На семью активистки «Нашего Дома» Анжелики Калатозишвили, ставшей инвалидом в результате медицинской ошибки, оказывается жестокое давление. Очередной мишенью госструктур стал супруг женщины. Ему грозит немалый срок. Учитывая физическое состояние Анжелики, наказание для её единственного близкого человека, связанное с лишением свободы, может стать смертным приговором для неё самой.

Напомним, что история Анжелики из Славгорода Могилевской области началась с фатальной врачебной ошибки. У молодой женщины диагностировали рак женских органов, ей сделали операцию, которая лишила её возможности стать матерью. Страшный диагноз не подтвердился. Выяснилось, что удаленные органы были здоровы. А истинное заболевание (паращитовидной железы) прогрессировало без лечения. Анжелика оказалась в инвалидном кресле.

ИСТОРИЯ АНЖЕЛИКИ:

Медики, ответственные за случившееся, наказания не понесли. Более того, Анжелика не услышала от них даже простых человеческих извинений. Вероятно, ситуацию, когда здоровье пациента безнадежно загублено, они отнесли к «штатным», и особого значения ей не предали. Конвейер из пациентов: кому-то может «не повезти», чисто статистически.

Однако человеку не свойственно воспринимать себя, как часть сухой статистики чьих-то ошибок. Тем более таких, из которых не было сделано выводов и ничего ровным счетом не изменилось. Так, Анжелике стало известно, что случаи фатального «залечивания» в Славгородской ЦРБ неоднократно имели место и после того, что произошло с ней.

Все это побудило женщину привлечь внимание общества к своей истории, начать добиваться справедливого наказания для медиков, допустивших ряд ужасных ошибок, которые стоили ей будущего.

Но, как водится, подобная активность, борьба за гражданские права, привлекает внимание не только общественности, но и определенных структур. Анжелика добивалась этого, но совсем с другой целью. В итоге: десятки «отписок» – отказов в возбуждении «медицинских» дел, и ответные «залпы» – обвинения в клевете от медицинских работников…

Говорить о сколь либо непредвзятом отношении к Анжелике со стороны правоохранителей весьма затруднительно. Они врывались в её комнату в общежитии по надуманным делам, пытались прорваться к женщине в закрытое отделение гемодиализа, попутно обвинив её в том, что она «прячется» там, среди тяжелобольных людей…

Стрессовые ситуации, происходившие практически ежедневно, все сильнее и сильнее подкашивали здоровье Анжелики. Но она знала, что всегда может опереться на своего мужа Кахабера. Мужчина, выходец из Грузии, работал в Славгороде грузчиком. Во время описываемых событий его уже пытались привлечь за «мелкую хулиганку». Тогда обвинение развалилось, суд оправдал его.

Анжелика и Кахабер Калатозишвили

Как вскоре выяснилось, тот процесс был всего лишь «первым звоночком», первой неудачной попыткой выбить почву из-под ног активистки. Вторая попытка стала куда более «успешной». Кахабера обвинили в «хранении, употреблении и распространении» наркотических средств. Статьи, как известно, одни из самых жестких и безнадежных в УК РБ.

Нет достоверных данных о том, что происходило на самом деле, когда мужа Анжелики «принимали». Известно, что он отправился в баню к знакомому, но её так и не затопили, когда на место прибыл наряд. Предположительно, вся ситуация была подстроена, а человеку, который вызвал наряд, были обещаны некие «бонусы».

Такой версии придерживаются Анжелика и люди, знающие Кахабера. Они утверждают, что мужчина не употребляет и уж тем более не имеет никакого отношения к хранению и распространению наркотиков.

С момента задержания Кахабера прошло более месяца. За это время Анжелике приходилось разыскивать своего мужа (ей не сообщали место его содержания), обращаться в следственные органы, Посольство Грузии. Она сообщила нам, что следователь держит «глухую оборону». Несмотря на то, что женщина проходит в деле как свидетель, её ни разу не вызывали на допросы. Как жену обвиняемого её не пускают на свидания, посылки от неё в СИЗО не передают.

С письменными обращениями в Посольство Грузии ситуация также странная. Отправленные заказными письмами, все они не дошли. Сотрудники почты просто развели руками…

А на днях Анжелике стало известно о новых обвинениях в адрес её мужа. Девушку-подростка из многодетной семьи, которая часто бывала в гостях у активистки и её мужа, предположительно, «попросили» заявить о том, что Кахабер к ней «приставал». Девушка и её законный представитель отказались клеветать на невиновного человека. Однако подростку пришлось пройти унизительную процедуру освидетельствования у гинеколога по требованию представителей правоохранительных органов. Осмотр «криминала» не выявил. Тем не менее, Анжелике известно, что многодетную семью продолжают подвергать прессингу.

Активистка полагает, что «дело о наркотиках» разваливается, как и та неудачная попытка обвинить Кахабера в «хулиганке». И именно поэтому «сверху» было решено «усилить» его обвинениями в педофилии… Чтобы уж наверняка посадить.

Сегодня, 26 сентября, Анжелика отправилась в Могилёв, к тюрьме, где содержат её мужа. Она намерена во что бы то ни стало добиться встречи с ним (они не виделись с момента задержания). Долгое нахождение на улице может убить её – у женщины отказывают почки. Но поступить иначе она не может, её уже довели до того состояния, когда забота о собственном здоровье отходит на последний план.


UPD. Во время подготовки материала Анжелика связалась с нами и сообщила, что находится у стен тюрьмы №4 в Могилеве (ул. Крупской, 99а). Ей удалось поговорить с начальником заведения, который сообщил ей, что в этом месте «голодовки устраивать не положено» и предложил переместиться к Следственному комитету для этих целей… Женщина не намерена уходить, пока ей не дадут свидание с мужем и она не убедится, что он жив и здоров. Она благодарит движение «Матери 328» за помощь, которую ей оказали на месте.


«Наш Дом» следит за ситуацией.

Евгений Глаголев-Васькович,
regions@nash-dom.info