У жительницы Орши Светланы Гречулиной хотят отобрать приемного сына Никиту, который воспитывается в семье с 2007 года. Сейчас мальчику 13 лет. Начальник отдела образования Орши обвинил женщину в нанесении вреда здоровью ребенку, поскольку она свозила его на УЗИ не в апреле, как назначал врач, а в феврале. И сделала обследование за свои деньги.

orsha

Настоящая эпидемия отобрания приемных детей у приемных родителей охватила Беларусь: Светлогорск, Климовичи, Новополоцк, Минск, Орша. Причем во всех известных случаях отделы образования инициируют процедуру отобрания детей на пустом месте. Светлану Гречулину обвинили в нанесении вреда здоровью ребенка только потому, что женщина отвезла его на УЗИ на два месяца раньше, чем предлагали врачи. А начальник отдела образования уже поставил диагноз ребенку!

Впрочем, дабы не быть голословными, «Наш Дом» дал слово приемной матери Светлане Гречулиной и еще одной приемной матери из Орши Елене Кашиной. В Оршанской истории, как в детективе, переплелось все: и самодурство местных властей, и отмывание денег, и мстительность вертикали.

Про досрочный УЗИ и отпуск

Светлана Гречулина: У моего приемного ребенка есть избыточный вес, несмотря на то, что мы придерживаемся правильного питания, ребенок подвижный, посещает спортивные кружки. Я обращалась к врачам для установления причин избыточного веса. В январе 2015 г. после консультации врач-эндокринолог назначил Никите УЗИ щитовидной железы – на 9 апреля.

Поскольку ждать надо было почти четыре месяца, а я проявляла беспокойство о здоровье ребенка, в феврале мы поехали в Минск и сделали Никите УЗИ щитовидной железы в диагностическом центре, заплатив 200 тысяч.

По результатам УЗИ оказалось, что у ребенка небольшие коллоидные узелки (1 мм), которые врач связал с его простудой, и порекомендовал контрольное УЗИ через полгода.

В июне 2015 г. Никита был в школьном лагере дневного пребывания.

В июле 2015 г. ребенка я отвела в поликлинику для консультации с врачом, после этого ребенок сдал анализы. Результаты анализов были в норме. Для установления причины избыточного веса у ребенка нам предложили поехать в областной клинический центр на обследование.

На время обследования ребенок был госпитализирован. В областной детской больнице ребенку провели углубленное обследование.

Было выявлено незначительное воспаление слизистой ЖКТ, назначено симптоматическое лечение.

Результаты обследования щитовидной железы показали, что все в норме. Узлов на щитовидной железе нет.

После выписки сказали, что ребенку показано санаторно-курортное оздоровление.

Предысторией всего этого послужило то, что я начала отстаивать вопрос добровольности реализации прав, в частности, право на отпуск.

Приказом нанимателя я обязана была числиться в отпуске и одновременно выполнять свои трудовые обязанности безвозмездно. Пройдя всех местных начальников, я обратилась в суд с иском о том, что меня принудительно отправили в формальный отпуск.

В суде вместо изучения обстоятельств по трудовому кодексу заслушивались, по просьбе представителей отдела образования, медицинские работники. Почему-то при рассмотрении трудового спора о реализации отпуска по просьбе представителей отдела образования, заслушивались медицинские работники по вопросу: все ли делаю надлежащим образом по обследованию и лечению ребенка.

На вопрос: могла ли я быть виновной в том, что ребенок полный, врач ответила, что сейчас в Беларуси каждый 5-й ребенок имеет избыточную массу тела, и никто не знает, почему такое происходит.

Относительно существа спора о принуждении меня реализовать отпуск формально суд Оршанского района и города Орши не принял мои доводы к сведению и принял решение.

orsha21

orsha81

После этого я обратилась в областной суд с кассационной жалобой.

Отдел образования Оршанского района подготовил возражение на кассационную жалобу, в котором значилось, что я нанесла вред здоровью, не оздоровив его в лагере круглосуточного пребывания, которые предлагали. А предлагали только лагеря круглосуточного пребывания, организованные в городе Орша на базе средних школ. В загородной зоне лагеря нам не предлагали.

Знаю, что умозаключение начальника отдела образования Оршанского райисполкома о том, что ребенок не побывал в круглосуточном лагере, организованном в школе, написано с определенной целью.
Я написала в милицию заявление о клевете. Начальник отдела образования не может ставить диагноз, делать подобные умозаключения и озвучивать их публично, так как он не имеет медицинского образования.

10 ноября из командировки вернулся начальник ООСиТ Оршанского района, и я пыталась попасть к нему на прием – в чем мне было отказано. А в 15.30 звонит помощник прокурора города – потребовала явиться в прокуратуру 12 ноября к 10 утра.

Какой вред нанесла здоровью Никиты приемная мать?

Елена Кашина, приемный родитель из Орши:

-С приемными родителями заключают трудовые договора, хотя на нас трудовое законодательство распространяется только формально. Наша работа – воспитывать детей; на период нашего отпуска встает вопрос: куда девать детей. 99% приемных родителей оформляют отпуска документально , дети остаются в семье; отпуск вроде и был, но в реальности его не было.

Мы поставили вопрос следующим образом: если отпуска реально нет, тогда пусть он подвисает – при увольнении будет компенсация, как это предусмотрено Трудовым кодексом Республики Беларусь. Почему мы должны терять за каждый год хотя бы 5 миллионов – это ведь наши деньги.

Наниматель решил по-своему – отправить нас в отпуск в любой момент. Светлану Гречулину отправляют в отпуск приказом без ее согласия, она отказывается от отпуска, ссылаясь на статью 173 Трудового кодекса. Начальник руководствуется своей логикой: если не всех работников отправлю в отпуск – меня накажут, закрывает на все глаза и отправляет ее в отпуск.

Прошел суд. Мы пишем надзорную жалобу в Витебский областной суд. Отпуск был формальным: под угрозой административной ответственности Гречулина во время отпуска обязана была выполнять свои трудовые обязанности в полном объеме. Отпуск был оформлен только документально – реально как время отдыха она его использовать не могла: ребенок оставлен в семье приказом.

Отдел образования пишет возражения на кассационную жалобу. Писал не про отпуск, а сгреб в кучу все: какая она плохая мать, не отправила ребенка в лагерь, чем причина вред его здоровью. Эту фразу о вреде начальник написал не случайно: к моменту окончания трудового договора Гречулина будет не знать, что ей обжаловать.

Мы как раз подали заявление в милицию о нанесении вреда здоровью ребенку. Вред здоровью может установить только специалист – медик такое заключение дать не мог, следовательно, это измышления начальника, который сознательно распространил слухи с целью оскорбить и унизить Гречулину как законного представителя – опекуна ребенка.

Сейчас пытаемся разобраться с прокуратурой – какой вред здоровью ребенка причинила Гречулина.

-На основании заявления начальника отдела образования встал вопрос об отбирании Никиты у Светланы Гречулиной?

-Да. Практически уже стоит вопрос о причинении вреда здоровью ребенка, что является ненадлежащем исполнении обязанностей опекуна.

Как школы «превращаются» в оздоровительные лагеря

-Чем закончилась ваша со Светланой поездка в Комитет госконтроля в Минск?

-Трудовые вопросы переплетаются с другими проблемами. Мы посещали Комитет госконтроля. Вопрос один: как устроить наших детей, пока мы находимся в отпуске? Хотя бы на 18 дней детей куда-то устраивать из 56-ти положенных.

В Орше, как утверждают, разработали ноу-хау. На базе средних школ открыты круглосуточные лагеря. Выносят из класса столы, ставят на их место кровати – как после чрезвычайного происшествия, там «оздоравливаются» дети-сироты и дети из неблагополучных семей.

Но школы не могут выступать в качестве субъектов круглосуточного оздоровления детей, поскольку они не проходили аттестацию в установленном порядке как учреждения по оздоровлению населения. Президентский указ №542 «О санаторно-курортном лечении и оздоровлении населения» и постановление Совета Министров 1450 «О государственной аттестации санаторно-курортных и оздоровительных организаций» определяют порядок аттестации, который проводит Республиканский центр оздоровления, присваивается классность таким учреждениям. Только после прохождения аттестации организация имеет право оздоравливать детей.

Школы не проходят аттестацию. Каким-то образом областные центры оздоровления заключают со школами договора на оказание оздоровительных услуг, перечисляют деньги из Фонда социального обеспечения населения, выделяемые на оздоровление. Вот и получается: вроде и детей оздоровили, и школы выполнили планы по платным услугам.

Будем надеяться, что Госконтроль заинтересовался существующими схемами «оздоровления». На протяжении четырех в Орше существует схема отмывания денег. С таким же успехом «оздоровлением» могу заниматься и я: площадь моего дома составляет 250 квадратных метров. Давайте и я оздоровлю 10 детей, только перечислите мне на каждого ребенка по 3 миллиона. Так мне ответят: пройдите вначале аттестацию в установленном порядке, регистрацию в качестве юридического лица. А кто и по каким соображениям делает исключения для учреждений образования?

Более того, в соответствии с постановлением Совета Министров №662 «О некоторых вопросах организации оздоровления детей» оздоровительные лагеря находятся в оздоровительных зонах, а не посреди пыльного города и вместо лесных дорожек для детей существует голое футбольное поле.

Мои дети только в этом году не были в таком лагере, хотя предыдущие четыре года посещали их. В этом году мы запросили информацию: поскольку вы предоставляете для нас услугу мы как потребители хотим знать информацию по оздоровлению – какие услуги оказываются, что за лагеря, какой их статус. У нас есть письменный ответ: эта информация будет предоставлена только в том случае, если наших детей зачислят в лагерь.

Светлана Гречулина: В школьные лагеря круглосуточного пребывания детей можно отправлять бесплатно, а в обычные лагеря, которые расположены в оздоровительной зоне, только за плату.

Елена Кашина: государство гарантировало две бесплатные путевки в год для детей-сирот. Нам, поскольку в бюджете «нет денег», предлагалась следующая схема: 45% вносит центр по оздоровлению, остальную сумму вносим мы сами. В этом году путевка стоила миллион восемьсот тысяч, а в течение полугода из этой суммы нам возместят тысяч восемьсот, остальная сумма ложится на наши плечи. Подождите: а где социальные гарантии сироте?

Мы связывались с директором Центра оздоровления, который заявил, что деньги на оздоровление выделяются школам, чтобы в школах они и остались. Но школы не имеют права оздоравливать! Центр оздоровления дальше того не пошел…

-В какой стадии находится дело по привлечению Светланы Гречулиной к ответственности за ненадлежащее выполнение обязанностей опекуна?

Елена Кашина: Пока в самом начале. Начальник отдела образования устно обвинил Светлану, что она нанесла вред ребенку. Ни с какими документами ознакомиться не предоставил возможности, затребовал дать объяснительную. Но Светлана не знает по какому факту и что пояснять. Не то что в лагере круглосуточно при школе не находился, не то что УЗИ щитовидной железы сделала не в апреле, а раньше, в феврале.

В августе Никита один раз обследовался, на осенних каникулах дополнительно сдал анализ крови, его уже давно записали на консультацию в Витебск. Но Светлану пытаются «поймать» хоть на ровном месте: а ты на день опоздала с обследованием, с обращением.

Светлане Гречулиной рекомендовали повторно пройти эндокринолога через полгода – она отвела ребенка на прием через шесть месяцев и 10 дней. Такой разговор состоялся у начальника отдела образования. Так может с секундомером надо стоять? Ребенок болен? Нет. Никиту отправляли не на лечение, а на консультацию.

Хождения по чиновничьим кабинетам

12 ноября Светлана Гречулина с Еленой Кашиной посетили помощника прокурора, которая интересовалась только одним: какой вред Гречулина нанесла Никите? Однако помощник прокурора материалы дела женщине не показала только сказала что мой вызов в прокуратуру это после обращения отдела образования к прокурору Оршанского района.

«13 ноября мы ходили к прокурору Орши и Оршанского района – посмотреть материалы дела. Нам документы не показали: до обеда прокурор решения не принял, а после обеда якобы уехал в Витебск. Но я с ним столкнулась в адвокатской конторе – мы еще поздоровались. Потом мы поставили дежурного прокурора в известность, что документы по лагерям передали в Госконтроль и доводим до сведения прокуратуру Оршанского района о том, что бюджетные деньги перечислены организациям, не уполномоченным на проведения оздоровления детей круглосуточного пребывания.

Затем мы направились в поликлинику – к главврачу города, чтобы уточнить, по запросу какого органа информация о состоянии здоровья ребенка и в каком объеме была направлена в Отдел образования спорта и туризма. Выяснилось, что главврач тоже в Витебске. Как опекун я потребовала показать бумаги, которые врачи передали в отдел образования по Никите. Сначала секретарша просидела минут 10 в кабинете заместителя главврача Орши, потом отвела к начальнику юротдела, которая сразу вроде и согласилась предоставить документы. Начальник юротдела тоже провела минут 15 в кабинете заместителя главврача города, а выйдя, потребовала написать – какую бумагу я прошу. Я понимаю, что писать бумагу нужно для получения копии, но я ведь хотела только узнать, какие бумаги направлены в отдел образования. Начальник отдела отказалась показать нам материалы дела; мы записали в книге жалоб и предложений, что, предоставив материалы о здоровье Никиты в отдел образования, больница разгласила врачебную тайну: от чего и как лечили Никиту – имею право знать только лечащий врач и я. Никакого уголовного дела по этому поводу не было, никаких оснований для запроса – тоже.

Милиция прекратила разбирательство в отношении начальника отдела образования, его никто не опрашивал. В милиции меня ознакомили с материалами делами. Вместо лица на которого мной написано заявление (начальник отдела образования) пояснения давала юрист отдела образования Шипова Юлия Александровна: было установлено, что у приемного ребенка было выявлено заболевание ожирение 2-й стадии. Так как приемный родитель должен следить за здоровьем своего ребенка, однако свои обязанности она не исполняла. Но кто же поставил диагноз? Врачи никакого диагноза не ставили», — подчеркнула Светлана Гречулина.

Почему от Светланы Гречулиной скрывают материалы дела, какие тайны скрыты в нем? Почему городская больница предоставила отделу образования сведения о здоровье Никиты, которые являются врачебной тайной? Зачем отдел образования предпринимает действия, чтобы без всяких причин «установить некий факт ненадлежащего выполнения обязанностей опекуна», чтобы на основании этого отнять у женщины 13-летнего Никиту, который уже восемь лет живет в семье?

На поставленные вопросы может ответить только Оршанская вертикаль.

Ждем ответа.

«Наш Дом»

1 комментарий (подписаться)

  • Гузяба

    написал(-а):
    2016-05-31 в 03:23

    Давите их! Этот шанхай не победить, но они красиво бегут поджав хвосты, когда закидываеш их тоннами макулатуры.

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*