В Заводском района Минска судья Гедранович рассматривала жалобу активистки МЦГИ “Наш Дом” к Министерству образования Беларуси.

Суть заявления Ирины Кравец в суд – принудить Министра, который ранее письменно заявил, что отвечать на обращения не намерен (дал указание подчиненным переписку с этой мамой прекратить) рассмотреть по существу безобразия в средней школе №183 и дать ответ, соответствующий законодательству.

Вообще-то иск подавался в Московский район (по месту дислокации Министерства), но Городской суд столицы направил обращение в Заводской, к которому ни Минобразования, ни Ирина Анатольевна (проживает в Партизанском районе) отношения не имеют.

Формально закон не нарушен, но причина перенаправления заявительнице не разъяснена.

* * *

А информировала Ирина о грубейших нарушениях закона в Минской средней школе №183 (Партизанский район), в которой обучается ее малолетний сын.

В данном учебном заведении в первой половине учебного 2016 года не проводились практические занятия по трудовому обучению и техническому труду. Однако в классном журнале все записи и подписи о проведении занятий имеются.

Якобы обучение проводилось в строгом соответствии с учебной программой.

Директор школы Людмила Ануфрикова в силу занимаемой должности не могла об этом не знать. Более того, за несуществующее обучение младшеклассников она полгода выплачивала учительнице полноценную зарплату.

Людмила Ануфрикова. Фото из Интернета

Был ли откат — утверждать не берусь, но…

Безобразие прекратилось лишь после гневного требования Ирины Кравец.

* * *

В декабре 2016 года учеников младших классов без ведома родителей отправили на уборку листвы. В классном журнале записано: “Определение припуска на обработку”. Причем тема эта тоже оплачена как проведенная.

Не верится, что уборка листьев осуществлялась втайне от директрисы. Потому как Ануфрикова в это время ожидала проверку вышестоящей инстанции.

Однако Министерство образования, чтобы обеспечить алиби для любимой руководительницы школы, “бросает под танк” учительницу заявляя, что “негодница” вывела учащихся класса на уборку листвы без согласования с администрацией школы.

Педагога, видите ли, больше волновали проблемы дворника, а не учебный процесс.

Столь активная мама, как Ирина, для данного школьного руководителя — кость в горле. И потому Ануфрикова, без объяснения причин запретила Кравец присутствовать на уроке в классе, где обучается сын.

* * *

На судебном процессе Министерство представляли аж три сотрудницы: юрисконсульт Лишик, главный специалист охраны детства Береснева, консультант Кудоярова. Дамы сии дружно заявили: жалоба не обоснована.

Весьма показательна и позиция судьи.

Гедранович пояснила в зале суда, что не намерена разбираться по существу, а будет лишь проверять процедуру (?!).

Представительницы образования уверяли суд, что директор школы никоим образом не подчинена Министерству. Мол, руководство среднего учебного заведения нанимает, наказывает и увольняет исполком.

Тогда скажите, зачем Беларуси такое Министерство образования, которое не отвечает за подбор и расстановку педагогических кадров, за качественное и полноценное образование наших детей?

Судья Гедранович разбираться по существу в вопиющих нарушениях учебного процесса не стала (ей все равно, что творится в стенах школы) и 21 августа 2016 года (за десять дней до начала учебного года) Ирине Кравец в удовлетворении иска к Министерству образования отказала.

Судя по всему, некачественное обучение в СШ №183 с санкции суда Заводского района будет продолжаться и далее.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”.