О сексуальном насилии жертвы не любят рассказывать публично – и страшно, и стыдно. Но и таить в себе невозможно: стыд, горечь, страх разрывают тебя изнутри.Но не меньшие шрамы в душе женщины оставляют даже попытки сексуального насилия.

shantagzh

«Наш Дом» получил письмо-исповедь девушки Екатерины, которую под угрозой шантажа пытались склонить к сексу. Она отказалась, однако помощи от общества, в частности – от милиции, так и не дождалась.

25 ноября – международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В этот день гражданская кампания «Наш Дом» публикуют серию статей о белорусских женщинах.

1960 году в Доминиканской Республике по приказу диктатора Рафаэля Трухильо были зверски убиты три сестры Мирабаль, политические активистки. Эта трагедия и положила начало Международному дню борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин.

С тех пор совершены еще тысячи преступлений против женщин — от бытовых до политических. Именно поэтому 17 декабря 1999 года Генеральная Ассамблея ООН объявила 25 ноября Международным днем борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин.

Однако понятие «насилие против женщин» — довольно обширное. Сюда входит и эмоциональное насилие. Приведу только один пример с белорусской женщиной.

Недавно к нам в редакцию пришло письмо. Его автор – самая обычная девушка, которую зовут Екатерина. Каждая строка ее письма пропитана эмоциями. Екатерина стала жертвой принуждения мужчины к действиям сексуального характера. Молодой человек, будучи ее «другом», выкрал фото интимного характера из ее личного архива и начал шантажировать ее: если Екатерина не будет заниматься с ним сексом, то он обнародует фото.

Конечно, Екатерина обратилась в милицию. Чем закончились поиски помощи в правоохранительных органах, девушка подробно не описывала, отметила только — все бессмысленно.

А теперь, собственно, само письмо.

«Многие в начале таких статей пишут, что прежде чем начать читать, нужно представить, что на моем месте могла быть ваша жена, сестра, мать… Я не хочу этого. Представлять кого-то на моем месте – плохая идея. Это больно. Это разрушает.

Да, да. Именно разрушает. В Уголовном кодексе Республики Беларуси статьи не передают эту боль. Для участковых оперативников и следователей «принуждение к действиям сексуального характера» — это «геморрой», обычное дело. Говорят, и не такое бывает. Мол, приехали по вызову – а так женщина умерла от оргазма.

Да уж, вот это «зрелище».

Я помню, когда он ко мне пришел и сделал свое «деловое предложение». Сказал, что теперь у нее есть мои фото. И если я не хочу испортить себе жизнь, то должна делать все, что он скажет пока не уедет жить навсегда в другую страну.

И первым, кто это увидит – мои коллеги.

Я, конечно, сразу просто побежала писать заявление. Мне было очень страшно. Меня всю трясло. И когда участковый рассматривал мои фото в качестве материалов дела – мне хотелось сбежать от стыда… Как будто кто-то чужой зале в моей дом. Никакой зоны комфорта.

Но дело даже не в этом. В таких ситуациях всегда обвиняют женщин. Как там говорят? Самка не захочет, кабель не вскочит? Или сама спровоцировала? Или вообще: тебя же не изнасиловали, чего ты переживаешь?

Я не могу с этим смириться. Прошло уже больше двух недель, а я спать не могу. Кажется, что кто-то чужой может увидеть твои личные фото, которые делала для себя. Или же этот молодой человек выжидает возле подъезда… Мысли разные в голову лезут. Не зря говорят: женщины боятся, что мужчины их убьют. Все-таки они сильнее. И как ни крути, мы это чувствуем.

Должны ли законно наказывать таких людей? Да. Это преступление. И на мой взгляд, серьезное. Знаете ли вы, что женщина после такого случая начинает просто бояться мужчин, закрывается в себе? Таких примеров тысяч. Когда один мужчина ломает всю жизнь женщины. Это страшно, потому что злободневно. И еще страшнее – потому что все на это закрывают глаза. Нет синяков на коже, значит — не преступление».

Алиса Рождественская, «Наш Дом»

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*