8 марта несовершеннолетний осужденный-328 Эмиль Островко поздравил свою маму Юлию по Скайпу. Парню, который сейчас отбывает наказание в бобруйской исправительной колонии №2, и нескольким другим осужденным, было разрешено сделать видеозвонки домой.

Поощрение колонии для некоторых или новая система для всех?

Эмиль Островко

О звонке Эмиль предупредил маму накануне. Осужденным предоставили помещение компьютерного клуба на территории колонии, где ранее проводилось дистанционное обучение. На общение близким выделили около 14 минут. Юлия Островко хотела сделать видеозапись разговора, однако, как только она включила смартфон, к Эмилю подошел сотрудник колонии и сообщил, что видеосъемка звонка запрещена.

Предположительно, видеозвонок домой мог стать «бонусом» за два поощрения, которые Эмиль получил в ИК-2. По мнению Юлии, такой подарок ей и её сыну также может быть связан с активностью кампании «Дети-328», отстаивающей права несовершеннолетних осужденных за незначительные ненасильственные правонарушения, связанные с наркотиками.

Александр Кралько

В феврале текущего года активистки кампании приняли участие в семинаре «Актуальные вопросы социальной адаптации и образования (экс-) осужденных», который прошел в Минске. На мероприятии присутствовал представитель ДИН (Департамент исполнения наказаний) МВД Александр Кралько. В приватной беседе активисткам удалось выяснить, что ведомство пытается внедрить в систему практику видеозвонков осужденных.

Стоит отметить, что Эмиль и другие осужденные, которым была предоставлена такая возможность 8 марта, вероятнее всего стали «первопроходцами» тестирования новой системы в ИК-2. Однако в других исправительных учреждениях она уже практиковалась ранее. Например, Азиз Тогаев, несовершеннолетний-328, отбывающий наказание в ВК-2, поздравлял родных с наступающим 2020 годом по видеосвязи.

Снятие статуса «злостника», амнистия и помилование

Юлия рассказала «Нашему Дому», что во «взрослой» колонии (Эмиля перевели в ИК-2 из «детской» ВК-2 в прошлом году) её сын чувствует себя хорошо, он поправился и стал намного спокойнее.

Благодаря поощрениям в ИК-2 с него был снят статус «злостника», который парень получил во время отбытия наказания в «детской» колонии за три незначительных нарушения: не был коротко побрит и пострижен, снял защитную маску во время работы на промзоне и выругался на сотрудника колонии.

Зимой текущего года бобруйский суд рассмотрел жалобу Эмиля на неправомерно наложенные взыскания в ВК-2, из-за которых он не смог попасть под амнистию-2019. В удовлетворении жалобы было отказано. Тем не менее, в ИК-2, куда Эмиль стремился перевестись из-за неприемлемых условий содержания и многочисленных нарушений его прав в «детской» колонии, ситуация изменилась в лучшую сторону.

Несмотря на то, что в настоящее время даже со снятым статусом «злостника» он уже не сможет попасть под действие амнистии-2019 (статус должен быть снят на момент выхода закона об амнистии), его может коснуться амнистия-2020.

В апреле Эмиль, который не успел окончить школу, когда был задержан, собирается сдать экзамены за 11 класс.

Еще одна хорошая новость – заявление Эмиля на имя президента о персональном помиловании вышло из колонии. Процедура была длительной, Юлия Островко собирала пакет документов, который был приложен к заявлению, в колонии проводилась внутренняя комиссия, где принималось решение об отправке заявления.

Матери известно, что соответствующие заявления многих «детей-328» уже покинули стены колоний, об их дальнейшем статусе пока не сообщается. Вместе с тем, заявление, как минимум, одного ребенка все ещё остается в колонии («Волчьи норы») без движения. Об этой ситуации мы напишем отдельно.

***

Подводя итог, хочется отметить, что изменения, происходящие в пенитенциарной системе усилиями матерей осужденных-328 – действительно существенны. Практика видеозвонков осужденных – это отличное начинание, которое должно стать системным.


Справка НД: Эмиль Островко был осужден в 2018 году по четвертой части ст.328 УК РБ на 10 лет лишениясвободы. Подростку, который на момент задержания не успел окончить 11 класс, предъявили обвинение в сбыте наркотических веществ в составе организованной группы. Эмиль нашел в интернете предложение о «легальной» работе – курьером по распространению курительных смесей. Он не был знаком со своим работодателем, вся коммуникация происходила анонимно. Следствие так и не смогло установить других участников «организованной группы». Но на основании анонимной переписки и наличия неустановленного работодателя, дававшего задания по сети, действия Эмиля квалифицировались по четвертой части. Позднее приговор был обжалован и часть заменили на третью, Эмилю сократили срок заключения на два года. Ещё два года было снято в рамках программы снижения нижнего порога наказания по ст.328. Таким образом, на данный момент Эмилю, который уже отбыл два года в местах лишения свободы, остается ещё четыре.


«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.