В прошлом году министр МВД Игорь Шуневич заявил, что оснащение видеорегистраторами сотрудников правоохранительных органов, несущих наружную службу – «жизненная необходимость». И это тот удивительный случай, когда со словами министра трудно не согласиться. Как показывает практика героев многих публикаций «Нашего Дома» – контроль над действиями правоохранителей чрезвычайно важен. Но каким образом этот контроль осуществляется и насколько он прозрачен? С этими вопросами «все сложно»…

Курьезный и показательный случай из «жизни» «многострадального» памятника городовому в столице: активисты решили украсить его, за что были задержаны, в зале суда выяснилось, что записей задержания – нет. Сотрудники милиции решили выключить свои видеорегистраторы перед тем, как подошли к участникам акции…

Подобных примеров – множество. Когда милиционер встречает гражданина, последствия для последнего могут быть самыми неожиданными. Не исключено, что «разгребать» их будет «самый справедливый и гуманный» суд. И когда дело дойдёт до «какие ваши доказательства?», у гражданина в качестве таковых могут оказаться только его воспоминания… А на чаше весов беларуского правосудия воспоминания гражданина и милиционера – отнюдь не равнозначны, как показывает практика.

Все могло бы быть очень просто и наглядно, если бы правоту сторон подтверждало видео. Как вел себя сотрудник милиции при задержании: превысил ли полномочия, или действовал в рамках закона? Что говорил гражданин: оскорбления, или он выражал своё субъективное мнение? И так далее, и тому подобное.

Проблемой видеофиксации действий сотрудников милиции озаботилась минская семья Мироновых. Напомним, что в 2017-м году из этой семьи изъяли малолетнюю Эльвиру из-за того, что родители… «злоупотребили» заботой о ней. Мерилом необходимого объема заботы о детях выступила школа в лице её директора. Пока маленькая девочка находилась в казенном учреждении, её родители всеми силами добивались справедливости. Во время одной из встреч с директором школы, на которой присутствовал и правозащитник «Нашего Дома» Валерий Щукин, Татьяну Миронову задержали. К слову, страдающий диабетом правозащитник также в тот день оказался в отделе милиции, без жизненно необходимого лекарства.

Стоит ли говорить, что неправомерные, по мнению задержанных, действия сотрудников милиции, на видеорегистраторы зафиксированы не были?

Позднее Мироновы сделали запрос в МВД об обязанности милиционеров подходить к гражданам и осуществлять любые действия с ними только при включенном видеорегистраторе.

Ответ дан в «лучших» традициях. Во-первых, мы узнаем, что информация об оснащении сотрудников видеорегистраторами относится к категории «ограниченного распространения». Во-вторых, деятельность органов внутренних дел является открытой и гласной для граждан и СМИ. Но при всей «открытости», согласно ПИКоАП, технические средства применяются по решению должностного лица органа, ведущего административный процесс, или по ходатайству:

То есть, в любом случае, свою правоту гражданину доказать будет затруднительно… Тем не менее, этот прискорбный факт вряд ли остановит тех, кто решительно намерен добиваться справедливости. Примеры наших героев доказывали это неоднократно.

Александрина Глаголева,
editor@nash-dom.info