Исправительные колонии — это те места, где люди, по задумке, должны исправляться. Но на деле такого не происходит, ведь исправлять их пытаются унижениями и рабским трудом. Попавшие в колонию перестают чувствовать себя людьми и делают то, что им приказывают, а если не делают — получают сутки штрафного изолятора. Особенно часто эти факты стали всплывать с появлением тысячи политзаключенных Сегодня мы расскажем о том, сколько они получают в тюрьме и на каких работах задействованы.

Кем работают заключенные и сколько зарабатывают?

Согласно сайту Департамента исправления наказания, заключенные в Беларуси работают на производстве одежды, мебели, строительных и хозяйственных товаров, спортивных тренажеров и комплектующих для промышленности. Мужчины традиционно вынуждены трудиться на деревообработке, производстве строительных товаров, женщины шьют форму силовикам, халаты медикам, спецовки рабочим, постельное и столовое белье и вяжут мочалки. При каждой колонии есть предприятие, на котором трудоустроены узники. Их изделия можно купить на сайте Департамента исправления наказания, где есть каталог. Продукция продается по рыночным ценам, вот только заключенные получают едва ли сотую часть от их стоимости.

В ИК-2 заключенные получают 10-15 копеек в месяц

Один из заключенных, отсидевший год в ИК №2 в Бобруйске, целый год занимался тем, что доставал корд из обрезков резины. По нормам в день нужно было сдать килограмм материала. Но это получалось редко: резина, которую приносили на переработку, была настолько слипшаяся и сухая, что получалось добыть едва ли 200 грамм. За такую работу мужчина получал 10−15 копеек в месяц. Хотя если труд квалифицированный, многие заключенные заинтересованы в хорошей выработке — стаж на предприятии в колонии засчитывается в трудовой книжке.

Еще один заключенный из этой же колонии работал на производстве строительных перчаток. Смена длилась примерно 7 часов в день, но станки регулярно ломались, и их приходилось долго чинить. Поэтому нормы выработки не было. В последний год (с июня 2017 по июль 2018 года) мужчину перевели на переработку резины. Смены были по четыре или четыре с половиной часа, а норма выработки — 500 грамм резины. За этот год он заработал 15 рублей 18 копеек. Самая большая зарплата в колонии — всего 2 рубля в месяц, по словам узника.

В ИК-3 заключенные зарабатывали 14 рублей в год

В исправительной колонии №3 с зарплатами также плохо, как и в других исправительных учреждениях. Заключенные трудились на деревообработке, но для 90% узников работы здесь не было. Иногда приходилось делать поддоны-паллеты, за которые платили 10-20 копеек. Зарплата составляла от 1 до 2 рублей. За год один из заключенных заработал всего 14,18 рублей.

В исправительной колонии №22 для осужденных за преступления, связанные с наркотиками, производство делилось на три участка: швейный цех, деревообработка и разборка черного и цветного металла. Большинство заключенных трудились на разборке металла. Норма за смену составляла три кило меди и шесть — свинца. За невыполнение наказывали лишением посылок или свиданий, а то и штрафным изолятором. Платили всего 70 копеек в месяц. Тем, кто трудился на деревообработке, с зарплатой везло немного больше — они получали 10 рублей в месяц. Во время смены людям не разрешали даже поесть — только перекур. Если у кого-то обнаруживали еду, ее тут же отбирали и выкидывали, а затем писали рапорт.

Женщины в ИК-4 работают за 38 копеек

Не лучше ситуация с зарплатами и в женских колониях. Софья утюжила изделия на швейном предприятии в гомельской ИК №4.  Она проработала чуть больше месяца и получила 38 копеек. Из зарплаты у нее уже вычли сумму за спецодежду. Если выработка не была равна 100 процентам, то заключенным не засчитывался стаж. Иногда выполнить норму было невозможно, так как не хватало материала или предыдущая бригада работала слишком медленно. Нормы выработки не соответствовали заказам на предприятии — производить такое количество вещей просто не было нужды. Работу одного заключенного расписывали на несколько человек, поэтому все получали одинаково мало. 

Как обстоят дела с трудом политзаключенных?

Журналистка Дарья Чульцова, которая была задержана 15 ноября 2020 года за ведение стрима с акции памяти Романа Бондаренко, работает локальщицей в колонии №4. Ее коллега Екатерина Андреева, которая была задержана в тот же день, трудится помощницей швеи в небольшой бригаде, которая шьет элементы формы различным государственным структурам и предприятиям. Рабочая неделя у них длится шесть дней в неделю по восемь часов, иногда приходится выходить на смену и в воскресенье. После рабочих часов девушек нагружают общественно-полезным трудом вроде перебирания картошки или уборки в помещении. Зарплата у Дарьи Чульцовой составила всего 41 рубль, из нее вычли 30 рублей за питание и проживание — и на счету заключенной осталось 11 рублей. Екатерине Андреевой в сентябре 2021 года начислили всего 7,5 рублей.

Виктор получал зарплату туалетной бумагой

Политзаключенному Виктору Пантелееву, отбывающему наказание в ИК-15 в Могилеве, выдали зарплату туалетной бумагой, стоимость которой — 50 копеек. Виктор отбывает наказание за участие в массовых беспорядках в Бресте. В колонии Виктор работает на швейном производстве. Несмотря на символическую зарплату, мужчина доволен условиями труда. Осужденные работают в теплом помещении, не нужно «гробить спину», есть возможность два раза в день помыться в душе.

Данила не раз получал выговоры за невыполнение нормы

Политзаключенный Данила Чемоданов, осужденный по «делу о хороводе в Бресте», отбывал наказание в ИК-2 в Бобруйске. Всего он проработал два месяца, выходя на трехчасовые смены четыре раза в неделю. Данила Чемоданов рассказал, что добывал руками резину, разрывая пассатижами прессованные автомобильные покрышки. Норма выработки составляла килограмм резины за смену. Если не успел — получаешь выговор. Если не успел во второй раз — тоже выговор. Но если история повторяется трижды — наказывают штрафным изолятором. За такую работу Даниле начисляли всего 40 копеек в месяц.

Артем работает уборщиком в колонии

Футбольный тренер Артем Хващевский был осужден на год колонии за участие в протестах в августе 2020 года. Отбывать наказание он поехал в исправительную колонию №1 в Новополоцк. Здесь он устроился уборщиком и работал в бригаде в составе 15 человек. Многие из них не работали, так как работы на всех не хватало. Оплачивали такой труд двумя рублями в месяц, а максимальным заработком в колонии была сумма в 30-40 рублей. Ее получали сотрудники пищеблока, которые трудились семь дней в неделю, без выходных. 

В этой же колонии отбывает наказание экс-кандидат в президенты Беларуси Виктор Бабарико. Сначала он трудился истопником и получал 1,60 рубля в месяц. Позже ему удалось перейти на работу в пекарню. Здесь его зарплата выросла до 50 рублей. В помещении пекарни, где работает бывший банкир, работать дискомфортно: здесь постоянно держится высокая температура, а вентиляция практически отсутствует.

Мы продолжаем следить за ситуацией с трудом и зарплатами в беларусских колониях. К сожалению, чем больше информации мы получаем, тем увереннее можем сказать — рабскому труду в исправительных учреждениях подвергаются как взрослые, так и дети. Но мы надеемся, что в Беларуси без Лукашенко такой практики, как рабский труд, больше не будет.

 

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.