Мы продолжаем рассказывать о том, как продвигается «народное расследование» ситуации с беларускими судами, которое инициировали бобруйчане. По информации из открытых источников можно сделать вывод, что наши суды первой инстанции – вовсе не суды, а… профсоюзы. Официальные лица могли бы прояснить эту ситуацию ссылками на конкретные положения законодательных актов, где четко указан статус судов. Но они предпочитают перенаправить вопросы граждан – к адвокатам.

ПОДРОБНОСТИ «НАРОДНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ»:
https://nash-dom.info/51314

В последней публикации мы упомянули о том, что бобруйские активисты направили второе письменное обращение к председателю суда Бобруйского района и г.Бобруйска с просьбой указать, какой Закон определяет, что районный суд является государственным органом, а не государственной организацией. А также сослаться за конкретные нормативно-правовые акты, устанавливающие порядок образования районного суда.

Ещё одно обращение, которое содержало несогласие с ответом представителя суда первой инстанции, было направлено в Могилевский областной суд.

Итак, ответы на оба обращения получены.

Предсказуемо, они не по сути заданных вопросов. Но, в отличии от первого ответа председателя суда Бобруйского района и г.Бобруйска Сергея Петухова, в данном документе содержатся некоторые ссылки на конкретные нормы закона. Те, благодаря которым можно просто и элегантно уйти от неудобных вопросов.

Беларуские законы в большинстве своем, как мы уже неоднократно отмечали, очень удобны для чиновников, но не для граждан. Так, мы видим, что в своем ответе председатель Петухов ссылается сразу на несколько статей Кодекса «О судоустройстве и статусе судей». Внимательно их изучаем и дважды видим слово «иное», которое нас всегда настораживает.

(Например, формулировка «иным образом ненадлежаще выполняют свои обязанности» в Декрете №18 открыла много возможностей для комиссий, изымающих детей из благополучных семей.)

В Статье 31 «Компетенция районного (городского), специализированного судов» Кодекса перечень компетенций заканчивается предложением: «<районный (городской) суд> осуществляет иные полномочия в соответствии с законодательными актами». Примечательно, что здесь формулировка «иное» работает совсем иначе, чем в приведенном выше примере. Она не расширяет список полномочий до бесконечности, а просто игнорируется составителем ответа на обращение.

Хотя тут проблема, по большей части, находится в другой плоскости. Заявители не просили разъяснить им законодательные акты, они обратились с просьбой сослаться на нормы, в которых прописан статус судов первой инстанции. Им нужна не юридическая консультация, а ответ по существу в соответствии с Законом «Об обращениях граждан». Разве такая ситуация не попадает в категорию «иное» статьи 31 Кодекса?


Закон РБ «Об обращениях граждан», ст. 14 «Рассмотрение обращений по существу»:

Письменные обращения считаются рассмотренными по существу, если рассмотрены все изложенные в них вопросы, приняты надлежащие меры по защите, обеспечению реализации, восстановлению прав, свобод и (или) законных интересов заявителей и им направлены письменные ответы.


Движемся далее по ссылкам на статьи Кодекса «О судоустройстве» из ответа председателя Петухова. Статью 29 «Образование, реорганизация и ликвидация районного (городского), специализированного судов» пролистываем – она никоим образом не проясняет вопросы заявителей.

Статья 3 «Правовая основа судоустройства и статуса судей» – здесь самое интересное.


Правовую основу судоустройства и статуса судей в Республике Беларусь составляют Конституция Республики Беларусь, настоящий Кодекс и иные законодательные акты.


Кажется, истина где-то рядом. Но она, как нежно любимый нами кот Шрёдингера, то ли есть, то ли её нет. Всё прячется за красноречивой формулировкой «иное». Одна ссылка на конкретный правовой акт из «иной» категории могла бы снять все вопросы граждан, которые хотят знать: кто их судит? Но на данном этапе нельзя сказать, существует ли такой акт вообще.

Что же касается ответа из Могилевского областного суда – он лаконичен. В нем указано, что рассмотренный нами в предыдущей публикации ответ председателя Петухова – был аргументирован с соответствии с законом…

Напомним, что перед тем как было отправлено первое обращение, гражданская активистка Инга Судиловская побывала на личном приеме у Сергея Петухова. На встрече председатель «проговорился» о том, что суд Бобруйского района и г.Бобруйска является структурным подразделением Могилевского областного суда. А после, в письменном ответе указал, что у бобруйского суда первой инстанции нет УНП (учётный номер плательщика). Нужно понимать, что если бы городской суд действительно был структурным подразделением областного, у него был бы тот же УНП, что и у структурообразующей организации.

Аргументов в части этой нестыковки ни у кого из должностных лиц не нашлось.

«Народное расследование» продолжается. За истиной (если она существует) гражданские активисты обратятся в Верховный суд.

«Наш Дом»