В среду, 23 мая, суд Бобруйского района и города Бобруйска вынес постановление по «делу о неповиновении» в отношении демократической активистки Галины Смирновой. На чаше «правосудия» вновь перевесила милицейская «правда»…

Галина Смирнова (слева) и должностное лицо, инспектор Куделко

Напомним, что Галину Смирнову задержали в ночь с 23 на 24 марта. Это случилось накануне разрешенного властями праздничного мероприятия к столетию БНР в Минске, на которое Галина Смирнова планировала отправиться.

Женщина возвращалась домой на такси. Около подъезда её окликнул по имени неизвестный и предложил «проследовать». Ей не дали возможности предупредить мужа и родных о задержании (у Галины на иждивении отец-инвалид). Когда её доставили в отделение УВД, на неё было составлено два протокола.

Согласно первому она перешла проезжую часть в неустановленном месте. По второму протоколу – оказала «неповиновение законным требованиям сотрудника милиции».

Галина Смирнова отрицает, что совершила данные правонарушения. По её словам, не было никакой объективной причины выходить из своего двора, неся при этом две тяжелые сумки, и переходить дорогу в сторону нежилого здания (как указано в некоторых материалах дела). В месте, где якобы было совершено инкриминируемое ей правонарушение нет объектов инфраструктуры и, в целом, ничего, куда бы можно было направиться ночью. Кроме того, сотрудники милиции, авторы рапортов и протоколов, находящихся в материалах дела, так до конца и не определились, в каком именно месте произошло предполагаемое нарушение ПДД. В разных документах – разные номера домов…

Карта места “правонарушения”, на которой каждый сотрудник милиции, участвовавший в задержании, нарисовал свою версию произошедшего

«Неповиновалась» Галина, «упираясь руками в служебный автомобиль, ногами в асфальт». Напомним, что в руках у неё были сумки, что также отражено в материалах дела. То есть, упереться руками в автомобиль ей было бы весьма затруднительно, учитывая, что сумки сотрудник ОМОН Сарапас не помог поднести (на суде он утверждал, что сумка была одна).

Затем были двое суток в изоляторе в компании с женщиной с признаками «белой горячки». Сокамерница вела себя буйно. О ненадлежащих условиях содержания Галина написала в жалобе на имя начальника ИВС. В материалах её дела был текст жалобы, без ответа.

Дальнейшее – уже история. Активистку привезли к зданию суда и отпустили. «Дело» направили на доработку. Позднее протокол о нарушении ПДД рассмотрели в фойе ГАИ, чему граждане, которые приходят туда со своими проблемами – угонами и штрафами – были крайне недовольны. В небольшом «предбаннике» собралось 10 свидетелей, которые могли подтвердить, что Галина не могла перейти дорогу в том месте в то время. Но орган, ведущий административный процесс, был непреклонен – виновна, свидетели защиты ничего не видели, мнению сотрудников ОМОН нет повода не доверять. Итог – штраф в одну «базовую».

Это постановление активистка обжаловала. Жалобу рассматривали в суде Бобруйского района и г.Бобруйска параллельно с начавшимся процессом по «доработанному» делу о «неповиновении». Судья Марина Буглак оставила жалобу без удовлетворения.

Второе «дело» рассматривала судья Елена Гормаш. Процесс оказался «сериальным» и растянулся на пять заседаний. Активисты «Нашего Дома» присутствовали на каждом и подробно освещали ход судебных заседаний.

В материалах дела было великое множество нестыковок и, конечно же «экспонатов» для нашего Золотого фонда милицейских цитат. Приведем некоторые из них:


«Нарушила административное правонарушение.» – сотрудник ОМОН Сарапас (прим. НД – перл настолько восхитительный, что мы не могли не вынести его в заголовок).

«Ведя гражданку, я вел её за левую руку.» – он же.


Сотрудник ОМОН Сарапас, рассказывая суду о задержании, забыл упомянуть о поводе, по которому, собственно, граждане и собрались в зале судебного заседания. Только после наводящего вопроса судьи о неповиновении – так было ли, он вспомнил, что да, «упиралась руками и ногами». К слову, точно такая же формулировка фигурировала и в «деле» активистки Таисии Кабанчук, которую задержали днём позднее, чем Галину, а судили неделей ранее. Кабанчук также не смогла отпраздновать столетие БНР, так как находилась в изоляторе. А в итоге была наказана на две «базовые».

Галина Смирнова и Таисия Кабанчук

Отметим, что в делах двух активисток фигурировал один и тот же ОМОНовец Ковалевский. Кабанчук он задерживал непосредственно, Смирнову «косвенно». То есть, на месте был, что перешла дорогу в неустановленном месте видел, как неповиновалась – нет.

Не видели этого и свидетели стороны защиты. На одном из заседаний выступили люди, которые находились во дворе Галины, когда происходило задержание. Они видели, как она вышла из такси, видели, как её задерживали, но с уверенностью указали на то, что дворовую территорию она не покидала. А, следовательно, по проезжей части за домом «прогуливаться» не могла. Супруг обвиняемой также выступил на суде. В ту ночь он выглядывал в окно, ожидая Галину. Окно выходит аккурат на ту самую проезжую часть, где якобы произошло правонарушение. По ней должно было проехать такси с ней, но машина заехала с другой стороны дома. Мужчина не увидел на дороге перед своими окнами ни милицию, ни такси, ни свою жену.

Инспектор Куделко, должностное лицо, ведущее административный процесс, в своих показаниях указал на то, что после того, как Смирнову доставили в отделение УВД, она «была возбуждена, вела себя агрессивно». На его действия Галина подала ряд жалоб. На то, что он не выдал ей копию протокола об административном правонарушении, не рассмотрел её письменные ходатайства, отказал в защите, не разъяснил права и обязанности… Сам Куделко утверждал, что в городе Бобруйске есть «круглосуточная юридическая консультация», куда Смирнова могла бы позвонить, но почему-то не захотела.

В своем последнем слове Галина Смирнова подчеркнула, что данное «дело» является незаконным, необоснованным, политическим мотивированным и подлежит прекращению ввиду собранных во время процесса доказательств её невиновности.

Последнее судебное заседание состоялось сегодня, 23 мая. Судья Гормаш постановила – вина обвиняемой доказана полностью. Наказание – минимальное по ст. 23.4 КоАП, штраф в 2 б.в. (49 рублей).

Данное постановление активистка намерена обжаловать в суд второй инстанции.

Все материалы по делу Галины Смирновой:
https://nash-dom.info/51703
https://nash-dom.info/51851
https://nash-dom.info/52072

«Наш Дом»