Это продолжение истории о странном отношении милиции Партизанского района столицы к школьнику Марку и его семье. «Правоохранители» незаконно поставили мальчика на учёт, как «преступника».

Долгое время родители Марка пытались ознакомиться хоть с какими-то документами: постановлением о постановке на учёт, учётно-профилактическим делом (УПД)… А позже и с решением о снятии с учёта. Но все эти документы оказались с грифом «для служебного пользования», то есть, засекреченными.

И вот, после семи месяцев переписки Министерство внутренних дел дало отмашку Партизанскому РУВД показать документы.

Инспектор Юсько

Казалось бы, свершилось! Ирине, маме Марка, позвонил инспектор Дмитрий Юсько и велел ей прийти к нему для ознакомления с УПД. В определенное время, без вариантов удобного для «нетунеядки» времени и опозданий.

Делать нечего, как-никак семь месяцев переписки…  Женщине пришлось согласиться на условия милиции.

Ирина прибыла в назначенный срок. Юсько, собрав сотрудников милиции, повел надоевшую мамашу в главное здание РУВД. На пропускном пункте ждали  еще несколько «правоохранителей» – оперуполномоченный Свириденко и инспектор ИДН Екатерина Кулеш.

Инспектор Кулеш

С первого взгляда все выглядело забавно – одновременно столько сосредоточенных «опричников»…

Юсько с сотоварищами шмыгнули за вертушку и замерли в предвкушении развития событий. Свириденко и Кулеш сообщили о том, что требуются досмотровые мероприятия, так как здание РУВД Партизанского района является стратегическим объектом.

Да неужто?..

Не спросив паспорта и без применения металлоискателя Кулеш начала производить контактный обыск. При этом она не сообщила, что именно ищет, и не предложила предъявить к досмотру запрещенные предметы.

Подполковник Близнюк

На возражения и отказ Ирины от обыска Свириденко заявил, что на «стратегический объект» нельзя проходить с телефоном или фотоаппаратом, а Юсько «подпел» соратнику, ссылаясь на некое «второе приложение» к некой «инструкции», написанной к некому «приказу», некогда подписанному товарищем Барсуковым.

На «стратегическом объекте» из начальства оказался только начальник ИДН подполковник Близнюк. Личный обыск, унижающий честь и достоинство ни в чем не повинной гражданки, он одобрил. И добавил, что с УПД сына можно ознакомиться только вкупе с личным обыском.

Немаловажные детали произошедшего:

1. Остальные посетители не подвергались обыску. Некоторых вернули после замечаний обыскиваемой и лениво проверили металлоискателем.

2. Ирина очень частый гость данного «стратегического объекта», но за два с половиной года ничего подобного ни до, ни после не происходило.

3. Ирина пришла не одна, а со свидетелями.

Даже после того как телефон и фотоаппарат были выложены на стол  Свириденко (для передачи на хранение свидетелю, а не в камеру, как предлагалось сотрудниками милиции), участники «флешмоба» требовали продолжить обыск.

Исполнительная Кулеш принялась ощупывать тело Ирины с пят до головы, со всех сторон. Учитывая и то обстоятельство, что унижающий честь и достоинство личный обыск проводился над ней как над преступницей, в присутствии «понятых» (ухмыляющихся милиционеров противоположного пола находившихся рядом), с использованием видеозаписи (в холле РУВД установлена камера наблюдения).

“Засекреченное” УПД сына Ирины оказалось «пустым» – отсутствовали требуемые материалы.

Для чего сотрудников милиции на полтора часа рабочего времени задействовали в «флешмобе» и зачем так необходимо было изымать телефон и фотоаппарат у гражданки, можно только догадываться…

Ридецкий

Жалоба Ирины на противоправные действия сотрудников милиции в службу собственной безопасности города Минска, сделав «круг почета» через ГУВД МГИК, традиционно прибыла в РУВД Партизанского района для  рассмотрения «по существу»!

Начальник милиции Александр Ридецкий «по существу», вероятно, засчитал семь месяцев переписки преступлением по отношению к себе. Он уведомил Ирину о том, что служебная проверка в отношении участников «флешмоба» проведена. Действовали они правильно в соответствии со ст.25 Закона «О милиции».

Выходит, что женщину заманили на «стратегический объект», произвели задержание. А чтобы не нарушать традиций, решили не сообщать ей об этом.

Любецкий

Обосновать-то, как обычно, нечем. Может быть, даже протокол составили за неповиновение. Такое уже было.

Год назад на судебном заседании Ирина узнала о том, что  в отношении неё уже два месяца ведется административный процесс по заявлению инспектора Любецкого. И протокол был, и дело в суде второй раз рассматривается, после доработки. И сына на учет в милицию поставили…

Ох уж эти слуги «правопорядка»…


Наша справка:

Закон РБ «О милиции» 263-З от 17.07.2007 г. Статья 25 «Права сотрудников органов внутренних дел»:

Сотрудники органов внутренних дел в целях выполнения задач, возложенных на органы внутренних дел, в пределах своей компетенции имеют право:
производить личный обыск лиц, задержанных на основании и в порядке, установленных законом, досмотр находящихся при них вещей, транспортных средств, изымать документы, предметы и вещи, которые могут являться вещественными доказательствами;

– изымать имущество и предметы, запрещенные к обороту на территории Республики Беларусь, документы, имеющие признаки подделки, информационную продукцию, содержащую призывы к экстремистской деятельности либо пропагандирующую такую деятельность, и принимать по ним решения в соответствии с законодательством Республики Беларусь;

Действия сотрудника РОВД можно назвать досмотром только в том случае, если он осмотрит с разных сторон гражданина (возможно, с использованием специальных средств) самостоятельно, не открывая, например, сумку или иной объект, оглядит его со всех сторон. Однако с началом изучения объекта (как самого гражданина, так и находящихся при нем вещей), например, на ощупь, налицо обыск задержанного и находящихся при нем вещей.

То, что законодательством Республики Беларусь не регламентирован порядок и основания проведения личного досмотра сотрудниками органов внутренних дел не дает им право проводить указанное  процессуальное действие вне всякого порядка, вне всяких оснований.

Личный досмотр, проводимый аналогично личному обыску, является принудительной мерой, ущемляющей права граждан.

Изучение сотрудником ОВД содержимого находящихся при задержанном вещей должно производиться по правилам личного обыска задержанного и называться обыском находящихся при задержанном вещей, а не досмотром.


«Наш Дом»


  • Василий

    Беспредел! Ничего не боятся, ни стыда, ни совести, ни царька в голове, ни пяди во лбу.

  • Ольга

    Беспредел!!! Творят что хотят!!!! Коррупция в чистом виде!!!