеральная экономика, ориентированная на экспорт, и очень открытая. Мы практически не зависим от восточных рынков и каких-то традиционных промышленных моделей. Но социальный показатель, расслоенность, отставание одних групп от других, очень большая разность доходов, население, которое стремиться уехать из-за маленьких зарплат и низких условий труда — это всё у нас было и очень сильно изменилось. Как ни странно, никто не придумал ничего более разумного, чем участие государства в экономике в общем. Поэтому, придя к власти в Беларуси, демократы должны на священном писании поклясться, что распродавать страну не будут. Это абсолютная константа. В Литве мы сделали очень много ошибок, потеряли очень много людей, энергии, ресурсов, проводя именно такую реформу по земле, которую мы проводили. Мы могли её делать немножко по-другому, и результаты были бы лучше.

Ориентация на открытую экономику хороша, но риторика и осторожность в любой экономической политике должны быть, особенно в стране, где большая часть населения советских взглядов. Мы делаем всё более осторожно, мы не ограничиваем участие государства в экономике. Почему мы это должны делать? А кто нам это сказал? Да, у нас есть какие-то западные партнёры, которые нам это предлагают, но они сами много ошибок наделали. Чисто в экономическом смысле приверженцы активной роли государства правы. Имея базовой консенсус, мы обязаны говорить и предлагать населению разные векторы социально-экономической политики. Нужно ещё думать о том, как соответствовать запросу населения, особенно запросу населения на социальную справедливость. Беларусь – это на данный момент страна, у которой экономика по величине всего лишь как в Литве, хотя в Литве в 3 раза меньше население. И это было достигнуто с помощью базового консенсуса, с помощью ориентации на Запад и с помощью реформ, которые мы проводили.

Экономическое решение всегда должны сопровождаться двумя-тремя сценариями, которые нужно постоянно изучать. Например, рассмотрим пенсионную реформу в Литве. Мы начали потихоньку приватизировать пенсионную систему в 2001 году, начали огромные деньги населения приводить в частные пенсионные фонды и через 15 лет этот процесс повернули назад, то есть мы не разрушили частные пенсионные фонды, как это сделала Венгрия или Польша отчасти, а просто перестали направлять огромную часть денег пенсионеров в эти фонды. Мы решили, что это должно быть солидарной ответственностью нынешнего работающего поколения, а пенсионеры должны получать все деньги, которые государство скопило и может им платить, не занимаясь субсидированием пенсионных фондов для того, чтобы когда-нибудь нынешнее молодое поколение жило хорошо. Сейчас, я думаю, эта система работает более справедливо.

Касаемо вопроса электронного государства, естественно, если люди говорят об этом, значит, они меньше говорят о войне, меньше говорят о каком–то там вреде вакцин, прививок, меньше говорят о теориях заговора и так далее. И тут важно понимать, что искусственный интеллект в корне меняет экономические отношения, социальные отношения, отношения государство-человек. Возможности искусственного интеллекта увеличиваются, и очень плохо, что про это думает больше всего Китай, а меньше всего наши страны. А с чисто демократической теории можно сказать, что этот инструмент даёт огромные возможности для общества контролировать то же государство и тех, кто принимают решения с помощью тех же новых технологий. Цифровизация даёт возможность удешевить государство, улучшить его эффективность, но, с другой стороны, очень важно не потерять и человеческий подход.

Очень важно, чтобы ваши политики все до одного понимали, что они будут делать на следующий день после падения режима.

Если у них только туманные разговорчики о том, что они будут строить демократию, и не понимают ни в образовательной политике, ни в социальной политике, ни в бюджетной политике, то это очень плохо. И если у них только либеральные решения, если они не будут развивать альтернативные, более левые демократические партии, то очень велик шанс реванша. Необходимо развивать партии именно в современном смысле демократические, социально-ориентированные, левоцентристские. Иначе демократического вектора не замечается.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.