В Бобруйске продолжают судить активных женщин. Очередной процесс по делу о «нарушении ПДД» и «неповиновении законным требованиям» – в самом разгаре. Степень его абсурдности впечатлила бы даже классиков.

Суд по “делу” Галины Смирновой

Небольшое лирическое отступление. Пешеходы, к сожалению, нередко нарушают ПДД. Перебегают дороги с интенсивным движением, когда опаздывают на автобус, или просто «срезают» себе путь. Иногда их могут ввести в заблуждение сигналы светофора. Например, когда рядом стоят светофоры для пешеходов и водителей, которые показывают, что одним нужно стоять, другим ехать и наоборот. Как-то раз я обратила внимание, что на перекрестке сразу за такой «светофорной инсталляцией» стоял патруль ДПС. Перепутавших сигналы людей сотрудники ГАИ «оформляли» на месте. Выписывали штрафы, не выходя из спецтранспорта.

Подобные ситуации знакомы многим. Нарушил – заплатил штраф на месте или позже через банк. Но есть люди, для которых эта незамысловатая процедура превращается в целую детективную историю.

В Беларуси такие люди – активисты. Ранее мы писали о «делах» на двух демократических активисток из Бобруйска Таисии Кабанчук и Галине Смирновой, которые независимо друг от друга в разное время накануне дня празднования столетия Беларуской Народной Республики «перешли дорогу в неположенном месте». После чего ни на какое празднование, к слову, санкционированное властями, они уже не попали. А провели двое поистине незабываемых суток в изоляторе.

Процесс Таисии Кабанчук завершен. Женщину признали виновной и в нарушении ПДД, и в «неповиновении законным требованиям» сотрудников ОМОН. Общая сумма штрафов по двум «делам» – 4 базовые величины.

Дело «ОМОН против Кабанчук» было просто странным. Дело Галины Смирновой – очень странное. Что же произошло?

В ночь с 23 на 24 марта женщина возвращалась домой на такси с двумя знакомыми. У неё с собой были две тяжелые сумки. Таксист подъехал не прямо к её дому, а к дому знакомой, который расположен перпендикулярно и находится в том же дворе. Женщины вышли из такси, попрощались и разошлись. До своего подъезда Галина не успела дойти.

Её окликнул неизвестный ей молодой человек и предложил «проследовать». Ночью, в темном дворе. Активистка хотела подойти к своему подъезду и позвонить в домофон – дома её ждал муж. Кроме того, у неё на иждивении пожилой отец-инвалид. Они должны были знать о происходящем. Но сообщить родным о том, что её задерживают, Галина не смогла. Как позже выяснилось, её задерживали два патруля – «гражданский» (на автомобиле без маркировки, с сотрудниками в штатском) и «обычный», с двумя сотрудниками, одетыми по форме, в спецтранспорте.

Причина задержания – перешла дорогу в неустановленном месте. Именно тут и начинаются главные странности «дела». Дорога, указанная в протоколах, находится за домом Галины. То есть, чтобы её перейти, женщине понадобилось бы выйти из своего двора. Затем, следуя логике материалов дела, она должна была пройти по дороге к нежилому зданию напротив своего дома и вернуться обратно в свой двор. Какой-то нелепый променад, учитывая позднее время и наличие двух тяжелых сумок у активистки. На противоположной стороне дороги нет никаких магазинов, и, в целом, вообще ничего, куда бы у Галины была острая необходимость направиться ночью. Факт данного перемещения активистка категорически отрицает.

Задерживали её сотрудники ОМОН Сарапас, Романьков и прибывший к ним «на подмогу» сотрудник другого патруля Ковалевский. Все они давали показания в суде. И эти показания как-то не «клеились». Сарапас не смог указать, сколько сумок было при себе у Галины (их количество указано в материалах дела). Сказал, что была одна. Признал, что поднести до спецтранспорта сумку не помог. Но при этом он точно помнил, что женщина ему неповиновалась – упиралась руками и ногами.

Сотрудники ОМОН Сарапас (слева) и Романьков у здания суда

Старший по званию Романьков в ту ночь был за рулем служебного транспорта. Он помнил точное количество сумок у задержанной. При этом указал, что в машину она садилась спокойно.

Важный вопрос: откуда такая высокая концентрация милиции в спокойном, малолюдном и в дневное время месте? Там нет крупных объектов инфраструктуры и обычно мало прохожих и проезжающих автомобилей. В Бобруйске достаточно мест, где кипит ночная жизнь. Но милиция выбрала для патрулирования то, вблизи которого живут известные активисты демсил. Совпадение?

Судом был также опрошен ОМОНовец Ковалевский, днём позднее он задерживал Таисию Кабанчук. Его участие в задержании Галины Смирновой довольно туманно. Он нес службу у кафе, где, по оперативным данным, могло совершиться серьезное правонарушение.  Но почему-то он решил отвлечься от основной задачи и направился на «подмогу» Сарапасу и Романькому. При этом он засвидетельствовал только то, что Смирнова переходила дорогу в неустановленном месте. Как она «неповиновалась» Ковалевский не видел.

Отдельного упоминания заслуживает должностное лицо, ведущее административный процесс, участковый инспектор Куделко. На судебном заседании он заявил, что в отделении, куда доставили Галину, она вела себя агрессивно, была возбуждена и отказывалась от дачи показаний. Также он утверждал, что женщина отказалась от звонка защитнику и родным. Напомним, что все происходило ночью. Куделко неоднократно заявил, что в Бобруйске есть круглосуточная юридическая консультация, куда Галине и следовало обратиться (в действительности юрконсультация работает до 18:00). Эти слова возмутили активистку – ей действительно крайне необходимо было связаться хотя бы с родными, которые беспокоились в неведении.

Инспектор Куделко

Характерной чертой поведения Куделко на процессе была несдержанная реакция на показания свидетелей со стороны Смирновой. Должностное лицо откровенно забавляли слова граждан. После чего инспектор Куделко задавал наводящие вопросы, о чем неоднократно получал предупреждения от судьи.

Нестыковок в этом «деле» настолько много, что они не уместятся в одну публикацию. «Наш Дом» продолжает следить за этим процессом, который ещё далек от завершения. На очереди – исследование материалов «дела».  Очередное заседание состоится 22 мая в 14:30 в суде Бобруйского района и города Бобруйска.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Александрина Глаголева, «Наш Дом»,
editor@nash-dom.info