В суде Молодечненского района на процессе по обвинению педагогов городской СШ №11 Апанасевич и Завадской в гибели 13-летней школьницы в СПК “Восток-Агро” были заслушаны прения сторон.

ПРОДОЛЖЕНИЕ. Часть 1

Помощник районного прокурора

От имени белорусского государства потребовала от судьи Жечко признать учительниц виновными по инкриминируемой следствием части 2 статьи 165 УК: Ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья малолетнего лицом, выполняющим эти обязанности по специальному поручению, повлекшее по неосторожности смерть малолетнего.

Являясь государственным обвинителем, заявила, что учителя в рамках образовательного процесса обязаны обеспечить безопасность детей. Сидящие на скамье подсудимых преподаватели и на предварительном следствии, и в судебном процессе вину свою признали в полном объеме. В связи с чем, по ее мнению вина Апанасевич и Завадской доказана.

Отягчающие обстоятельства: общественная опасность произошедшего и небрежность педагогов.

Предложение юриста 2-го класса Полищук:

— ограничение свободы на два года без направления в исправительное учреждение открытого типа. Это — домашняя химия, в соответствии с правилами которой выходить за пределы собственной квартиры разрешается лишь на лестничную площадку своего подъезда;

— штраф белорусскому государству в 100 базовых величин (2300 рублей);

— лишение права занимать педагогические должности сроком на два года. То есть, оставить без куска хлеба — речь ведь не о запрете на занятие руководящих должностей в системе образования.

Адвокат обвиняемой Апанасевич

Отметила, что на картофельном поле стоял сильный шумовой фон, при котором услышать звук внезапно заработавшего двигателя грузовой автомашины было практически невозможно.

Приказ о своем назначении сопровождающей на сельхозработы подзащитная Апанасевич увидела лишь на следующий день после трагедии. Из чего следует, что письменного распоряжения отправиться из города на работу в деревню не было.

Уборка картофеля — тяжелая физическая работа. В связи с чем не может считаться образовательным процессом.

Малолетнюю Вику Попченя при ненастной погоде с ветром отправили на противопоказанные ей по состоянию здоровья работы. Девочка вынуждена была заткнуть свои уши ватой, и при ограниченной в связи с этим слышимости уловить шум приближающегося грузовика явно не могла.

Нет ни одного нормативного документа, согласно которому дети обязаны двигаться по вспаханному полю строем.

Отдел образования (начальник — Инна Драпеза), отдавший распоряжение отправить детей на тяжелую физическую работу, не предоставил школе времени на получения от родителей письменного разрешения на сельхозработы и согласования с организацией здравоохрания допуска к данному виду работы.

В заключение адвокат просила суд строго не наказывать и не лишать педагогической работы.

Адвокат обвиняемой Завадской

Начала с просьбой к суду оправдать подзащитную, которая в ходе предварительного следствия виновной себя не признала, обвинение оспаривала.

Привела доказательства невиновности.

Следствие расширено толковало нормы и правила. К примеру, среди предъявленных обвинений нарушение инструкции учителю в период уроков. Но в данном документе говорится о мерах безопасности во время учебных занятий. Об уборке картошки в ней речь не идет.

Возложенные на подзащитную обязанности в деревне не носили служебный характер.

Отсутствует акт, нормирующий порядок перемещения детей по вспаханному полю.

СПК не заключил трудовой договор о работе на картофельном поле с погибшей школьницей.

Кодекс об образовании запрещает работы, не предусмотренные учебным процессом.

У следователей и суда нет документа, что картофельные работы на СПК “Восток-Агро” были запланированы и включены в план.

У школьной администрации не было времени на подготовку группы к отправке на сельские работы.

Учителя, которые являются классными руководителями выпускных классов, не могли знать, что восьмикласснице Виктории нет 14-ти лет. И что у девочки проблемы с ушами.

Работы по трудовому воспитанию не должны проводиться в учебное время.

Виноваты другие лица, а не сидящие на скамье подсудимых. Прежде всего, заместитель директора по воспитательной работе Курец, которому до долгу службу положено знать о возрасте учащихся. А также руководство органа образования. Именно они нарушили добрый десяток нормативных актов. В том числе сознательное невыполнение требований инструкций по мерам безопасности. А учителя, получившие устное приказание зам.директора Курца, не имели оснований сомневаться в его компетенции. Во всяком случае, 28 сентября 2016 года, когда получили распоряжение убыть в учебное время из школы на сельхозработы.

Реплик сторон не последовало.

Обвиняемые от последнего слова отказались. Лишь заявили, что очень переживают и соболезнуют родителям Виктории.

Оглашение приговора состоится в среду, 12 июля.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”.

1 комментарий (подписаться)

  • Ренат Хосей

    Ренат Хосей

    написал(-а):
    2017-07-13 в 06:50

    У этих особей даже лица почти одинаковые и даже волосы крашены одинаково. Почему не привлекли водителя, который задавил ребенка?

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*