Проект модернизации провален, считает обозреватель Валерий Карбалевич.

Генеральный прокурор Беларуси Александр Конюк сообщил, что возбуждено уголовное дело по факту причинения ущерба государству срывом сроков модернизации «Витебскдрева», пишет Валерий Карбалевич на сайте «Радыё Свабода».

Напомним, что еще 8 ноября прошлого года, посещая «Борисовдрев», Лукашенко поручил возбудить уголовное дело в отношении тех, кто проектировал и строил предприятия.

Но с «Витебскдревом» ситуация особая. Дело в том, что во время совещания в Борисове глава государства поручил следующее совещание по деревообработке провести до 10 декабря, причем в Витебске на предприятии «Витебскдрев», чтобы подвести итоги модернизации и на конкретном примере показать успехи белорусской экономики.

Но очередное совещание пришлось проводить 31 января в Минске. Ведь выяснилось просто феноменальное, трагикомичное обстоятельство. Модернизация на «Витебскдреве» прошла столь успешно, что в цехах, куда собирались вести президента, можно находиться только в респираторах, так как уровень формальдегида в два раза превышает допустимую концентрацию, не работает вентиляционными система. На кого-то готовилась химическая атака? Если бы и хотели придумать более красноречивый результат этого проекта, то вряд ли удалось бы. Фантазии бы не хватило. Жизнь оказалось богаче.

Разумеется, оставить этот инцидент без наказания было невозможно. Президент может простить даже бесхозяйственностью, но за такое придется отвечать.

Кстати, на том совещании Лукашенко пригрозил уголовной ответственностью за нарушения очередных сроков реализации всем – от премьер-министра, губернаторов до руководителей предприятий.

В заявлении генпрокурора по «Витебскдреву» есть интересный момент. Выясняется, что, помимо определения виновных, «будут заявлены иски о компенсации ущерба, причиненного государству – это самое главное», – отметил Александр Канюк. То есть директора теперь будут не только сидеть, но и расплачиваться собственной имуществом.

В общем, наказывать уголовной ответственностью за бесхозяйственность – это классика административной системы. В 1930-х годах в ГУЛАГе массы людей сидели за хозяйственное «вредительство». Ведь если экономических стимулов нет, их надо чем-то заменить. Страх наказания – один из факторов, который позволяет этой системе работать. Лукашенко это интуитивно понимает. Поэтому каждый раз на экономических совещаниях или при посещении предприятий из его уст раздаются угрозы посадить в тюрьму.

В постиндустриальную, информационную эпоху силой заставить людей работать гораздо труднее. Здесь нужны стимулы, а не принуждение.

Но фактор страха может работать в индустриальную эпоху, когда работа несложная, а производство простое. Если нужно строить Беломорканал, то можно поставить вертухая с винтовкой, и сотни людей будут копать. А вот в постиндустриальную, информационную эпоху силой заставить людей работать гораздо труднее. Здесь нужны стимулы, а не принуждение. О чем и свидетельствуют итоги экономического развития Беларуси.

Власти хотя и демонстрируют показной оптимизм, однако все чаще вынуждены признавать мрачную реальность. На встрече с руководителями СМИ 21 января Лукашенко заявил: «Мы достигли какого-то потолка в развитии наших производственных сил и отдачи от них». А на совещании о проблемных вопросах развития промышленности во вторник глава государства был вынужден констатировать, что в промышленности чистая прибыль сократилась почти в два раза, количество убыточных предприятий увеличилось в 1,8 раза, суммарные чистые убытки выросли в 2,6 раза.

Сегодня уже можно констатировать, что проект модернизации провален. Яркая иллюстрация – деревообрабатывающая отрасль. Но не только. «МТЗ, МАЗ домодернизировались до того, что продать продукцию не могут», – с возмущением говорил Лукашенко на совещании во вторник. А председатель Комитета госконтроля Александр Якобсон привел пример с цементными заводами, на которых произошла «глубокая модернизация» за китайские кредиты, а сейчас они загружены едва на треть и убыточны.

На совещании в очередной раз выяснилось, что люди не хотят идти в директоры. Это уже не первая констатация такого рода. О таких фактах говорилось и раньше, например, на совещании о строительстве в конце прошлого года.

И это вполне понятно. Никто не хочет идти в тюрьму, да еще потерять имущество.

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*