Активистки кампании «Дети-328» разослали обращение о ситуации с четвертой частью «наркотической» статьи в ряд государственных структур. Какую позицию по ключевым вопросам (пересмотр правоприменительной практики в отношении несовершеннолетних, содействие применения помилования к несовершеннолетним, включение подростков в законопроект об амнистии-2020 и др.) занял Верховный суд?

Напомним, что ранее мы уже рассмотрели ответы от четырех госструктур (Государственный секретариат Совбеза, Комиссия по национальной безопасности Палаты представителей, МВД и Генпрокуратура РБ). Далеко не все из них давали содержательные ответы на вопросы, волнующие матерей несовершеннолетних осужденных-328. Ряд структур ссылался на неподведомственность, в связи с чем обращение перенаправлялось по компетенции в Верховный суд.

Ответ из ВС был получен одним из последних и его можно охарактеризовать как формально-бюрократический. В нем указаны положения из законодательства: о порядке обжалования в случае несогласия с приговором, о том, что помилование относится к ведению президента РБ (отметим, что обращение матерей в Администрацию президента было перенаправлено в ВС), а также о том, что категории лиц, на которых распространяется амнистия, определяются законодателем при принятии соответствующего закона. Спасибо, Капитан Очевидность Верховный суд.

Особый интерес вызывают два постановления Пленума Верховного суда «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами» и «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с созданием и деятельностью организованных групп», на которые ссылается составитель ответа зам.председателя Верховного суда Ж.Б.Шкурдюк.

Примечательно, что в обоих документах нет возрастной градации, они содержат лишь общие положения, в то время как в обращении матерей содержались вопросы, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

В первом постановлении мы находим следующий пункт:


22. Обратить внимание судов, что при назначении наказания лицам, виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 327–334 УК, следует учитывать характер содеянного и наступившие последствия, отношение виновного к совершенному преступлению, данные о его личности.

Недопустимо назначение неоправданно мягких мер наказания лицам, виновным в совершении деяний, способствующих незаконному распространению и немедицинскому потреблению наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов.


Судебная практика по делам-328, в том числе в отношении несовершеннолетних, показывает, что вторая часть данного положения выполняется неукоснительно – «неоправданно мягкие» приговоры в Беларуси не выносятся. При этом, личности обвиняемых, и тот факт, что большинство несовершеннолетних совершают правонарушения впервые, будучи введенными в заблуждение анонимными «работодателями» о «легальности» предлагаемой им работы, не расцениваются как смягчающее обстоятельство.

Что же касается постановления Пленума, описывающего квалифицирующие признаки организованных преступных групп (наличие ОПГ является одним из квалифицирующих признаков ч.4 ст.328 УК РБ), данный документ максимально далек от реальной судебной практики.

Как описывает организованные преступные группы Пленум Верховного суда:


2. В силу ч. 1 ст. 18 УК под совершением преступления организованной группой следует понимать умышленное участие в нем двух или более лиц, предварительно объединившихся в управляемую устойчивую группу для совместной преступной деятельности.

В отличие от предварительного сговора соисполнителей на совершение конкретного преступления (ст. 17 УК) предварительная объединенность организованной группы означает совершение целенаправленных действий по ее созданию, формированию структуры, определению места и роли (распределению функций) каждого участника. О предварительной объединенности преступной группы могут свидетельствовать, в частности, планирование преступной деятельности, согласованность действий соучастников.

3. Для признания преступной группы управляемой необходимо, как правило, наличие в ее составе руководителя (нескольких руководителей), выполняющего действия по координации преступной деятельности данной группы, руководству ею, поддержанию внутригрупповой дисциплины, основанной на подчиненности участников группы ее руководителю, подкрепленной его авторитетом, принудительной силой и т.п.

Об устойчивости группы могут свидетельствовать стабильность состава участников либо основного ядра группы, а также продолжительность преступной деятельности, тесная взаимосвязь между ее членами, способность группы продолжать свою деятельность в случае выбытия отдельных участников.

8. Участником организованной группы, в том числе банды, следует признавать лицо, которое, достоверно зная о целях и характере данной группы, входит в ее состав и участвует в любой форме в подготовке или совершении преступлений.

17. В описательно-мотивировочной части приговора суда по делам о преступлениях данной категории должны со ссылкой на доказательства содержаться мотивы, по которым суд пришел к выводу о наличии или отсутствии в действиях обвиняемых указанных в законе признаков организованной группы, банды или преступной организации, а также роли (функции), выполнявшейся каждым привлеченным к уголовной ответственности участником этих преступных объединений.


Логичные, на первый взгляд, положения трансформируются в ужасающий паноптикум реальных дел-328. В большинстве из них ОПГ оказывается представленной «неустановленными лицами». Дословная цитата из мотивировочной части приговора несовершеннолетнему-328 Владиславу Шарковскому:

«В судебном заседании установлено, что преступление совершено обвиняемыми и неустановленными лицами».

Далее в тексте говорится о руководителе ОПГ «в лице неустановленного лица» и о том, что обвиняемый выполнял указания неустановленным следствием лиц. Суд не смог установить ни количественный состав ОПГ, ни каким образом в ней распределялись роли, ни кто стоял во главе группы, в то время как нацеленность Влада на преступную деятельность была сочтена доказанной (просто как факт). Сам Владислав утверждает, что соглашался на легальную работу и умысла на распространение запрещенных веществ не имел – его доводы суд проигнорировал.

Схема осуждения Влада Шарковского по четвертой части 328 статьи типична для большинства аналогичных дел.

Так, Верховный суд, которому прочие государственные структуры перепоручили ответить на самые острые вопросы матерей несовершеннолетних осужденных, предпочел прикрыться законодательством, которое игнорируется судами низших инстанций.

Что будет с детьми, осужденными по четвертой части? Попадут ли они под амнистию, помилование? Изменится ли правоприменительная практика? Все эти вопросы остаются открытыми.

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.