О категорическом непризнании министром внутренних дел Беларуси Игорем Шуневичем ООНовской программы лечения от наркотической зависимости сайт Nash-dom.info неоднократно сообщал ранее. Речь шла о противоправных действиях в угоду министру-генералу жлобинских «наркоборцов», преследующих добровольно проходящего курс лечения от наркозависимости Игоря Пашковского.

https://nash-dom.info/55354
https://nash-dom.info/55463

В сегодняшней публикации — о приговоре районного суда, основанном на обвинении Жлобинского РОВД (Гомельская обл.)

Пашковского обвинили:

—в повторном хищении наркотических средств, лицом, которому вверены под охрану в связи со служебным (профессиональным) положением, ранее совершившим наркотические преступления, в отношении особо опасных наркотических средств… (ч.2 статьи 327 УК).

Санкция до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

в незаконном приобретении, хранении, перевозке, сбыте наркотических средств, совершенного группой (должностным лицом), ранее совершившим преступления, предусмотренные наркотическим статьями УК, в отношении особо опасных наркотических средств, в крупном размере, на территории организации здравоохранения… (ч.3 статьи 328 УК).

Санкция статьи до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Пашковского четыре месяца до суда держали за колючей проволокой (в СИЗО). Но за это время ни следователь, ни прокурор так и не смогли предоставить суду неопровержимые доказательства инкриминируемого преступления.

Должностным лицом обвиненный не являлся, о «групповухе» даже речь не шла, раствор наркотика приобретен (получен) законно, отсутствует повторность — ранее Пашковский преступлений не совершал.

Полупроцентный раствор метадона особо опасным наркотическим средством не является.

А о каком крупном размере наркотика речь, если эксперт указывает, что «установить массу метадона в пересчете на сухой остаток не представляется возможным, так как она ниже чувствительности весов, используемых при проведении экспертизы» (лист 11 приговора).

Суд вынужден был обвинение Пашковскому в совершении хищения — преступления предусмотренного ч. 2 статьи 327 УК — отклонить (лист 22 приговора).

Как следствие оправдания по данной статье, обвинение по ч. 3 статьи 328 суд переквалифицировал на ч. 1 статьи 328 (лист 16 приговора): незаконное без цели сбыта, приобретение, хранение, перевозка наркотических средств.

Санкция этой части статьи до пяти лет лишения свободы.

Обстоятельством, отягчающим ответственность, суд признал «совершение преступления в состоянии, вызванном потреблением наркотического средства» (лист 19 приговора).

Так ведь в ином состоянии после законного принятия ежедневной лекарственно-наркотической дозы обвиняемый и не мог пребывать!

* * *

Свидетелей инкриминируемого Пашковскому преступления на процессе не было. Сотрудники правоохранительных органов таковыми являться не могут — они участники задержания. Понятых при плановом задержании не было. Силовики-свидетели Шуневича фактически выступают в суде обвинителями.

Такова система белорусского правосудия.

Наркоманка М. (ранее неоднократно привлекаемая к ответственности за противоправную наркотическую деятельность), для которой, по версии следствия, обвиняемый «выносил» 0,5% раствор лекарственного метадона, на процессе отсутствовала.

Органы досудебного расследования не препятствовали убытию обвиняемой (заведомо незаконно «приобретающей» у Пашковского наркотик) в Россию, где она скончалась.

Обстоятельства смерти покрыты мраком. А орган предварительного расследования, прокурор и суд рассматривали деятельность данной особы как свидетеля, показания которого даны лишь в ходе досудебного расследования.

«Воспитанники» Шуневича, заведомо зная, что Пашковский не вооружен, задержание начали не с предъявления служебного удостоверения сотрудника милиции и вежливого предложения проехать в РОВД, а с группового избиения ногами и заламывания рук.

Оперативное мероприятие по задержанию закончилось переломом нескольких ребер Пашковскому, гематомами по всему телу, повреждением головы.

О телесных повреждениях силовиков Шуневича, полученных в ходе задержания, неизвестно.

Обыскивать Пашковского на месте сотрудники Жлобинской милиции даже не пытались. Приволокли в РОВД, где неизвестно откуда (показания силовиков и понятых расходятся) извлекли шприц с капелькой некой жидкости, цвет которой присутствующие указывают различный: от желтого (лист 4 приговора), до прозрачного (лист 7 приговора).

Жлобинский суд признал законное получение в медицинском учреждении слабого раствора наркотика в рамках программы ООН незаконным и приговорил Игоря Пашковского к трем годам лишения свободы.

Вместо добровольного лечения обвиняемого от наркотической зависимости назначил лечение принудительное (?!).

Продолжение темы следует.

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом».

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.