За причиной для отобрания приемного ребенка Отделу образования пришлось обратиться в далекий 2012-й год. Её надуманность и нелепость мало волновала чиновников. «Волевым решением» властьимущих маму и дом, ставших родными, заменили на казённые стены. Все это произошло в «социальном государстве»…

С 1999 года в Беларуси функционирует такой институт, как приемная семья. Еще ранее появились первые детские дома семейного типа.

Сейчас политика государства направлена на то, чтобы дети, по каким-либо причинам лишенные родной семьи, помещались в замещающие семьи. За последние годы в разы сократилось количество детских интернатных учреждений.

За условиями проживания детей в замещающих семьях осуществляется контроль, проводятся опросы самих детей. Основные функции по такому контролю возложены на местные отделы образования. Принят ряд нормативных правовых актов, относительно порядка защиты и охраны прав и интересов детей. Со стороны может показаться, что это права и интересы детей-сирот, детей, лишенных родительского попечения под надежной охраной. Но так ли это на самом деле? Рассмотрим некоторые ситуации.

***

Десять лет назад Никита Ш. в возрасте пяти лет был помещен в замещающую (приемную) семью. Какое-то время в этой семье совместно с Никитой было двое детей, потом старший ребенок –
Юлия закончила школу и поступила в университет. Никита остался в семье единственным ребенком.

Несмотря на то, что Никита был приемным ребенком, он ни в чем не нуждался. Со временем мальчик очень привязался к приемной маме и считал ее самой настоящей,  самой любимой.

Конечно, Никита был обычным ребенком. Совсем не идеальным. Иногда он, как и другие люди, мог совершить ошибку. Однажды Никита, в возрасте девяти лет совершил такую ошибку. Он не знал, что она впоследствии станет для него роковой.

Как-то раз приемная мама отправила Никиту в магазин за апельсинами и вафлями. Мальчик, купив эти продукты, украл в магазине шоколадку. И тут же был пойман охранником. Приемную маму вызвали в милицию. Несмотря на возврат шоколадки продавцу, были составлены процессуальные документы. Спустя некоторое время приемная мама была привлечена к административной ответственности за невыполнение обязанностей по воспитанию ребенка.

При этом ей пояснили, что вина ее состоит в том, что она позволяет девятилетнему ребенку ходить в магазин.

Следующую “ошибку”, роковую для Никиты, совершила сама приемная мама. В 2012-м году, отлучившись из дому по личным вопросам, она оставила мальчика на несколько часов под присмотром своей подруги.

В это время к ней домой пришли сотрудники Отдела образования Оршанского горисполкома.

Узнав, что Никита дома с соседкой, они зафиксировали этот факт  и опросили Никиту без ведома приемной мамы и вне разрешений присматривающей за мальчиком соседки.

О чем сотрудники Отдела образования беседовали с мальчиком, приемной матери не сообщили.  Ее привлекли к дисциплинарной ответственности за оставление ребенка с лицом, не имеющим педагогического образования.

Наверно, не каждый поверит, что такие действия могут считаться противоправными и наказуемыми, но факт остается фактом.

Чтобы быть объективными, следует указать, что приемная мама имела активную гражданскую позицию, часто обращалась в местные органы власти с критикой их работы, а также в вышестоящие инстанции. Не прошло мимо нее и псевдооздоровление детей на Оршанщине, о чем мы писали ранее.

В 2013-м году произошло объединение исполкомов города Орши и Оршанского района. Соответственно, были объединены и Отделы образования – в Отдел образования, спорта и туризма Оршанского райисполкома. Все приемные родители как города, так и района были уволены в связи с переводом к другому нанимателю (Отдел образования, спорта и туризма Оршанского райисполкома).

В 2016-м, по причине того, что приемная мама не только отказывалась от круглосуточного псевдооздоровления своего приемного ребенка в школе, ее по надуманным причинам вновь привлекли к дисциплинарной ответственности.

На этот раз в вину женщине вменялось, что еще в 2014-м году она привела своего приемного ребенка к ЛОР-врачу не в назначенный день, а неделей позже. Приемная мама объясняла, что такая задержка обусловлена тем, что накануне ребенок заболел ОРВИ, температурил. Но её доводы во внимание приняты не были.

По инициативе начальника этого отдела Андрея Загурского, со ссылкой на факты привлечения приемной матери к административной и дисциплинарной ответственности еще в 2012-м году, а также за несвоевременное обращение к врачу (см. выше), решением Оршанского райисполкома Никиту забрали из семьи и поместили в приют города Витебска. Его приемную маму отстранили от обязанностей приемного родителя.

То есть, в 2016-м году женщину привлекли к семейно-правовой ответственности за то, что, во-первых, не является противоправным. А, во-вторых, за это она уже привлекалась к ответственности четырьмя годами ранее.

Сильная привязанность Никиты к приемной маме, то, что он считал ее дом своим, имел много друзей в городе Орше, посещал художественную школу, – никого из должностных лиц Отдела образования, спорта и туризма Оршанского райисполкома не интересовало. Его, как мебель, как неодушевленный предмет, просто переместили в другое место и запретили приемной маме, на тот момент уже бывшей, общаться с ребенком. Никита плакал, скучал по дому, ждал, очень ждал и надеялся, что дяди и тети вернут его маме, самой родной для Никиты.

Все органы власти, в которые обратилась бывшая приемная мама Никиты, признали действия местного райисполкома правомерными. Ни один государственный орган не интересовался, откуда в 2016-м году в Отделе образования спорта и туризма Оршанского райисполкома (нового нанимателя приемной мамы мальчика) появились документы о привлечении ее к ответственности более четырех лет назад.  Как факты, отраженные в этих документах, могут повлечь отстранение лица от обязанностей приемного родителя?

Можно, конечно, возразить, и долго рассматривать действия приемной мамы под микроскопом, вменяя ей все новые и новые, такие же “существенные” факты ненадлежащего выполнения обязанностей опекуна. Можно заявлять о бдительности местных органов власти. Если бы ситуация была другой…

«Наш Дом»