Во время брутальных задержаний и разгонов «Весны-2017» «Наш Дом» начал кампанию солидарности «Напішы ліст палітвязню». Нашими активистами были написаны сотни писем поддержки людям, которых бросили на «сутки» после «самых гуманных в мире» судов. Но не все из них дошли до своих адресатов. Многие письма таинственным образом «потерялись», другие были возвращены отправителям… Мы не намерены с этим мириться! Ведь суды продолжаются и всем, кто пострадал от их карающей «гуманности» – по-прежнему нужна наша поддержка…

Кампания «ОКрестина.нет» зародилась в феврале-марте 2017 года, во время массовых и спонтанных акций протеста людей против введения нового налога на безработицу (т.е. когда человек, оставшийся без работы, должен платить специальный налог за отсутствие у себя работы), который в народе прозвали «тунеядским налогом», или «налогом на дармоедство».

За февраль-марте было задержано в общей сложности, около 1.000 человек, некоторые по три-четыре раза. Из них – 181 женщина. В общей сложности за акции протеста женщины сидели в тюрьме – 308 дней, т.е. почти год, если бы этот срок сидела одна женщина.

«Наш Дом» активно начал кампанию солидарности, которая, прежде всего, выражалась в написании писем поддержки. Всего активистками и активистами «Нашего Дома» было написано 1.324 письма солидарности. Властям эта кампания не понравилась, и она начала активно противодействовать. После того, как люди вышли из изоляторов, выяснились следующие проблемы с письмами солидарности политзаключенным:

1. Часть писем не была доставлена задержанным, а отправлена назад. Т.е. письма поступали в изолятор, там их не вручали арестованному, а ждали несколько дней, пока он выйдет на свободу, а потом отправляли письма назад с пометкой «адресат выбыл». Для примера, все 5 писем Ольге Николайчик от «Нашего Дома» были доставлены в тюрьму 02.04.2017 (судя по почтовому штампу), Ольга вышла из тюрьмы 04.04.2017. Письма были задержаны без видимой необходимости, и отправлены назад с пометкой «адресат выбыл» аж 13.04.2017.

2. Часть писем, написанных разными людьми без обратного адреса, точно так же не передали задержанным, но после этого отправили Ольге Карач по домашнему адресу. К примеру, из Бреста, который находится ровно на другой стороне Беларуси. Смысл этих действий неясен. Таким образом еще одна загадка от власти – письма, адресованные определенным людям, получает Ольга Карач.

3. Часть писем почему-то возвращалось через РОВД, т.е. сначала письма из изоляторов отправлялись в РОВД, а только потом тому, кто их посылал. Это что-то вроде цензуры писем – видимо, какие-то проверки. «Наш Дом» такие «блуждания» писем воспринимает как попытку угрозы и давления на тех, кто посылает письма.

4. Почта самодеятельно зачем-то при отправке писем требует паспортные данные отправляющего. Это очевидное нарушение прав и свобод на тайну переписки, причем, совершенно необязательно, что адресант и отправляющий – одно и то же лицо. При этом, в нарушение закона об персональных данных данные паспорта пишутся прямо на конверте и любой может их видеть. Кроме очевидных нарушений законодательства и Декларации прав человека – это еще и попытка давления на пишущих письма солидарности.

5. До суда (а чаще всего задержания происходят в пятницу вечером и люди сидят в ожидании суда в тюрьме до понедельника) для политзаключенных запрещено принимать передачи, а значит, люди находятся по арестом по сути три дня без минимальной гигиены, при отсутствии туалетной бумаги, зубной щетки, зубной пасты, а также тампонов и гигиенических прокладок для женщин. Мы приравниваем такое отношение к пыткам. Усугубляет ситуацию тот факт, что формально в этот момент люди невиновны согласно принципу презумпции невиновности!

6. Кроме этого, всем, кто отсидел под арестом, выставляется счет за питание в изоляторе. Получается принцип двойного наказания – мало того, что используется надуманныя политическая статья, лжесвидетельства и поддельные судьи, так еще после отбытия одного наказания человек должен понести второе – платить за фальшивое наказание деньги.

Поскольку данные проблемы системные и не решаются никем довольно давно, то «Наш Дом» решил добиваться изменения ситуации с письмами для политических заключенных. И объявляет кампанию «Окрестина.нет».

Почему «Окрестина.нет»? Потому что самый известный Центр изоляции правонарушителей (сокращенно – ЦИП) находится на 1-м переулке Окрестина, и его так и называют «Окрестина». После любых массовых акций в Минске до нескольких сотен политических заключенных-демонстрантов содержатся там под арестом в довольно скотских условиях. «Окрестина.нет» – это одновременно и упор на интернет (о чем говорит фрагмент «.нет» и игра слов – которую можно расшифровать как «Окрестина – нет!».

То есть, нет произволу, нет пыткам, нет нарушению закона, нет тюрьме по политическим мотивам, нет – Окрестина!

Данная кампания идет в рамках большой программы коалиции общественных организаций «Защита и солидарность», целью которой является добиться безопасного участия женщин в общественно-политической сфере и в журналистике.

“Наш Дом”