«Наш Дом» продолжает освещать трагическую историю гомельчанки Натальи Якимовой. Более года назад её сын скончался в медицинском учреждении. Женщина считает, что обстоятельства его смерти могут быть связаны с незаконной трансплантацией органов, и именно по этой причине в деле так много вопросов. Ответы на них ей приходится искать в суде…

ПОДРОБНОСТИ ИСТОРИИ НАТАЛЬИ ЯКИМОВОЙ:

На днях Наталья отправила исковое заявление в суд Новобелицкого района Гомеля. Ответчиком по иску о взыскании материальной компенсации морального вреда в сумме 100 000 рублей выступает Гомельский областной госпиталь.

В самом начале документа женщина указала, что полагает, что медицинские работники, сотрудники учреждения, заявленного в качестве ответчика, не были заинтересованы в том, чтобы её сын жил. Страшные, выстраданные слова.

Наталье пришлось столкнуться с безразличием медиков в те дни, когда разворачивалась трагедия. Не было намека на простое человеческое сочувствие и после случившегося. Более того, из стен госпиталя вышла и распространилась по соседям и знакомым семьи Якимовых информация, которой могут владеть только врачи и самые близкие родственники пациента. Ко всему прочему, эта информация ничем не была подтверждена и принесла новые страдания людям, которые едва пережили ужасное горе.

Наталья отмечает, что её сын не писал заявление об отказе стать донором после смерти (молодой мужчина вряд ли не думал о ней), и не был обязан составлять такой документ, поскольку человек и его жизнь неприкосновенны и не могут быть по умолчанию объектами медицинских манипуляций. Это право гарантировано гражданам нашей страны основным Законом – Конституцией, соответственно, положения Закона «О трансплантации органов и тканей человека», напрямую обязывающие людей составлять заявления об отказе от донорства – ничтожны.

К тому же, по словам матери, при жизни её сына сотрудники госпиталя не довели до него положения законодательства о трансплантации. Она считает, что сделано это было умышленно, чтобы не получить отказ. Её догадки подтверждаются обстоятельствами, например, дикой историей о ВИЧ-положительном статусе её сына, о котором стало известно только после его смерти (якобы именно по этой причине донорство его органов было невозможным). Но при этом патологоанатомическое исследование производилось на общих основаниях – без защитной одежды, а результаты анализов, подтверждающих такой страшный диагноз, найти не удалось – их не существовало.

Наталья убеждена, что о необходимости составить письменный отказ от донорства в медицинском учреждении, где скончался её сын, не упоминали именно по причине того, что его изначально рассматривали в качестве донора. Ещё при жизни, за которую нужно было бороться…

Теперь же Наталья вынуждена бороться за то, чтобы восстановить доброе имя своего ребенка.

«Наш Дом» будет следить за этим процессом.

Александрина Глаголева,
editr@nash-dom.info